Дань силовикам

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Дань силовикам

"Кремлевский клуб правильной охоты" и другие объекты благотворительности

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::01.06.2009, Дань уважения

Роман Шлейнов

Российские компании направляют огромные средства в многочисленные фонды поддержки спецслужб. Отследить дальнейший путь денег невозможно, но бизнесмены знают, за что платят силовикам. Помимо искренних чувств благотворители могут испытывать желание получить охранную грамоту от малопредсказуемого силового блока.

Почему благотворительные фонды и общественные организации поддержки спецслужб пользуются особой любовью у российских компаний и бизнесменов? По мнению генерала ФСБ в отставке, это обусловлено серьезной ролью силовиков на российском рынке. Помимо искренних чувств благотворители могут испытывать жизненную необходимость продемонстрировать лояльность или желание получить охранную грамоту и уберечь себя от неожиданностей со стороны мощного и малопредсказуемого силового блока.

Согласно базе данных о предприятиях СКРИН, только в Москве были зарегистрированы более 20 фондов, общественных организаций, партнерств и ассоциаций поддержки спецслужб. При регистрации в качестве своей деятельности они называли: финансовое посредничество, создание и использование баз данных, предоставление социальных услуг, деятельность в области права и даже торговлю напитками и табачными изделиями.

Как минимум три из них напрямую создавались спецслужбами и возникли с ведома первых лиц страны. И еще три получали средства не только от частников, но и от госкомпаний, которые, несмотря на статус, тоже должны демонстрировать модную теперь «социальную ответственность» бизнеса, или, проще говоря, следовать принципу «надо делиться».

Миноритарный акционер «Газпрома», «Роснефти» и «Транснефти» Алексей Навальный настаивает на том, чтобы подконтрольные государству гиганты раскрыли детальную информацию о расходах на благотворительность. Его беспокоит не только то, на что именно потратили эти суммы. Но и вечный вопрос: не могут ли благотворительные взносы идти на поддержку силовиков в обмен на их невнимание к тому, что происходит с деньгами внутри компаний?

Навальный напоминает, что только одно дочернее предприятие «Транснефти» («Сибнефтепровод») в 2007 году пустило на благотворительность более 1,5 млрд рублей (для сравнения: вся благотворительность «Роснефти» в 2008 году составила 618 миллионов). Деньги от «дочки» «Транснефти» поступили в два фонда, один из которых создан для содействия Федеральной службе охраны, оберегающей высших представителей государственной власти.

— Чем занимаются эти фонды и неужели это те самые организации, которым благотворительные взносы требуются больше всего? — удивляется Навальный. — Я думал, что в первую очередь помощь нужна детям и больным, а не структурам, близким к силовикам.

Миноритарий хотел бы увидеть картину благотворительности целиком. И продолжает через суд настаивать на полном раскрытии информации.

В «Транснефти» говорят, что оказывают помощь в том числе и детям, и тем, кто нуждается в лечении. Но не желают назвать суммы и все организации, которым направляли деньги. Представитель компании выдержал долгую паузу, но так и не объяснил, чем вызвана секретность.

Правильная кремлевская охота

Межрегиональный фонд содействия федеральным органам государственной охраны «Кремль-9» — один из тех, кто получил благотворительный взнос от «дочки» «Транснефти».

Среди структур, созданных этим фондом, есть «Кремлевский клуб правильной охоты» и «Гильдия поставщиков Кремля», коммерческие и некоммерческие организации. На сайте гильдии сказано, что в 2007 году в ее наблюдательный совет помимо руководителя «Кремль-9» Александра Дубовицкого входили: замдиректора ФСО Вадим Степанов, начальник службы по связям с прессой ФСО Сергей Девятов, комендант Московского Кремля Сергей Хлебников, первый замуправляющего делами президента РФ Сергей Ковалев, главный санитарный врач Геннадий Онищенко, руководитель экономической рабочей группы при президентской администрации Антон Данилов-Данильян, зам-руководителя федерального агентства по промышленности Станислав Пугинский и другие официальные лица, включая зампреда Совета Федерации, одного депутата и еще нескольких чиновников.

Единственный представитель бизнеса в совете — глава «Еврофинанс Моснарбанка» Владимир Столяренко.

Тем не менее гильдия претендует на «введение на российском рынке новых стандартов качества», для чего создала систему добровольной сертификации и «установила систему почетных званий и преференций» для обладателей сертификатов.

Что касается «Кремлевского клуба правильной охоты», созданного гильдией и фондом «Кремль-9», то он, в частности, возрождает «культуру русской охоты» и организует досуг и отдых своих членов. Как сказано на сайте, существуют договоренности с некоторыми охотхозяйствами 7 областей, а также Алтайского края и Сибири, готовых предоставить охотничьи угодья для членов клуба и войти в его состав в качестве филиалов.

Председатель правления фонда «Кремль-9» Александр Дубовицкий не ответил на запрос «Новой» и не пояснил, как стимулирование отечественного производителя и правильная кремлевская охота связаны с содействием ФСО. И означает ли, что компании, которые стремятся в гильдию, получают своего рода покровительство спецслужбы? Среди прочего гильдия предлагает еще и юридическую помощь.

В фонде «Кремль-9» не назвали, какие компании оказывали ему благотворительную помощь. Но, как удалось выяснить «Новой», у истоков фонда стояли довольно успешные бизнесмены и функционеры госпредприятий.

От газовых концернов до знакомых Виктора Бута

Согласно Единому государственному реестру юридических лиц (ЕГРЮЛ), учредителями фонда значатся Владимир Васин, Алексей Богатырев, Валерий Соколов, Игорь Немировский и Анатолий Талалыкин.

Владимир Васин возглавлял представительства Куйбышевского и Сызранского нефтеперерабатывающих заводов. В настоящее время он гендиректор сочинской компании «Экогаз», подконтрольной учрежденной Васиным московской фирме «Газфинанспроект» и администрации Сочи.

Летом 2007 года представитель немецкого газового трейдера E.ON Ruhrgas AG в России Райнер Хартман заявил информагентству «Росбалт», что у них в Сочи есть проект строительства наполняющих газораспределительных станций — сочинская компания «Рургаз», в которой на 30% участвует «Экогаз». На первом этапе на поставку оборудования было выделено 24 миллиона евро. Машины городских автопредприятий планируют переоборудовать под газовое топливо. Газовые заправки будет возводить немецкий оператор, газ поставлять — «Газпром». Весь проект оценивался примерно в 30 миллионов евро.

Алексей Богатырев много лет был связан с «Производственно-коммерческой фирмой Геотехноком», созданной «Объединением инвалидов войны в Афганистане». К 2009 году фирма слилась с ЗАО «Хайфид Б.В.», владельцем которой до 2004 года был Андрей Кудасов — знакомый Виктора Бута, которого США обвиняют в торговле оружием (см. «Новую газету» № 49 за 2008 год). Бут был армейским подчиненным Кудасова, они занимались комсомольской работой в Военном институте иностранных языков, а затем в 1993—1994 годах имели отношение к аффилированным компаниям, но затем их пути разошлись.

Андрей Кудасов пояснил «Новой», что ничего не знает об Алексее Богатыреве и «ПКФ Геотехноком», поскольку с 2004 года  ЗАО «Хайфид» ему не принадлежало и о дальнейшей судьбе фирмы он не слышал.

Игорь Немировский возглавлял ФГУП Центр радиовещания и радиосвязи № 1, который являлся филиалом ВГТРК, Анатолий Талалыкин был сотрудником этого предприятия, а затем ФГУП «НПП Кант», которое занималось антеннами и радиоприемными устройствами для спецслужб, правоохранительных органов и Минобороны.

Связаться с Васиным, Богатыревым, Немировским или Талалыкиным не удалось. В фонде «Кремль-9» нам неофициально сообщили, что они давно вышли из его участников. Однако в ЕГРЮЛ изменений относительно учредителей фонда не зафиксировано.

В ФСО и ФСБ не ответили на вопросы «Новой».

Алексей Навальный полагает, что ситуацию с благотворительной помощью фондам поддержки спецслужб может спасти только полная прозрачность.

С ним соглашается генерал-майор КГБ в отставке Алексей Кондауров.

— Только открытость и общественный контроль могут снять вопросы о возможном конфликте интересов, — говорит он.

Кондаров убежден, что благотворительные фонды необходимы, они действуют во всем мире. К тому же в России при слабой налоговой системе и ненадежных социальных гарантиях есть кому помогать, даже если речь идет о спецслужбах: семьям сотрудников, которые потеряли кормильцев, малообеспеченным пенсионерам, сотрудникам, пострадавшим в ходе спецопераций и войн. Но эксперт подчеркивает, что благотворительность не должна становиться орудием, при помощи которого компании и бизнесмены получают преференции и лоббируют собственные интересы.

Комментарии

В подконтрольных государству компаниях не считают, что благотворительные финансы должны быть полностью открыты, и предпочитают не уточнять, какой именно организации и в каком размере оказана помощь.

— Подробная информация о спонсорских и благотворительных проектах «Газпрома» представлена в годовых отчетах компании. Что касается публикации данных о средствах, потраченных на благотворительные цели, российское законодательство, в строгом соответствии с которым «Газпром» раскрывает информацию о своей деятельности, не содержит таких требований, — сообщили в управлении информации «Газпрома». Там считают, что контроля со стороны совета директоров и службы внутреннего аудита вполне достаточно.

В полном соответствии с законом действуют и в «Роснефти». Представитель компании Николай Манвелов отмечает, что если российское законодательство будет требовать полного раскрытия информации по всем параметрам, то они выполнят эти требования в полном объеме.

Согласно отчету о прибылях и убытках «Сбербанка» на 1 января 2009 года, расходы на благотворительность и другие аналогичные расходы составили 448 689 000 рублей. ВТБ в аналогичном отчете указал 543 645 000 рублей. Во Внешторгбанке сказали, что не детализируют сумм и не называют организации, которым они выделены. Представитель Сбербанка Ирина Кибина сообщила, что в области благотворительности приоритетом для них является помощь инвалидам, тяжелобольным людям, детям и ветеранам. Банк оказывает помощь организациям и учреждениям по поддержке военнослужащих, пострадавших при исполнении долга, и членам семей погибших военных. Размеры такой ежегодной помощи составляют от 2 до 3 процентов от благотворительного бюджета Сбербанка.

История взаимопомощи: фондам поддержки спецслужб охотно жертвовали и бизнесмены, и политики

— Национальный благотворительный фонд (ранее «Национальный военный фонд») создан в 1999 году по инициативе Владимира Путина. Впоследствии он заявил, что фонд «является головным среди общественных объединений, работающих в сфере социальной защиты людей в погонах». Президент фонда —  генерал-полковник Алексей Моляков, бывший замдиректора ФСБ.

Фонд значительно расширил свою деятельность и осуществляет благотворительную помощь не только военнослужащим. На сайте фонда подробно раскрыта информация, какие суммы он направляет на благотворительность, также указаны структуры, жертвующие и получающие деньги, и раскрыты суммы, которые фонд распределяет между организациями. В прошлом году фонд распределил в качестве грантов 376 млн рублей. А общая сумма расходов на благотворительность с 1999 года по апрель 2009-го превысила 2 млрд рублей.

В попечительский совет фонда входят глава буддистов России, главный раввин России, верховный муфтий, а также Виктор Вексельберг («Ренова»), Олег Дерипаска («БазЭл») и президент РСПП Александр Шохин. В списке тех, кто вносил пожертвования, подконтрольные государству компании: «Транснефть», «Роснефть», Внешторгбанк, «Мосэнерго» («Газпром»), Сбербанк, а также почти все лидеры российского бизнеса: ЛУКОЙЛ, «Интеррос», Альфа-Банк, «Евраз Холдинг», «Сургутнефтегаз», «ТНК-BP», РУСАЛ, «БазЭл», «Балтика», «Вимм-Билль-Данн» и другие. Председатель совета директоров Альфа-банка Михаил Фридман выделил фонду 2 млн долларов. ЛУКОЙЛ в 2007 году оказал фонду помощь в размере 60 миллионов рублей.

Как сообщала «Новая», аффилированные с фондом компании раньше объединяли как минимум двух недавних учредителей московской фирмы «Кворум-инвест», владеющей рестораном «Лубянский», который расположился в помещении бывшей столовой ФСБ в доме «Динамо» (см. «Новую газету» № 36 за 2008 год). «Кворум-инвест» имел совместный проект торгово-выставочного комплекса на 5 млн долларов с питерской фирмой Алексея Патрушева — племянника бывшего директора ФСБ, секретаря Совета безопасности России Николая Патрушева. Комментируя ситуацию, директор фонда Анатолий Журавлев пояснил, что фонд не занимается коммерцией и давно не связан с бывшими учредителями «Кворум-инвеста».

— Фонд «Монолит» был создан несколькими компаниями, связанными с группой «Меркурий» Игоря Кесаева. Предприниматель стал почетным президентом фонда. Вице-президентом — бывший руководящий сотрудник третьего главка ФСБ Юрий Халтурин. В 2003 году Кесаева, Халтурина и Владимира Анисимова (в тот период — замдиректора ФСБ) одновременно наградили орденами православной церкви за помощь в строительстве храма.

Один из бывших офицеров службы на условиях анонимности отметил, что фонд «Монолит» оказывал реальную помощь семь-ям погибших и пострадавших сотрудников. Источник, близкий к группе «Меркурий», сообщил, что в фонд перечисляли средства, в частности, «Газпром» и «Роснефть», но затруднился сообщить, о каких суммах шла речь. В «Газпроме» и «Роснефти» не хотят конкретизировать, кому именно оказывали благотворительную помощь.

Игорь Кесаев, которому мы направили запрос, не прокомментировал ситуацию и не стал рассуждать на тему, в какой мере способствует бизнесу помощь силовикам.

— Даже если допустить, что у Игоря Кесаева есть фотографии, где он запечатлен с некоторыми руководителями ФСБ, — размышляет бывший офицер, — и эти фото могут произвести впечатление и защитить его в какой-то ситуации, по российским меркам в этом нет ничего страшного.

В 2006 году входящий в группу «Меркурий» «Завод имени Дегтярева», согласно сообщению о существенном факте, направил в фонд «Монолит» 184 165 738 рублей. Действия гендиректора были одобрены, хотя общество приняло решение не выплачивать дивиденды акционерам по результатам 2006 года в связи с убытком в 119 миллионов рублей.

— Благотворительный фонд ветеранов Службы безопасности президента РФ «Ветеран — Сбп»
был создан МАСТ-банком в 2001 году. Московская регистрационная палата указывала, что среди учредителей фонда была также страховая компания «Нефтеполис», созданная в 1999 году «Роснефтью» для страхования предприятий нефтекомплекса (в 2005 компания вошла в «СОГАЗ» (Страховое общество газовой промышленности), к 2009 году изменив название на «СОГАЗ-Агро»). В компании говорят, что «СОГАЗ-Агро» не является и никогда не являлась учредителем фонда. Председатель правления МАСТ-банка Олег Голиков не объяснил, почему банк уделил такое внимание ветеранам службы безопасности президента.

— Фонд социальных гарантий военнослужащим «Гарантия»
(ликвидирован к 2003 году) был создан непосредственно ФСБ и Минимуществом в начале 90-х. В соучредителях фонда значились несколько структур, связанных с Юрием Скоковым (к 2004 году Скоков стал секретарем политсовета партии «Родина», к 2006 году был избран в президиум «Справедливой России», а к 2007-му вошел в число руководителей московского отделения партии). Вместе с ФСБ и Минимуществом фонд создавали Главный информационно-вычислительный центр Москвы, Центр по исследованию межнациональных и межрегиональных экономических проблем, Федерация общественных объединений товаропроизводителей России (все эти структуры возглавлял Скоков). А также Московский комитет по науке и технологиям, который возглавлял Владимир Евтушенков — председатель совета директоров АФК «Система».

— Фонд «Антитеррор» был создан в 1996 году ФСБ и ФСО. Премьер Виктор Черномырдин тогда согласился с предложением двух спецслужб учредить эту структуру. Президентом фонда стал автор идеи — Владимир Зайцев, бывший заместитель командира группы «А» КГБ СССР, боевой офицер, ветеран войны в Афганистане, а после отставки — зампредседателя Уникомбанка по безопасности (этот уполномоченный банк Московской области не пережил кризиса 1998 года, к его санации подключился Гута-банк, к 1999-му сумма долга Уникомбанка превысила 1,2 млрд рублей, у него отозвали лицензию и вскоре признали банкротом). В 1999 году в соучредители фонда попросилось Главное управление специальных программ администрации президента РФ.

У фонда «Антитеррор» было множество дочерних предприятий, по большей части коммерческих структур, среди которых выделялся «Юридический центр фонда поддержки антитеррористических подразделений органов обеспечения безопасности». На архивном сайте центра можно увидеть, что, будучи «дочкой» фонда, созданного двумя спецслужбами, он занимался «комплексным юридическим обслуживанием корпоративных клиентов», представлял их интересы в судах, когда речь шла, к примеру, о взыскании долгов, «спорах в сфере недвижимости», а также реализацией бесхозного, арестованного или конфискованного в пользу государства имущества. Центр участвовал в правовом обслуживании банкротства «СБС-Агро», «в корпоративных схватках за «Орско-Халиловский меткомбинат (НОСТА)», «Московский нефтеперерабатывающий завод», «Череповецкий бройлер» и отвоевывал права клиентов на крупные объекты недвижимости в столице» (к примеру, «Даев Плаза»). В 2004 году «Юридический центр фонда «Антитеррор» вошел в группу компаний «Дженерейшн Ви». Как сообщалось, в 2006 году юридическая компания «Дженерейшн Ви» работала, в частности, на «Сахатранснефтегаз», которая оспаривала приобретение компанией АЛРОСА акций «Саханефтегаза».