Дан приказ ему уйти

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Сможет ли Медведев свалить «нефтяного царя» Сечина?

Когда летом позапрошлого года бывший теперь уже президент Башкирии М.Рахимов раздраконил в «МК» «Е…ную Россию», многие посчитали этот выпад своего рода торгом. Мол, перед уходом со своего поста башкирский лидер хочет выторговать местечко потеплее и защитить семейный бизнес.

А говорил он очень неприятные для «партии сласти» вещи.

- Возьмем Госдуму. Разве это парламент? Стыдно смотреть! Население же смеется, когда голосуют в пустом зале, словно на пианино играют. Партией пытаются рулить люди, которые и тремя курицами не командовали. Разве так может быть? — спрашивал Муртаза Губайдуллович, как бы между прочим напомнив, что проработал на заводе 34 года.

Это неважно, что вскоре самого Рахимова вынудили уйти в отставку — главное, пыльцу невинности он с «Е…ной России» основатель стряхнул. Отныне многие задумалась: а кто, кстати, ею рулит?

«Тремя курицами» не командовали фактически все ее думские начальники, начиная от Грызлова и включая Путина. Политический «потолок» его, как известно, в советское время был очень низок — член профкома. В должности главы МВД он выглядел карикатурой на Дзержинского, на которого, по рассказам, очень хочет походить.

Когда не шибко разборчивый спикер связался с «ученым» Петриком, стал его соавтором и начал проталкивать в массы его фильтры за государственный счет, тот же «МК» обратился к нему с ядовитым письмом «Господин Грызлов, вы коррупционер?»

Автор, в частности писал: «Понимаете, уважаемый Борис Вячеславович, возможно, эту ситуацию Вы назовете “неустанной работой благо отечества и поразительным стечением обстоятельств”. Но я бы это назвал фактом неприкрытой, наглой коррупции. Опять же — объясню почему. Понимаете, есть такое понятие, как “конфликт интересов”. Это когда чиновник может использовать свою власть, чтобы иметь выгоду. Вот почему чиновникам запрещено заниматься бизнесом, либо их просят уйти из власти. Вы, тем не менее, никуда не ушли, но пролоббировали идею, из реализации которой лично Вы, как соавтор патента, можете получить астрономические деньги, потому что в партийном конкурсе, где вы лидер партии, выиграл именно тот человек, с которым у вас общий патент. Это Вас не смущает? Это — не открытая коррупция?…»

Самые цепкие аналитики увидели «лапу Корейко», то есть прямой интерес беспартийного председателя партии — премьера В.Путина, без одобрения которого Грызлов шагу ступить не может. Многие поняли: за критикой «ЕдРа» начинается фронтальное развенчание «национального лидера».

Я не буду ни утверждать, ни отрицать, будто все разногласия внутри царствующего «тандема» — специально разыгрываемый спектакль на тему «хорошего и плохого» следователя. Мне, например, в принципе безразлично, что сказал Путин или Медведев по поводу агрессии международного бандита НАТО насчет бомбардировок Ливии. Главное — результат. А он таков, что без всяких оснований под предлогом защиты мирного населения НАТО начало агрессию против суверенной республики, повторяя один к одному иракский и афганский сценарии. И что сегодня о сочиненном Грызловым «плане Путина» даже самые серьезные политики говорят, как о чем-то пародийном.

Нынче даже самая политически отсталая старушка соглашается, что: «Е…ная Россия» — партия жуликов и воров». Потому что каждодневно ощущает грабеж «правящей и направляющей» на каждом шагу.

Растущая дороговизна и чудовищный рост жилищных тарифов сделали квартплату неподъемной для 75-80% бюджетников и пенсионеров. В том же время Госдума переполнена миллионерами и миллиардерами…

Через год после провала пекинской Олимпиады, т.е. в октябре 2009 г. президент Медведев заявил, что высшие госчиновники должны покинуть посты руководителей спортивных федераций. Их должны занять профессионалы, которые 24 часа будут думать о рекордах и о подготовке рекордсменов. А не о «регулировании денежных потоков».

С одной стороны, это требование казалось мне полумерой, с другой — абсолютно правильным шагом. На тот момент министр спорта Мутко возглавлял футбольную федерацию, глава администрации президента Нарышкин — федерацию плавания, вице-премьер Жуков — шахматную, директор ФСБ Патрушев — волейбольную. Во главе федераций стояли также министры Лавров, Левитин и т.д.

Почему я к этому требованию Медведева относился с иронией? Потому что считал: главное зло — когда вице-премьеры и министры возглавляют Советы директоров богатейших сырьевых и транспортных компаний и корпораций, ни бельмеса их делах не смысля. Во-вторых, их совмещение — есть прямое нарушение закона о госслужбе, запрещающее чиновникам заниматься бизнесом. В-третьих, это были плохо завуалированные кормушки, которые позволяли самим чиновникам обогащаться, а также «регулировать» денежные потоки в нужном направлении. Приводил на этот счет слова председателя Национального антикоррупционного комитета Кирилла Кабанова:

- Не секрет, — говорил он, — что члены советов директоров и их председатели получают от компаний солидные бонусы. Поэтому я считаю, что в России нужно срочно водить уголовную ответственность за недостоверность сведений о доходах чиновников….

Наверное, действительно капля камень точит, ибо 30 марта Медведев сделал заявление, которое от него ждали года три. Он потребовал от вице-премьеров и министров выйти из советов директоров компаний с государственным участием. Правда, обставил это все «инновационным климатом», объяснив, что «государство не может быть лучшим бизнесменом, чем сам бизнес». Но все поняли: в канун предстоящих парламентских и президентских выборов «державный малыш» наносит мощнейший удар по кормушкам премьера Путина.

Ведь не секрет, что находясь во главе совета директоров, его вице-премьеры и министры могли уводить «на нужды партии» в любые суммы.

Не успела общественность сообразить, что это — игра, пиар, напускная строгость, — как через двое суток на сайте президента появилось распоряжение, касающееся 17 путинских персон, которые до 1 июня должны прекратить совместительство в компаниях (см.список на президентском сайте). Однако аналитики и эту меру назвали маскировкой главного удара: лишение вице-премьера И.Сечина возможности заправлять делами «Роснефти». То есть удар нанесен по путинскому «нефтяному царю», который стал одним из самых влиятельных мировых политиков и… коммерсантов. Вот каков был на самом деле замах!

Некоторые издания подметили: премьер Путин никак, ни одним словом не прокомментировал «крестовый поход» Медведева на «капитализм друзей». Может, тот почувствовал себя настолько сильным, что хочет покончить и с капитализмом своего наставника…


Итак, согласно распоряжению президента Медведева, первый вице-премьер Виктор Зубков выйдет из советов директоров «Российского сельскохозяйственного банка», «Росспиртпрома», «Росагролизинга», вице-премьер Игорь Сечин — из советов директоров «Роснефти», «Роснефтегаза» и «ИНТЕР РАО ЕЭС, министр финансов Алексей Кудрин — из советов директоров Банка ВТБ, «АЛРОСЫ». Министр обороны Анатолий Сердюков — из «Оборонсервиса», министр энергетики Сергей Шматко — из «РусГидро», «Газпрома», «Зарубежнефти», министр транспорта Игорь Левитин — «Международного аэропорта Шереметьево», «Аэрофлота — российских авиалиний», министр сельского хозяйства Елена Скрынник — из «Объединённой зерновой компании», министр связи и массовых коммуникаций Игорь Щеголев — из «Инвестиционной компании связи» и «Первого канала».

Оригинал материала: Форум.Мск

Вице-премьерам назначили наследников

Смягчить удар, нанесенный президентом по управляемости госкомпаниями, уполномочен глава Росимущества Юрий Петров

«Ъ» стали известны имена кандидатов на пост преемников вице-премьеров и министров в советы директоров 19 госкомпаний, в сумме контролирующих не менее 15% ВВП России. На техническом уровне демонтаж «корпоративного госкапитализма» поручен Росимуществу, которое вместе с Минэкономики уже 1 апреля предложило весьма лукавый выход из ситуации: значительной частью независимых директоров будут банкиры и инвестбанкиры, а также профессиональные директора, «профильтрованные» профильной комиссией Росимущества. Впрочем, итоги у реформы все же будут: если правительство не реформирует институт директив на голосование, четверть директоров в госкомпаниях не будут получать формальных указаний, как им голосовать на собраниях акционеров.

Много званых

Из источников, знакомых с текущей работой Белого дома по замене в советах директоров госкомпаний по поручению президента Дмитрия Медведева (см. «Ъ» от 31 марта, 4 апреля), «Ъ» стали известны имена кандидатов, которые по состоянию на 1 апреля обсуждаются в правительстве и администрации президента в качестве преемников министров и вице-премьеров. Напомним, в субботу, 2 апреля, пресс-служба президента распространила приложение к поручениям господина Медведева по итогам его выступления на комиссии по модернизации в Магнитогорске, в котором перечисляются имена восьми вице-премьеров и министров в 17 госкомпаниях, которые более не смогут работать в советах. В распоряжении «Ъ» есть имена кандидатов-преемников, которые по состоянию на субботу обсуждались Росимуществом: именно они должны стать новыми независимыми директорами в госкомпаниях до 1 июля 2011 года.

Список, с которым ознакомился «Ъ» (см. схему), на четыре компании больше, чем опубликованный Кремлем. В дополнение к имевшимся 17 компаниям в него добавились еще пять — это ОАО ГАО ВВЦ, в которое не будет избираться первый вице-премьер Игорь Шувалов, ОАО «Холдинг МРСК», «Транснефть» и Федеральная сетевая компания (ФСК), в которых, по этой версии, не будет представлять государство министр энергетики Сергей Шматко, а также Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК), из кандидатов на пост члена совета директоров которой планируется исключить вице-премьера Сергея Иванова. Впрочем, ни АО «Оборонсервис», в совет директоров которого, по версии президентской администрации, не должен войти глава Минобороны Анатолий Сердюков, ни АО «Роснефтегаз» и «Интер РАО ЕЭС», советы директоров которых не должен занимать, исходя из того же документа, вице-премьер Игорь Сечин, источники «Ъ» не упоминают. В итоге число госкомпаний, которые должны покинуть министры и вице-премьеры, увеличилось всего на два. Впрочем, и это довольно много: исходя из совокупного объема продаж компаний в списке, они составляли не менее 15% ВВП в 2009 году (точные расчеты сложны из-за взаимных сделок компаний друг с другом).

В целом работа по составлению списков преемников должна была занять не менее нескольких недель — то, что они у Росимущества уже есть, показывает, что президентская инициатива явно не была полным экспромтом. Собеседники «Ъ» цитируют списки независимых директоров, подготовленные Росимуществом вечером 1 апреля. Скорее всего, именно с этим связано отсутствие в списках «Оборонсервиса» и «Роснефтегаза», которые добавлены в него 2 апреля. Отсутствие в «президентском» списке 2 апреля ВВЦ, ОАК, ФСК, «Транснефти» может означать, впрочем, что некоторая спешка с принятием решений все же была. По данным «Ъ», списки в Росимуществе курировал замглавы ведомства Глеб Никитин, который вчера был недоступен для комментариев. Впрочем, в пресс-службе ведомства вчера «Ъ» официально пояснили: хотя господин Никитин и «курирует развитие института независимых директоров в рамках полномочий агентства», но, поскольку Росимущество подотчетно Минэкономики, его функции заключаются «во внесении предложений и исполнении» — решения по спискам принимаются «на уровне министерства». По данным «Ъ», списки будут утверждаться и в Кремле, и в аппарате правительства.


Старые новые друзья

Никаких особенных неожиданностей списки претендентов на пост новых независимых директоров, которые заменят вице-премьеров, не несут. В числе кандидатов практически те же имена, которые уже фигурировали в качестве кандидатов в независимые директора в 2008 году, когда после заявлений Игоря Шувалова государство начало кампанию по привлечению новых независимых управленцев в госкомпании. Впрочем, для самих кандидатов 2011 года фигурирование их в списках преемников вице-премьеров очень часто оказывалось неожиданностью: некоторые кандидаты узнавали о своих возможностях непосредственно от «Ъ».

То, что списки готовились в сильной спешке, показывает то, что в изложении источников «Ъ» они фигурируют со старыми должностями. Так, Валерий Петров, который предложен наряду с другими вместо министра связи Игоря Щеголева, уже давно не является гендиректором компании «Ингосстрах Инвестиции». Представитель X5 сообщил «Ъ», что Василий Кудрин, который мог бы стать независимым директором «Росспиртпрома» вместо первого вице-премьера Виктора Зубкова, уже не работает в компании.

Председатель Правления ВТБ24 Михаил Задорнов

У списков кандидатов четыре источника. Первый — это кадровый резерв президентской администрации: так ректор РЭШ Сергей Гуриев стал потенциальным кандидатом в совет директоров электросетевого холдинга МРСК, а председатель правления ВТБ 24 Михаил Задорнов — возможным преемником Сергея Шматко в «Газпроме». Вторая составляющая — рекомендации Ассоциации независимых директоров, тесно работающих с правительством: Марк Джарвис из Ernst & Young может войти в совет директоров АЛРОСА именно поэтому. Часть кандидатов, как, например, экс-заместитель главы аппарата правительства Кирилл Андросов (возможный преемник вице-премьера Алексея Кудрина в ВТБ) и глава РСПП Сергей Шохин (может стать директором «Аэрофлота»), появилась в списках, судя по всему, просто по рекомендации правительства. Наконец, не менее трети кандидатов воспользовались интернет-сервисом Росимущества. В ведомстве в 2009 году создали комиссию по отбору профессиональных директоров, в которую претендент может подать заявку через «МВ-портал» на сайте ведомства. Комиссия, которой руководит тот же Глеб Никитин, проводит «фильтрацию» потенциальных «независимых» по профессиональным и иным критериям.

Таким образом, случайных людей в списках нет. Источник «Ъ» в авиационной отрасли говорит, что Игорь Левитин собирался покинуть совет директоров «Аэрофлота» и что обе кандидатуры на его замещение — Александр Шохин и гендиректор инвестиционно-банковской компании Eastway Capital Александр Волчков — были рекомендованы самим министром (в пресс-службе министерства это не подтвердили, но и не опровергли). Александр Волчков в 1998-2000 годах работал в «Системе Телеком», дочернем обществе АФК «Система», выходец из которой — Виталий Савельев сейчас возглавляет «Аэрофлот» (господин Савельев работал вице-президентом «Системы» в 2007-2009 годах). Дмитрий Комиссаров, который рассматривается как потенциальная замена министру транспорта в «Шереметьево», в 2008 году уже заменил министра в совете директоров ОАО РЖД.

На каждую компанию приходится два-три потенциальных кандидата — лишь для «Шереметьево» их четыре. Как именно Белый дом будет отбирать реальных кандидатов из этого списка — неизвестно: как правило, Белому дому и Кремлю нужен только один кандидат, позволить себе выдвинуть несколько они не могут.

Как убрать вице-премьера

Валерий Петров

Хотя с момента объявления Дмитрием Медведевым «демонтажа корпоративного капитализма» не прошло и недели, правительство уже знает, как технически будет происходить замена вице-премьеров и министров на независимых директоров — по крайней мере в 17 компаниях из президентского списка. В четырех компаниях («Роснефть», «Первый канал», ВТБ и «Росагролизинг») Игорь Сечин, Алексей Кудрин, Виктор Зубков, Елена Скрынник и Игорь Щеголев возьмут самоотвод, после чего независимого директора выберут по директиве правительства госпредставители в советах директоров: им будет дано поручение внести новую кандидатуру, утвержденную в Белом доме и Кремле. В «РусГидро» и «Связьинвесте» на годовых собраниях 10 и 20 июня предполагается просто не голосовать за Сергея Шматко и Игоря Щеголева — независимых, видимо, выдвинут частные акционеры. В случае с «Зарубежнефтью», «Роснефтегазом», «Шереметьево», «Росспиртпромом», ОЗК и РСХБ, на 100% контролируемых государством, проблем с заменой быть не может — там все, как предполагается, будет решено директивами правительства.


Проблемы возникнут в двух случаях. «Газпрому», АЛРОСА и «Аэрофлоту» придется проводить внеочередные собрания акционеров вместе с годовыми (24, 25 и 18 июня) — поменять «на ходу» кандидатов не удастся, а собирать акционеров второй раз слишком накладно. Кроме того, в «Интер РАО ЕЭС» полномочия акционера исполняет госкорпорация «Росатом», а в «Оборонсервисе» — Минобороны: там процедура замены будет сложнее, а Анатолий Сердюков будет вынужден готовить до 20 июня проект директивы по лишению себя самого поста в компании, которую затем будет утверждать правительство для вынесения на годовое собрание акционеров 30 июня. Игоря Сечина из «Интер РАО ЕЭС», в свою очередь, будет направлять в отставку наблюдательный совет «Росатома» и глава ГК Сергей Кириенко.

Для самих компаний происходящее пока является полной неожиданностью. Так, в «Роснефти», «Транснефти» и «Зарубежнефти», «Газпроме» «Ъ» отказались вообще комментировать темы будущих советов директоров. Несмотря на это, во многих компаниях уже оценили перспективы замены в совете директоров топ-менеджеров правительства на профессиональных директоров. Менеджер одной из госкомпаний так комментирует будущее без министров в совете: «Наличие представителя правительства в совете директоров придавало статусности компании и помогало в переговорах. Но из-за вечной занятости чиновника совет не мог собираться тогда, когда в этом была острая необходимость, что не давало возможности оперативно решать насущные вопросы». Очевидно, что новые директора, которым, в отличие от министров, не запрещено получать вознаграждение за свой труд, будут в этом отношении сильно проще.

Пределы независимости

Дмитрий Комиссаров

Очевидно, что под контролем Росимущества «демонтаж корпоративного капитализма» вряд ли превратится в торжество избирательной корпоративной демократии. В большинстве случаев потенциальные независимые директора, предлагаемые по спискам,— это достаточно хорошо интегрированные в околоправительственные структуры люди. Впрочем, определенный и довольно важный эффект у происходящего все же будет. По расчетам Росимущества, в среднем операция по замене чиновников профессиональными управляющими уменьшит число членов совета директоров, голосующих по директивам из правительства. Так, в «Роснефти» их число сократится с шести до пяти (всего директоров в ней девять), на «Первом канале» — с семи до шести из девяти, в ВТБ — с восьми до семи из 11. Парадоксальной будет ситуация в «Газпроме» и «Аэрофлоте» — там по итогам реформы, инициированной Дмитрием Медведевым, по директивам будет голосовать арифметическое меньшинство директоров: пять из 11 (при семи госпредставителях) — в «Аэрофлоте» и четыре из 11 (при шести госдиректорах) — в «Газпроме».


В этой связи крайне примечательна полемика помощника президента Аркадия Дворковича и главы Минэкономики Эльвиры Набиуллиной, возникшая сразу после заявлений Дмитрия Медведева 30 марта. Господин Дворкович призывал реформировать институт директив по голосованию (отметим, часть госпредставителей голосуют по прямой директиве работодателя, часть — как профессиональные поверенные в рамках договоров с правительством), а госпожа Набиуллина настаивала на том, что директивы нужно сохранить. Парадоксально, но позиция Минэкономики дает госкомпаниям больше корпоративной свободы — при реформировании института директив независимые директора, избранные взамен вице-премьеров и госчиновников, могут получить обязанность голосовать так, как требует государство, по крайней мере по ряду вопросов.

Впрочем, в любом случае картину «корпоративного госкапитализма» в большей степени должно изменить другое поручение Дмитрия Медведева — о запрете руководства госчиновниками советами директоров любых компаний с госучастием. Исходя из списков кандидатов в советы директоров, имеющихся на сегодняшний день, сохранить хотя бы неформальный контроль над постом председателя совета директоров государство сможет, обеспечив избрание им представителя госкомпании. Чаще всего лучшие кандидаты на этот пост — представители Внешэкономбанка, ВТБ и «ВТБ Капитала», например, в «Шереметьево», «Роснефти», «Связьинвесте», АЛРОСА, «Росспиртпроме», ФСК, ОАК, «Транснефти». Вполне вероятно, что создание «госкапитализма-лайт» в 2011 году на практике превратится в дальнейший рост госбанков в экономике. Впрочем, в сравнении с действующей версией «корпоративного капитализма» — так или иначе прогресс.

Отдел экономической политики, отдел бизнеса

Оригинал материала: «Коммерсант»