Дача показаний

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Земельный надел Зурабовых, кусок автомобильной дороги Швыдкого и участок Устинова

© "Русский Newsweek", origindate::27.02.2006

Дача показаний

Светлана Метелёва

Любят дачи почти все, особенно хорошие и в хорошем месте. Таком, как Троице-Лыково, где 11,5 га посреди соснового бора в черте Москвы занимает бывшая дача члена Политбюро ЦК КПСС Михаила Суслова. Вся страна теперь знает—на территории «Сосновки-1» были два гостевых дома, две беседки, бассейн, две купальни на берегу Москвы-реки напротив Серебряного бора, теннисный корт, баня, ледник и овощехранилище. [...]

Дачи в ближнем Подмосковье—это как замки, которые сюзерены выдавали вассалам за службу. Пока вассал служит верно —живет в свое удовольствие да козыряет статусом владельца запредельно дорогой недвижимости. А за предательство феодал его всегда может покарать, ведь почти все дачи были «проданы» с нарушениями. И это один из самых главных инструментов обеспечения лояльности: резиденции сотнями разбирала в собственность почти вся элита страны, от министров до генпрокурора.

Как в раннее Средневековье вассалы не могли передать свой надел по наследству, так же и при советской власти чиновникам и партийным деятелям «выдавали» резиденцию только на время службы. В случае увольнения или смерти семью немедленно выселяли. Традиция была нарушена в 1990 г., когда первую дачу «выплакал для себя Николай Рыжков», вспоминает бывший замруководителя аппарата правительства Алексей Волин.

Потом, когда были попраны все традиции отцов-партократов, разрешили собственность на землю. Значительная часть недвижимости вдоль Рублевки отошла в ведение управления делами президента. При тогдашнем начальнике управделами Павле Бородине землеотводы из прежних сельхозвладений и санаториев стали ходовым товаром—цена продажи доходила до $3000-5000 за сотку, и рядом с чиновничьими владениями вырастали частные поселки. Госдачи тоже вовсю приватизировались. Еще в 2004 г., когда на покупку загородного жилья в Подмосковье было потрачено $7,2 млрд, 40% заявок, по данным компании Blackwood, пришлось именно на Рублево-Успенское шоссе.

И кто только не пытался разобраться с этими дачами. В 2000 г. сменивший Бородина Владимир Кожин обещал, что вернет «в добровольном порядке или через суд» все участки, которые приватизировали не через президентский указ,— «и неважно, чьи интересы или фамилии это затронет». Фамилии и впрямь подобрались неплохие: среди владельцев резиденций тогда числились чиновники бывшие (Андрей Козырев, Александр Лившиц, Александр Починок и Андрей Вавилов) и настоящие (главный таможенник Сергей Алмазов и спичрайтер Бориса Ельцина Людмила Пихоя). А также видные бизнесмены—например, президент Альфа-банка Петр Авен и президент «Союзконтракта» Константин Романов. Никто из них не получал дачу по высочайшему указу—таких «дарственных» вообще было меньше десятка.

До выселений дело не дошло, хотя передачу элитной земли в частные руки на пару лет прекратили. Зато появилась новая схема, которую как раз использовал Касьянов, — приватизация через аукцион. Экс-премьер [...] по праву председателя правительства передал [...] [Сосновку-1], а также «Сосновку-3» (она досталась главе «Альфа-Групп» Михаилу Фридману) в распоряжение Минимущества, а оно их и продало. Единственное нарушение, которое удалось пока доказать в связи с Касьяновым,—что организаторы аукционов не опубликовали в прессе объявления о том, что и когда они будут продавать. [...] А что Касьянов на выкуп дачи брал кредит у того же Альфа-банка— это только утверждения Хинштейна, документов следствие не нашло. «Альфа», кстати, в январе 2004 г. со скандалом победила в конкурсе по управлению аэропортом Шереметьево, который Касьянов затеял с подачи Фридмана и сам же должен был утвердить, если бы его не отправили в отставку. Но мало ли в российской экономической политике совпадений.

В общем, пока Касьянову грозит как максимум потеря дачи—да еще с компенсацией потраченных на нее 11,1 млн руб. Для Хинштейна это уже прогресс, поскольку его атака в конце 2004 г. на министра здравоохранения Михаила Зурабова вообще закончилась ничем. Жене министра принадлежат 7 га в границах реки Малая Истра, обеспечивающей Москву питьевой водой, но прокуратура Истринского района, поизучав вопрос, иски отозвала —попросили только воду не загрязнять. А самого Зурабова даже провал монетизации не выбил из кресла. К тому же, даже если Касьянова вдруг перестанут мучить «дачным вопросом», Хинштейн уже добился своего—в глазах населения бывший чиновник прослыл коррупционером, причем мелочным.

На самом деле, уверяет близкий к администрации президента источник, это вообще не коррупция. Добро на покупку дачи давали «на самом верху», причем уже «в то время, когда знали, что премьера [в феврале 2004 г.] снимут»: очень удобный «крючок» на случай, если чиновник поведет себя «не по-джентльменски». Это обычная практика. «Бывший глава Мингосимущества Сергей Беляев получил от государства сначала квартиру, а потом уголовное дело в связи с этой квартирой; та же история была с [бывшим вице-премьером] Альфредом Кохом; в отношении [бывшего генпрокурора Юрия] Скуратова уголовное дело возбудили за костюмы, полученные на халяву через управделами», —перечисляет Алексей Волин.

Список приватизированных дач «с фамилиями, должностями, расшифровкой подставных фирм», а значит, и потенциальный компромат на их владельцев уже давно, как утверждает сотрудник одного из департаментов ФСБ, лежит в Службе экономической безопасности (структура в составе ФСБ). Лежит—потому что без нужды «никто его не покажет: там же и наше руководство "отсвечивает"». Хинштейну же получить сведения помогли, по уверению близкого к Кремлю источника, с санкции замглавы президентской администрации Игоря Сечина, мол, прямо передали «пухлую папочку» с материалами.

Когда именно передали, он не знает. Но история всплыла после того, как Касьянов заявил, что собирается участвовать в президентских выборах. «В том случае, если Касьянова восприняли как сколь-нибудь значимую опасность [для президента], за ее нейтрализацию действительно должен был отвечать Сечин, это его функции», — замечает один из кремлевских чиновников. Хинштейн, по совместительству журналист «Московского комсомольца», отказался сообщить, кто «навел» его на дачи: «Обычная журналистская работа—появилась первичная информация, я ее проверил».

Фигурами помельче занимается заместитель главы Росприроднадзора Олег Митволь—личность уже почти легендарная. Он может припугнуть нарушителей громкими заявлениями, а если очень нужно, и пригнать на снос экскаваторы. Это Митволь обнаружил незаконные владения бывшего министра культуры, а ныне руководителя агентства по культуре и кинематографии Михаила Швыдкого. У него нашелся домик в поселке «Балтия», который возвели на 20 га, выделенных в свое время под «инфраструктуру строительства» федеральной трассы «Новая Рига» — грубо говоря, место, куда можно убрать асфальтоукладчик.

Строительство закончили, а участок, где уже стояли коттеджи, попросили вернуть. Но пятеро владельцев, рассказывает Митволь, в том числе Швыдкой, каким-то образом оформили себе легальные документы на землю. В них, правда, написано, что ее назначение —автомобильная дорога. «Странная ситуация: [Швыдкой] знает, что живет на ворованной земле, а съезжать тем не менее не торопится, хоть и министр»,—не без удовольствия рассказывает Митволь. Швыдкой, который на выходных продолжал работать, обсуждать эту историю с Newsweek не стал, а его помощница Наталья Уварова сообщила, что длится она «давно», и «все, что хотел, Михаил Ефимович уже сказал, и все документы у него есть». Швыдкой действительно однажды комментировал нападки Митволя — в 2004 г. тот интересовался возможностью снести его дачу. «Дом мой стоит в середине поселка, где еще 150 домов. Поэтому для того, чтобы снести мой дом, надо завезти технику, чтобы завезти технику, надо снести дома вокруг», — объяснил технологию Швыдкой.

Прокуратура, обещает борец за экологическую справедливость, займется делом чуть ли не на днях. Швыдкой при этом перед Кремлем вроде ничем не провинился, кроме разве что ссоры с нынешним министром культуры Александром Соколовым. С другой стороны, история с его куском «автомобильной дороги» пока не получила широкой огласки.

А про еще один интересный участок, расположенный, кстати, в природоохранной зоне, в коридорах власти вообще при свидетелях не вспоминают. Это 600 кв. м. на улице Виноградной в Сочи. Они по постановлению главы администрации Центрального района города были в 1996 г. сданы в аренду на 49 лет бывшему главному прокурору Сочи, а ныне генеральному прокурору России Владимиру Устинову. Землю эту по закону ни продавать, ни сдавать в аренду частному лицу нельзя. Знают ли об этом в Службе экономической безопасности ФСБ, Newsweek выяснить не удалось. Если понадобится—узнают, причем одновременно со всей страной, уверен кремлевский чиновник.