Два убийства, два покушения. Сабадаш, Трабер

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"2 июля этого года в лесу неподалеку от Выборга был найден труп исчезнувшего в марте адвоката Вячеслава Рудакова. Его убийство четвертое кровавое преступление, связанное с борьбой за крупнейший в Выборге гостиничный комплекс "Дружба", рыночная стоимость которого составляет сегодня более 10 миллионов долларов. Первое убийство произошло пять лет назад. В этом году практически подряд - два покушения: в мае пытались убить адвоката Александра Беккера, в июне - адвоката Евгения Тонкова. Проведенное нами журналистское расследование показало: борьбу за "Дружбу" ведут самые одиозные фигуры петербургского бизнеса.

История "Дружбы". Банк "Империал"

В начале девяностых годов все вопросы в гостинице "Дружба" решали три человека: Владимир Вольфсон, Александр Шмуйлович и Сергей Назаров. Владимир Вольфсон занимался бизнесом в стиле тех славных времен: торговал иномарками, имел какой-то объект на рынке ритуальных принадлежностей, был совладельцем парочки фирм и возглавлял два акционерных общества - "Чизнаб" и "Импекс Консульт". Этим-то двум фирмам и принадлежал в то время контрольный пакет акций АОЗТ "Гостиничный комплекс "Дружба". Оба акционерных общества имели исключительно шведские корни, даже их хозяином был настоящий швед Александр Шмуйлович. Происхождение у этого шведа, как легко догадаться, наше, русское, хотя некоторое время назад он и сменил фамилию, превратившись в мистера Гордона. Третьим "китом" "Дружбы" был в то время ее директор Сергей Назаров, прошедший нелегкий путь к директорскому креслу от стойки простого бармена. Официально Сергею Назарову принадлежат всего 6 процентов "Дружбы", но зато он лучше всех контролирует в гостинице ситуацию: в учрежденном "Дружбой" одноименном охранном предприятии, обеспечивающем безопасность всего гостиничного комплекса (бары, рестораны, казино, сам отель, магазины и прочее), заместителем директора является его родной брат Владимир Назаров. Владимир имеет большой и разнообразный жизненный опыт - он служил в милиции, принимал участие в деятельности самых разных коммерческих структур, а в далеком 1985 году был осужден за превышение власти и угрозу убийством.
Первое связанное с "Дружбой" странное событие, получившее впоследствии широкую огласку, произошло в феврале 1995 года. Президент двух фирм - владельцев контрольного пакета акций "Дружбы" Владимир Вольфсон взял в банке "Империал" крупный кредит - почти полтора миллиона долларов - под залог этих самых акций. Первый срок возврата кредита - октябрь 1995 года - перенесли на январь 1996-го, в январе - на февраль, можно предположить, что потом банкирам "Империала" перспективы возврата полутора миллионов долларов стали представляться весьма туманными. Процесс перешел в стадию переговоров, а тем временем...
Тем временем контрольный пакет акций "Дружбы" плавно перетек в зарегистрированную в княжестве Лихтенштейн фирму "Истмейн Истеблишмент". Проще говоря, Александр Шмуйлович продал этот пакет сам себе - мало ли, вдруг суд признает-таки права банка "Империал" на акции! Переговоры между банкирами и коммерсантами зашли в тупик. Пролилась первая кровь.
Это случилось летом 1997 года. Все, что мы напишем в этом абзаце, мы знаем со слов участника тех событий - штатного юриста "Дружбы" Евгения Тонкова:
- В тот день руководители банка "Империал" пригласили директора "Дружбы" Сергея Назарова в Москву - говорить о злополучных полутора миллионах долларов невозвращенного кредита. Я поехал с ним в качестве юриста гостиницы. Мы очень волновались, купили билеты на поезд, а поехали на перекладных - на всякий случай. Кроме того, Назаров договорился о поддержке с очень влиятельным бизнесменом Юрием Комаровым, по просьбе которого с нами в Москву ездил Андрей Мирыч (известный вор в законе. - Прим. авт.) со своими товарищами. Одновременно с нашим отъездом в Москву на какую-то непонятную встречу был срочно вызван в Псковскую область Владимир Вольф-сон, друг Комарова, именно благодаря Вольфсону товарищи Комарова тогда поддержали нас. Вольфсон очень волновался перед поездкой, но поехал один и погиб. Его "БМВ" переехал грузовик, а самого Владимира потом добили. Кто это сделал - можно лишь догадываться, возбужденное в Псковской области по факту убийства уголовное дело ни к чему не привело. Мы узнали об убийстве Вольфсона, когда вернулись в Выборг.
О чем именно договорились в ту трагическую ночь руководители "Империала" с директором "Дружбы" Назаровым, мы, скорее всего, теперь уже не узнаем. Но в этой замечательной истории появился новый неожиданный оборот.
Такой вот, простите за вульгарность, прикол. Банкиры пытаются доказать через суд, что "Чизнаб" не имел права продавать фирме "Истмейн Истеблишмент" акции, поскольку они были заложены в качестве обеспечения кредита, и тут выясняется, что "Чизнаб" никакого кредита в "Империале" не брал и, соответственно, акции не закладывал! Это все Вольфсон придумал, чтобы деньги украсть: втерся в доверие к работникам банка, представился им как президент "Чизнаба" и взял кредит, который использовал в личных целях! А у "Чизнаба"-то совсем другой президент, который понятия не имел о том, чего там чудит какой-то мошенник Вольфсон. Такая вот курьезная история, она была бы совсем смешной, когда бы не одно обстоятельство: уж как-то слишком вовремя погиб Вольфсон.
В начале 2001 года Александр Шмуйлович решил продать контрольный пакет "Дружбы", тут и вспомнилась мерзкая история с заложенными акциями. Кто ж купит контрольный пакет акций, отягощенный каким-то непонятным залогом? Или не отягощенный? Чтобы внести ясность, представители "Истмейн Истеблишмент" обратились в суд: признайте, дескать, злополучный договор залога недействительным, его ж мошенник Вольфсон подписывал! Несмотря на отчаянное сопротивление "Империала", суд этот иск удовлетворил, апелляционная инстанция подтвердила, а кассационная вернула дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Суть претензий Арбитражного суда Северо-Западного федерального округа была умилительно проста: ребята, вы ж про "Чизнаб" забыли!
Если Вольфсон такой конченый злодей, присвоивший себе звание президента "Чизнаба", чтобы украсть у "Империала" полтора миллиона долларов, то отчего же законное руководство "Чизнаба" на протяжении стольких лет судебных баталий ни разу не обратилось в суд, чтобы опротестовать мошенническую сделку? Это ж его - чизнабовская -деловая репутация была покойным Вольфсоном цинично подорвана. И опять возникает неприятная мысль о том, что не такой уж Вольфсон злодей и обманщик, что на него, мертвого, все списали и пытаются теперь этим воспользоваться. Тут можно и домыслить: куда делись полтора миллиона долларов злополучного кредита - непонятно, очевидно зато, что нынешний хозяин этих денег прежде всего был заинтересован в убийстве. Интересно, он как-то связан с "Дружбой" или это человек со стороны?
Но это - домыслы, очевидно другое. Если бы не мутная история с империаловским кредитом, большинства проблем у хозяев "Дружбы" сегодня бы не было.

Как "Дружбу" по дружбе продали

7 августа прошлого года хозяева "Дружбы" уволили с поста генерального директора Сергея Назарова. Новым руководителем был назначен бизнесмен Юрий Анде. Когда его наконец-то пустили в гостиницу, он назначил исполнять свои обязанности Романа Боброва, очень известного в Выборге бизнесмена, старого друга и партнера по бизнесу, пожалуй, самых одиозных в Выборге людей - братьев Рубиновичей. Роман Ильич любезно согласился с нами встретиться и вот что рассказал:
- Мое директорство длилось всего четыре дня. Я провел ревизию и увидел, что продажа контрольного пакета акций "Дружбы" невозможна по интересной причине: акции практически полностью обесценились. Оказалось, что Сергей Назаров без ведома хозяев "Дружбы" продал или сдал в очень долгосрочную аренду большую часть имущества гостиницы! Причем договоры были составлены таким образом, что фирмы-покупатели имели возможность не платить за то, что они купили! Я спросил Назарова, почему он это сделал, он сказал, что так вышло. На следующий день после этого разговора "Дружбу" штурмом взяли одетые в камуфляж вооруженные люди.
Судя по посыпавшимся потом жалобам в адрес начальника местной милиции, одним из активных участников штурма был родной брат Сергея Назарова Владимир. Вообще любопытно: какие чувства испытали хозяева "Дружбы", когда выяснили, что назначенный ими же директор Назаров продал большую часть принадлежащего им имущества, а потом с помощью боевиков, среди которых был его родной брат, захватил все остальное?
... На следующий день после штурма Сергей Алексеевич сказал нашему корреспонденту, что он, оказывается, о захвате гостиницы узнал совершенно случайно, но может предположить, что это ковбойское решение принимали руководители фирмы "Дружба Капитал" - одной из двух фирм, которым сам господин Назаров и "слил" гостиничное имущество! Такую вот неожиданную форму принял конфликт, начавшийся после того, как хозяева "Дружбы" выразили своему директору публичное недоверие. Впрочем, не так-то все просто.
Конечно, Сергея Назарова уволили не вдруг, разговоры о трениях между ним и хозяевами "Истмейн Истеблишмент" начались еще в прошлом апреле. Говорят, суть всех претензий акционеров отеля к директору была удивительно проста: полное отсутствие дивидендов. Обсуждать этот момент мы не будем - и так понятно, что хозяевам "Дружбы" нужна только прибыль, и ее всегда мало, а у любого директора обязательно найдется десяток очень убедительных доводов в пользу того, что извлечь из предприятия доходов больше, чем извлекает он, в принципе невозможно.
На этот раз Сергею Назарову договориться со своими хозяевами не удалось, и в мае прошлого года весь деловой Выборг узнал: контрольный пакет "Дружбы" выставлен на продажу. "Выставлен" - это, конечно, громко сказано, но покупатели нашлись довольно быстро. Они официально о себе не заявляли, зато в деловых кругах Выборга все знают, что это водочный король Александр Сабадаш, Выборге -кие бизнесмены Сергей и Спартак Рубиновичи и бывший прокурорский следователь Борис Шариков. Слухи об этом распространяет, в частности, и сам Сергей Назаров. В общем, обстановка накалялась, реальная стоимость контрольного пакета "Дружбы" в кулуарных беседах колебалась около отметки в 4 миллиона долларов.
Тут-то все вдруг ясно поняли, что никто ничего не купит до тех пор, пока суд официально и окончательно не решит старый мерзкий вопрос: имел ли все-таки покойный бизнесмен Владимир Вольфсон право заложить акции "Дружбы" в банке "Империал" или нет? Если да - значит, нынешний владелец контрольного пакета вовсе не владелец и продавать ему нечего. Если нет - возникает логичный вопрос: а как же быть с тем пикантным обстоятельством, что большая часть имущества "Дружбы", можно сказать, по дружбе перетекла фирмам "Дружба Центр" и "Дружба Капитал"? Тут как бы неувязочка получается: кто ж купит контрольный пакет акций фирмы, имущество которой ей не принадлежит?
Тем более что последний вопрос решить методом "наезда" на Назарова ("ах ты, негодяй, отдавай-ка все обратно!") невозможно. Как некоторое время назад выяснилось, Сергей Алексеевич приготовил хозяевам и потенциальным покупателям "Дружбы" еще один конкретный сюрприз. В своих претензиях на гостиницу он заручился поддержкой выборгского бизнесмена Александра Петрова, за которым, по мнению многих знающих людей, маячат фигуры столь серьезных и влиятельных бизнесменов как Илья Трабер и Александр Малышев. Кстати, Юрий Анде, сменивший на посту директора "Дружбы" Сергея Назарова, вполне официально озвучил курсирующие по этому поводу кулуарные разговоры.
Вырисовывается противостояние на очень серьезном уровне, не случайно все споры за "Дружбу" практически полностью перенеслись в залы судов, что, правда, привело не только к судебным последствиям. Видимо, серьезность и неоднозначность ситуации уловили и хозяева "Дружбы" - на всех последних переговорах компанию "Истмейн Истеблишмент" стал представлять петербургский бизнесмен Владимир Кулибаба, за спиной которого еще несколько лет назад отчетливо просматривалась мощная фигура еще одного очень влиятельного человека Константина Карольевича Яковлева.
Видимо, именно участие столь уважаемых людей привело к тому, что увод имущества "Дружбы" сам по себе не повлек пока для Сергея Назарова особо серьезных неприятностей. В отношении него было возбуждено уголовное дело по статье 201 Уголовного кодекса (злоупотребление полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации). Самого Сергея Назарова в рамках данного дела допросили пока всего один раз, зато с этим уголовным делом уже связывают одно из двух неудавшихся убийств.
Адвокатом Назарова является уже упомянутый в нашей истории юрист "Дружбы" Евгений Тонкое. 13 июня сего года поздно ночью он возвращался домой на такси. У того места, где Евгения обычно в таких случаях высаживает машина, стоял киллер, но на этот раз машина проехала немного дальше. Когда адвокат вышел из такси и направился к подъезду, он заметил, что с противоположной стороны улицы в его сторону движется молодой человек в светлой рубашке с вытянутой вперед рукой. Раздался выстрел, Тонкое инстинктивно упал на землю, но потом поднялся и побежал в подъезд. В это время прогремели еще два выстрела. На месте происшествия обнаружено несколько стреляных гильз и две пули калибра 7,62 миллиметра. Вот как сам Евгений Тонкое прокомментировал произошедшее:
- Возбужденное в отношении Назарова уголовное дело ведет следователь Олег Сахаров. Чтобы защитить Назарова от этого, безусловно, заказного уголовного преследования, я нашел способ привлечь к уголовной ответственности самого Сахарова - по статье 299 Уголовного кодекса (привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности). Думаю, люди, заинтересованные в том, чтобы посадить Назарова, и организовали на меня покушение...
Основной инициатор уголовного преследования Назарова, напомним, назначенный Александром Шмуйловичем новый директор "Дружбы" Юрий Анде (судимый, кстати, за контрабанду). Одним из основных свидетелей обвинения в этом деле является, как нам стало известно, человек из ближайшего окружения братьев Рубиновичей. Так что, Евгений Тонков, скорее всего, намекает на вполне конкретных людей.
Но вернемся в залы судов, где решается судьба пакета акций "Дружбы", рыночная стоимость которого, по некоторым оценкам, составляет, напомним, около 4 миллионов долларов.

С кем дружит выборгская Фемида?

Основных судебных процессов в нашей истории два.
Во-первых, хозяин контрольного пакета "Дружбы" -"Истмейн Истеблишмент" с маниакальным упорством добивается признания недействительным договора залога акций гостиницы между акционерным обществом "Чизнаб" и банком "Империал". Этому замечательному документу, напомним, уже 7 лет, но пока Александр Шмуйлович не добьется своего, выгодно расстаться с контрольным пакетом "Дружбы" ему не удастся - никто не купит акции у того, кому, может быть (это как раз и зависит от решения суда), они не принадлежат!
У этой медали, как оно часто бывает, есть и оборотная сторона. Конечно же, хозяевам "Истмейн Истеблишмент" хочется, чтобы "Империал" не имел никаких прав на злополучные акции. Но курьез в том, что в подтверждении прав "Империала" на контрольный пакет "Дружбы" заинтересованы не только банкиры! Можем биться об заклад: братья Рубиновичи, наверное, с намного большим удовольствием приобретут пакет акций "Дружбы" у банка "Империал" за полтора миллиона долларов (это залоговая стоимость), чем у Шмуйловича за четыре.
Очередное слушание этого дела было назначено на 24 мая 2002 года. Представлять на этом процессе "Чизнаб" должен был адвокат Александр Беккер, который с некоторых пор является официальным генеральным директором этого акционерного общества. Если бы Александр Беккер заявил на суде, что у него претензий к Вольфсону, заключившему в 1995 году от имени "Чизнаба" кредитный и залоговый договоры с "Империалом", нет, Александр Шмуйлович мог бы забыть о "Дружбе" навсегда. Если бы Беккер заявил, что покойный Вольфсон - самозванец и никакие договоры от "Чизнаба" подписывать права не имел, о "Дружбе" может забыть "Империал", а о возможности получить контроль над гостиницей "на халяву" - за залоговые полтора миллиона долларов - все остальные.
Кроме того, в последнем случае центр тяжести судьбоносных для "Дружбы" процессов резко переместился бы в другой зал суда, где слушается второе "гостиничное" дело - о правомерности договоров, по которым Сергей Назаров технично перетащил большую часть имущества "Дружбы" в уже не раз упомянутые почти одноименные фирмы. Трудно представить, чтобы данный судебный спор решился в пользу Сергея Назарова. Интересно, ему тоже хотелось бы, чтобы владельцами пакета акций "Дружбы" стали банкиры? Ведь, в принципе, можно предположить, что поддерживающий его Илья Трабер со товарищи тоже рассчитывают на "облегченный" вариант приобретения крупного пакета акций гостиницы.
На 24 мая 2002 года было назначено очередное судебное заседание, на котором от позиции Александра Беккера должно было так много зависеть. 14 мая он с рваной раной головы и многочисленными гематомами обратился в местную больницу. В ту ночь Беккер возвращался домой около 4 часов утра. В подъезде его встретили двое мужчин в масках. Один из злоумышленников приставил к голове адвоката пистолет, однако адвокат сумел вывернуться и выбить его из рук незнакомца. Второй нападавший бросился на помощь своему подельнику и ударил Беккера металлической трубой по голове. Потерпевшему удалось дать отпор и второму преступнику: оттолкнув его, он выбежал из подъезда. В этот момент по улице проезжала машина, в которую Беккер успел запрыгнуть. Водитель привез раненого в больницу.
Запланированное на 24 мая судебное заседание пришлось отменить...
А 27 марта при совершенно голливудских обстоятельствах исчез еще один адвокат - Вячеслав Рудаков. Его шикарный джип обнаружили на проселочной дороге совсем близко от Выборгского шоссе. Аккуратно припаркованный джип был пуст, на пассажирском сиденье лежала пластиковая папка с документами, играла музыка, двигатель автомобиля был включен. (Похитители знали об установленной системе "Навигатор": если выключить двигатель и не набрать код, через несколько минут у джипа появилась бы группа захвата). 2 июля Вячеслава Рудакова нашли в четырех километрах от того места, где он оставил свой джип, повешенным на ветке дерева...
Роль адвоката Рудакова в этой истории тоже не последняя, равно как и день похищения - 27 марта - преступники, скорее всего, выбрали не случайно. За шесть дней до того -21 марта - в Арбитражный суд вернулось злополучное дело по иску "Истмейн Истеблишмент к банку "Империал" о признании договора залога недействительным - вышестоящая инстанция отменила прошлогоднее решение. В прошлом году судья, напомним, удовлетворила иск, благодаря чему Александр Шмуйлович и команда Сабадаша были как никогда близки к совершению сделки. На этот раз решение судьи зависело от двух обстоятельств: от позиции Александра Беккера и от позиции судьи. Как пытались повлиять на Александра Беккера, мы уже писали - он чудом остался жив, но случилось это намного позже - за несколько дней до начала процесса. А что касается судьи... Вот точка зрения жертвы другого покушения -Евгения Тонкова:
- Я не могу это подтвердить документально, но предполагаю, что к Вячеславу Рудакову обратились для того, чтобы он повлиял на мнение судьи, которая приняла бы это дело к своему рассмотрению. Как я понимаю, у Рудакова были такие возможности. И не забывайте о том, что на 2 апреля, через пять дней после исчезновения Рудакова, было назначено слушание дела о признании недействительными сделок продажи имущества "Дружбы" фирмам "Дружба Центр" и "Дружба Капитал". Это дело находилось в производстве у судьи, с которой Рудаков был знаком не только по работе - они были соседями по даче...
Борьба за "Дружбу" продолжается, она ведется официально в залах судов и неофициально в лесах и подъездах. Представители всех сторон появляются на людях только в сопровождении вооруженных охранников, а правоохранительные органы Выборга как минимум безмолвствуют (по этому поводу есть и другие точки зрения). Понятно, что приватизация "Дружбы" происходила тогда, когда бизнес и криминал в нашей стране считались почти что синонимами. Но почему сейчас, в начале XXI века, происходит то же самое? Почему судьи принимают странные решения, которые потом приходится пересматривать? Почему адвокаты пытаются влиять на процессы не только в залах судов? Что сделала администрация Выборга для того, чтобы контрольный пакет акций крупнейшего городского отеля был продан с соблюдением норм действующего законодательства - как минимум без трупов и штурмов? А милиция? Сколько должно пролиться крови, чтобы выборгские милиционеры сделали хоть что-то соответствующее их основному предназначению?
Сейчас ответов на эти вопросы не знает никто. Когда они появятся, "Тайный советник" вернется к этой проблеме.

Досье

Кто поддерживает Назарова

Факт, что бывший директор "Дружбы" Сергей Назаров заручился поддержкой столь уважаемых людей, как Александр Малышев и Илья Трабер, на наш взгляд, весьма символичен. Дело в том, что они все трое когда-то работали в сфере обслуживания: Сергей Назаров, напомним, начинал с простого бармена, барменом же работал в известном пивном баре "Жигули" отставной офицер-подводник Илья Трабер, а легендарный Александр Малышев подрабатывал швейцаром в гостинице после второй отсидки.
Надо сказать, на этом общие черты в биографиях обоих покровителей Сергея Назарова почти заканчиваются. Александр Малышев начинал свой бизнес в конце восьмидесятых годов вместе с друзьями-спортсменами, он трижды осужден - два раза за убийство и один раз за незаконное хранение огнестрельного оружия. За стандартными формулировками статей на самом деле скрывалась уже тогда проявившаяся в Малышеве склонность решать спорные вопросы в честной рукопашной схватке - один на один, без применения оружия и тем более без использования наемных убийц. Все "убойные" сроки Малышева - это сроки за убийства кулаком во время драки.
Благодаря своим личным качествам и умелому использованию ситуации Александр Малышев в начале 1990-х годов стал одним из самых авторитетных лидеров криминального мира Петербурга, он встал во главе мощной финансовой империи, которая к концу девяностых пошла по пути максимальной легализации.
Выйдя на свободу в сентябре 1995 года, Александр Малышев долгое время лечился в Германии, женился там на латиноамериканке и взял ее фамилию, став Александром Лангасом Гонзалесом. Впоследствии Александр Иванович вместе с семьей перебрался в Испанию, где поселился в собственном особняке в Малаге, где стал отцом четверых детей...
Еще одной видимой со стороны общей особенностью Александра Малышева и Ильи Трабера является полностью адекватная оценка происходящих в России событий - занимаясь бизнесом в нашей стране, оба они стараются держаться от нее подальше. Впрочем, данная особенность вообще характерна для большинства участников описанных в этой статье событий - война "здесь" ведется в интересах бизнесменов, которые проживают "там". Видимо, не случайно полем нынешних "боевых действий" оказался приграничный Выборг - не исключено, что участвующие в описанных событиях иностранцы российского происхождения решили обзавестись собственным "окном в Европу", что встретило естественное противостояние со стороны местных деловых кругов...
В отличие от полностью "забывшего" про Россию Александра Малышева Илья Трабер, говорят, в наших краях изредка появляется. Наверное, это связано с его склонностью к высоким официальным постам. К концу прошлого века Илья Ильич Трабер уже являлся членом советов директоров двух акционерных обществ: "Морской порт СПб" и "ОБИП" ("Объединение банков, инвестирующих в порт"). "ОБИП" к тому же - управляющая компания АО "Морской порт СПб", не зря Илью Ильича называют хозяином питерского порта. Кроме того, Илья Ильич в разное время был одним из учредителей охранного предприятия "ВИАБ" и президентом реставрационно-коммерческого центра "Антиквар".
Когда-то ему удавалось даже играть существенную роль на антикварном рынке нашего города, чего "Антиквар" добивался с грандиозным скандалом, а Илью Трабера стали после этого называть "антикваром". Впрочем, настоящие антиквары говорят, что познания хозяина Морского порта в антиквариате более чем скромны. Знакомые характеризуют его как человека энергичного, жесткого и расчетливого. До начала своей блестящей коммерческой карьеры он был офицером-подводником, а бизнес начинал в пивном баре "Жигули". Довольно быстро он дорос до поста администратора пивбара "Жигули" и даже закончил курсы барменов. Затем в его судьбе произошел неожиданный поворот: от торговли пивом он перешел к торговле антикварными вещами, став председателем кооператива "Русь".
В отличие от Александра Малышева Илья Трабер ни разу не привлекался к уголовной ответственности, а его прошлое - офицера-подводника - позволяет говорить о нем как о бизнесмене, капиталы которого имеют небандитское происхождение, что весьма нехарактерно для нашего времени. Впрочем, интересно, как сам Илья Ильич ответил бы на вопрос о происхождении "первого миллиона". Офицерская пенсия? Чаевые в "Жигулях"? Или, может быть, что-то еще?
Впрочем, этот вопрос - из прошлого. А что касается сегодняшнего дня, позиция Трабера как одного из лидеров финансовой коалиции, "воюющей" с другой финансовой коалицией, лидерами которой являются братья Рубиновичи, весьма неоднозначна. Когда-то давно они все были вместе - об этом свидетельствует состав акционеров топливной компании "ВЭНКО", которую исторически связывают с братьями Рубиновичами. Может, конфликт утихнет сам по себе, как в пословице "милые бранятся - только тешатся"?

Но Шмуйлович круче?

В самую непростую ситуацию попал, конечно же, хозяин контрольного пакета "Дружбы" Александр Шмуйлович - он оказался в центре интересов двух противоборствующих группировок, каждая из которых возглавляется весьма опасными и решительными людьми. Неспроста с некоторых пор контролируемую Александром Шмуйловичем фирму "Истмейн Истеблишмент" на всех переговорах представляет петербургский бизнесмен Владимир Кулибаба. Мы знаем об этом человеке совсем чуть-чуть и начнем рассказ с одного весьма поучительного примера.
Девятнадцатым февраля датируется письмо с обвинениями в адрес Назарова, которое Юрий Анде направил председателю Государственной Думы России Геннадию Селезневу. 13 марта на основании этого письма Главным следственным управлением питерского ГУВД в отношении Назарова было возбуждено уголовное дело по практически никогда не применявшейся ранее 201-й статье Уголовного кодекса (злоупотребление полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации). Всего три недели потребовалось на то, чтобы письмо дошло до первого лица российской законодательной власти, было им прочитано, направлено правительственной почтой министру внутренних дел Грызлову, прочитано министром, отправлено им в Петербург начальнику ГУВД Петухову, а уже тем - в первый отдел Главного следственного управления. Любой знающий человек подтвердит: такое возможно только в качестве исключения из наших неторопливых правил, причем исключения весьма и весьма редкого. А при чем тут Кулибаба?
В сентябре прошлого года в Петербурге был застрелен вице-президент одиозной Академии национальной безопасности Олег Таран. Через несколько дней после убийства в Академии якобы появился новый вице-президент. Говорят, опасный пост достался Владимиру Кулибабе. Кулибаба известен как председатель координационного совета молодежного движения "Россия" (движение "Россия" возглавляет Геннадий Селезнев) и один из активных деятелей петербургского молодежного парламента. Сама АНБ также создана и функционирует под покровительством Геннадия Селезнева, все это вместе позволяет понять, почему представитель "Истмейн Истеблишмент" может запросто пожаловаться первому лицу российской законодательной власти и почему эта жалоба с фантастической скоростью материализовалась в уголовное дело.
Кроме активной общественной деятельности Владимира Кулибабы, про него и его брата Виталия известно совсем немного. Они оба из Одессы, оба спортсмены, в Петербурге занялись бизнесом еще в конце 1980-х годов, причем к середине 1990-х бизнес обоих братьев был уже тесно связан с интересами крупнейшего петербургского бизнесмена Константина Карольевича Яковлева.

Кто противостоит Назарову

На самом деле это весьма странный и совсем неоднородный тандем. Если верить слухам и публикациям (а в данном случае не верить им оснований нет), то тут каким-то образом нашли друг друга коренные выборжане братья Рубиновичи, водочный король Александр Сабадаш и бывший прокурорский следователь Борис Шариков, причем последний - самый неожиданный член описанного сообщества. Дело в том, что Борис Глебович свою коммерческую карьеру начинал под четким руководством Ильи Трабера, потом поругался с ним и теперь оказался в противоположном лагере.
Борис Глебович начинал свою карьеру в правоохранительных органах следователем прокуратуры Смольнинского района Петербурга, потом перевелся в городскую прокуратуру, откуда, поднявшись до заместителя начальника следственной части, со скандалом уволился в 1990 году. Тогдашний заместитель начальника следственной части городской прокуратуры Валентина Корнилова характеризует Шарикова как человека талантливого, неординарного, но ленивого. Избавиться от Бориса Глебовича она решила после того, как слишком часто оказывалась перед фактом, что в рабочее время его нет на рабочем месте. А однажды случилось ужасное. Следователь Шариков потерял ключ от своего сейфа, а сам сказался больным. Валентина Корнилова вынуждена была вскрывать сейф с помощью "медвежатника", где с ужасом обнаружила целую пачку просроченных нерасследованных уголовных дел, о существовании которых все уже забыли. Эта находка стала решающей в судьбе Бориса Глебовича - он уволился из прокуратуры "по собственному желанию", после чего продолжил свою трудовую карьеру в Арбитражном суде, что, впрочем, тоже продолжалось недолго.
Но Борис Шариков играет в нашей истории ключевую роль только в юридических вопросах, наверное, целесообразно познакомить читателей с другими ВИП-персонами "антиназаровской" коалиции.
Александр Сабадаш - человек-легенда, его история - почти классическая для молодого российского бизнеса. На заре перестройки будущий долларовый миллионер, по рассказам, торговал русской водкой прямо из багажника "Жигулей" на финской границе. В начале 1990-х Сабадаш эмигрировал в Штаты, чтобы через пару лет вернуться на родину "на серебристом "Мерседесе". Крестными отцами юного предпринимателя называли братьев Черных и президента Национальной федерации спорта Тарпищева. Но подъемный капитал у Сабадаша появился в "американский период".
Свой "первый миллион" Александр Сабадаш сделал на Играх Доброй воли. К тому времени самые смышленые питерские парни научились выдавать польский эрзац за шведский "Абсолют". Только Сабадаш может объяснить, почему статистические данные импорта "Абсолюта" в Россию из Королевства Швеция даже близко не напоминали российской статистики импорта шведского "Абсолюта". Хорошо шла тема "импортной" баночной водки формата "Черная смерть", которую, вопреки устоявшемуся заблуждению, разливали не в Голландии, а за углом таможенного терминала.
Продвижение Сабадаша на питерском алкогольном рынке приобрело триумфальный характер - после приобретения им в 1998 году блокирующего пакета акций "Ливиза" его окрестили "водочным королем".
Развивать дела Сабадашу, по мнению коллег, с самого начала помогал известный закулисный авторитет Владимир Колесник. Войти в гостиничный бизнес и стать фактическим хозяином, говорят, подконтрольной "казанским" гостиницы "Карелия" Сабадашу вряд ли удалось бы без активной поддержки группы Колесника. Продвижение Сабадаша было выгодно обоим и означало укрепление неформальных отношений Колесника с Андреем Маленьким, до сих пор державших под контролем значительную часть алкогольного рынка Петербурга.
В 1999 году Сабадаш начал довольно плотно работать с Выборгом. В выборгском порту начал строиться крупнейший в России винный терминал для приема виноматериала с судов. Старый отраслевой гигант - новороссийский терминал, по общему признанию, изжил свой срок, и на его место отныне стали прочить выборгский проект Сабадаша. Таким образом, всероссийская очередь за виноматериалами должна была плавно перетечь под окна петербургского офиса.
До появления Сабадаша областные ликероводочные заводы при равных правах имели самого равного - киришскую "Тигоду". Александр Витальевич знал, что места под солнцем хватит всем. Но двум солнцам на небе не сиять. А поскольку результаты выборов областного губернатора сложились в пользу Сабадаша (победил Валерий Сердюков, которого поддерживал Сабадаш, кандидат от "Тигоды" Вадим Густов потерпел фиаско), то и вопрос о "самом равном" решился однозначно.
Впрочем, все это в прошлом. Покупкой блокирующих пакетов акций ликероводочных заводов-гигантов закончилось наступление Сабадаша в этом направлении. Александр Сабадаш занялся гостиницей "Астория", Выборгским ЦБК, а теперь - и гостиничным комплексом "Дружба"...
О братьях Рубиновичах мы услышали тоже не впервые. Их имена появились в открытой печати в конце 1994 года в связи с конфликтом вокруг собственности одного из бизнесменов Выборга - Аркадия Дегуревича, владевшего, в том числе, бензозаправочной станцией, сетью коммерческих магазинов и кафе. Многое из этого после смерти Дегуревича (он разбился в ДТП) перешло под контроль братьев Рубиновичей, в связи с чем недоброжелатели братьев стали распространять слухи о том, что ДТП было не случайным.
Следующий получивший широкую огласку эпизод из жизни братьев Рубиновичей связан с конфликтом вокруг Выборгского целлюлозно-бумажного комбината, который в декабре 1996 года был признан банкротом. Контрольный пакет акций ЦБК приобрела кипрская компания "Нимонор Инвест Лимитед", и примерно в то же время на комбинате людьми Сергея Рубиновича была создана инициативная группа. 31 января 1998 года на комбинате объявили чрезвычайное положение, охрана получила приказ закрыть доступ на территорию ЦБК посторонним. Инициативную группу преобразовали в стачком. В ночь с 13 на 14 октября 1999 года, когда представители новых собственников (одним из них был нынешний деловой партнер Сергея Рубиновича Александр Сабадаш) предприняли попытку войти на предприятие, произошел вооруженный конфликт.
Параллельно с борьбой за ЦБК братья Рубиновичи активно занимались политикой. Оба были избраны депутатами муниципального собрания Выборгского района, а в январе 1998 года Сергея Рубиновича избрали главой муниципального образования "Выборгский район Ленинградской области". Согласно уставу МО, он одновременно получил и пост председателя муниципального собрания.
В конце 1997 года Сергей Рубинович баллотировался в депутаты Законодательного собрания Ленинградской области, однако по итогам выборов занял второе место. Вообще, политическая деятельность Сергея Рубиновича была отмечена продолжительным конфликтом с главой Выборгской администрации. В судебном порядке стороны выясняли, кто должен считаться первым лицом района. В конце концов депутаты муниципального собрания приняли решение о досрочном прекращении полномочий Сергея Рубиновича.
Этот конфликт был тесно связан с борьбой за местную энергетическую компанию "ВЭНКО", основными владельцами которой были братья Рубиновичи.
В 2000 году на выборах главы администрации Выборгского района победу одержал член правительства Ленинградской области Георгий Порядин. Сергей Рубинович поддерживал конкурента Порядина - тогдашнего председателя выборгского КУМИ Виктора Дубинина. С его помощью, по мнению наблюдателей, Сергей Рубинович хотел получить контроль над 15-процентным пакетом акций "ВЭНКО", принадлежащим городу. Впрочем, по неофициальной информации, Дубинин был просто-напросто "подброшен" Рубиновичу командой Порядина как заведомо непроходной кандидат, с целью отвлечь внимание потенциального конкурента от более выигрышных кандидатур.
После выборов неугодный Рабиновичам генеральный директор "ВЭНКО" Александр Лысов был смещен. Среди акционеров "ВЭНКО" произошел раскол - на двух собраниях в разных местах города были избраны два гендиректора. Одним вновь стал смещенный Лысов, другим - Сергей Соколов (ранее замдиректора), ставленник Рубиновичей. Началась череда судебных споров, переросшая весной 2001 года в открытый конфликт, с привлечением охранных структур и милиции.
В 2001 году Сергей Рубинович пропал. Поводом для его исчезновения послужил вот какой случай. По сведениям правоохранительных органов, в сентябре 1999 года Олег Фарин (исполнительный директор "ВЭНКО") и Филипп Лемелехес (один из ее соучредителей) "заказали" некоему Орлову убийство Рубиновича. Фарин и Лемелехес впоследствии были убиты, а в 2001 году в одном из пригородов Петербурга были задержаны несколько человек, подозреваемых в похищении и убийстве Лемелехеса. Среди задержанных оказался некий Алексей Малинин, знакомый Сергея Рубиновича, после ареста которого Рубинович из Выборга исчез, и до сих пор его местонахождение не известно.

"