Две версии «дела Макарова»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Председателя комитета по рекламе правительства Москвы арестовали за то, что он выполнял прямые указания своего руководства

1252916243-0.jpg 19 августа Басманный суд столицы неожиданно дал санкцию на арест председателя комитета рекламы, информации и оформления правительства Москвы Владимира Макарова. По утверждению Следственного комитета при Прокуратуре РФ (СКП) по Москве, высокопоставленный чиновник был арестован по подозрению в превышении должностных полномочий.

Слово «неожиданно» употреблено здесь не случайно, и это самое мягкое, что можно сказать, описывая ситуацию. За решеткой оказался человек, против которого нет ни одной улики. Три серьезнейшие проверки столичного рекламного комитета со стороны Счетной палаты Москвы, Главного управления государственного финансового контроля по городу Москве и совместной проверки этих ведомств и Управления экономической безопасности Москвы не выявили не то что никаких признаков преступления, но и нарушения.

Иными словами, человеку три раза сообщают, что он не виновен, причем выносят официальное заключение об этом, а на четвертый хватают и бросают в камеру. Это нормально?

Напомним, что, по версии следствия, Владимир Макаров превысил свои должностные полномочия и предоставил льготы ОАО «Мосгорреклама» и ЗАО «Рекламная фирма «Столица-М». Эти фирмы заключили в 2004 году договоры со столичным правительством, по которым получали 50-процентную скидку на оплату аренды рекламных перетяжек.

Обвинение в превышении полномочий тем более странно, что следствию не может быть неизвестно, что origindate::05.04.2004 года «Мосгорреклама» и «Столица-М» обратились с просьбой о пролонгации или заключении новых договоров с сохранением ранее предоставленной 50-процентной льготы непосредственно к тогдашнему вице-мэру Москвы Валерию Шанцеву, который курировал на тот момент комитет рекламы. Мотивировали свою просьбу «Мосгорреклама» и «Столица-М» тем, что 40% от всех представленных им рекламных мест они по договору отдают под социальную рекламу и оформление города при проведении праздничных мероприятий.

Валерий Шанцев, в свою очередь, уже поручил Макарову составить проект соглашения с указанными фирмами и лично доложить ему. А предложенный комитетом рекламы проект договора Шанцевым же и был согласован.

То есть Макарова обвиняют фактически в том, что он исполнил прямое указание своего непосредственного руководителя. И вовсе неудивительно, что еще в апреле 2008 года следственные органы Прокуратуры РФ вынесли «постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Макарова В.П. за превышение должностных полномочий в связи с отсутствием в деянии состава преступления».

Однако ни этот отказ, ни все предыдущие проверки комитета рекламы не помешали следственным органам прокуратуры восемь месяцев спустя уголовное дело по этому эпизоду все-таки возбудить, да еще и с прибавкой о «причинении тяжких последствий». В качестве «тяжких последствий» Макарову предъявлен якобы причиненный бюджету Москвы мифический ущерб в размере свыше 130 млн. руб.

Даже человеку, знакомому с уголовной тематикой лишь по детективам, известно, что доказательством преступления при любом честном, а не «заказном» расследовании являются лишь улики. Нельзя никого обвинить в убийстве, если не найден труп. В ситуации с Макаровым все еще интереснее.

Ни одна проверяющая организация не обнаружила ущерба бюджету Москвы, а сам город об ущербе бюджету никогда не заявлял и, судя по всему, не заявит. Юрий Лужков уже высказался в том духе, что город предпримет «все меры по защите Макарова, которого сейчас изолировали, потому что это все не обосновано».

А следовательно, если нет заявления от «потерпевшего», по мнению следователей – города, об ущербе, то нет и оснований для возбуждения уголовного дела. Он, этот ущерб, существует лишь в воображении следователей, которые выдают желаемое за действительное.

Тем не менее уголовное дело существует, а значит, кто-то какое-то заявление написал. Самый интересный вопрос – кто? От ответа на этот вопрос во многом зависит понимание всей ситуации.

Государственные органы исполнительной власти, судя по высказываниям Юрия Лужкова, такого заявления не писали. Фирмы, подписавшие договор с правительством города и получившие льготу, тоже вряд ли могли написать донос на самих себя. Остаются всего две версии «дела Макарова».

Либо это политический интерес – о нем заявили депутаты-единороссы в своем письме на имя генерального прокурора Юрия Чайки с просьбой изменить Макарову меру пресечения на не связанную с лишением свободы.

Либо коммерческий – в пользу этой версии говорит тот факт, что «Мосгорреклама» и «Столица-М» обладали самыми привлекательными, с точки зрения конкурентов, рекламными местами в центре города (Кутузовский, Тверская, Кузнецкий Мост и Новый Арбат). Кстати, именно этим и объясняется высокий уровень социальной нагрузки в 40%.

От выбора среди двух этих версий зависит и определение роли Следственного комитета при Прокуратуре Российской Федерации. Либо рычаг политического давления, либо коммерческой конкуренции. Либо одно другому не мешает.

Кому что нравится.

Оригинал материала

«Независимая газета» от origindate::14.09.09