Две правды одной реформы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Две правды одной реформы Судебно-правовая система зависит от желания оппонентов играть по-честному

" Госдума рассмотрела и приняла в первом чтении крупный пакет законопроектов по реформированию судебно-правовой системы. А борьба за законы продолжается - в виде жесткого противостояния замглавы администрации президента Дмитрия Козака, возглавляющего рабочую группу по судебно-правовой реформе, и ведомств и чиновников, чьи интересы эта реформа непосредственно затрагивает. У каждой из сторон в этой борьбе - своя правда. "ОГ" решила узнать, в чем же суть претензий тех, кто возражает против реформирования системы. Одновременно мы предоставляем слово Дмитрию Козаку, в чей адрес направлено большинство критических замечаний судей и адвокатов.

Журналистское расследование показало: Дмитрий Козак более чем непоследователен в проведении судебной реформы и взаимоотношениях с оппонентами. Примеров тому - множество. 
В конце мая на встрече с журналистами он заявил: "Мораторий на смертную казнь будет отменен автоматически после появления суда присяжных во всех российских регионах". Полтора месяца спустя сообщает прямо противоположное: "В ближайшее время все получат подтверждение, что факт введения суда присяжных и отмена моратория на смертную казнь никак не взаимосвязаны". 
После таких разнословий, говорят в Верховном суде, можно было бы предположить, что в России два абсолютно разных Козака, если бы второму заявлению не предшествовало выступление Владимира Путина, в котором он решительно высказался против смертной казни. Возможно, говорят судьи, Дмитрий Николаевич просто играет в "плохого полицейского", имея в виду, что "хороший" - всегда президент. 
Недавно рабочая группа Козака по подготовке судебной реформы, состоящая из 40 специалистов, - как говорит сам ее руководитель, самого высокого класса, - выступила с предложением внести в закон о статусе судей положение, по которому каждый кандидат на должность судьи и сами судьи раз в пять лет должны проходить медицинское освидетельствование. Список обследуемых, по замыслу реформаторов, должен утверждаться Минздравом, а освидетельствование проводиться региональными управлениями здравоохранения. 
Судейское сообщество выступило резко против этой новации, посчитав, что негоже приравнивать судей к студентам автошкол, сдающим экзамены в ГИБДД. Тем более что никто из госслужащих такую процедуру не проходит и вряд ли скоро появятся законы, которые обяжут их подвергаться медицинскому освидетельствованию. 
На Совете судей он, по словам очевидцев, долго оправдывался, а потом сказал, что это предложение было внесено по ошибке чиновника. Иначе говоря - члена его рабочей группы. Еще иначе говоря - специалиста самого высокого класса. 
Другой пример. В телепрограмме "Времена" г-н Козак заявил ведущему Владимиру Познеру, а с ним - миллионам зрителей и 17 тысячам российских судей, что в новом законе о судейском статусе не будет пункта, по которому основанием для отстранения судьи от должности может быть возбуждение уголовного дела против его родственника. В связи с этим предложением Дмитрий Козак подвергался очень жесткой критике со стороны судейского сообщества: судьи считают, что такая новация сделает их полностью зависимыми от правоохранительных органов. Проходит совсем немного времени, и Козак вносит для обсуждения в думские комитеты и фракции соответствующий законопроект, который этот пункт содержит. Судьи пребывали в растерянности до тех пор, пока предложение группы Козака не снял на встрече с руководителями парламентских фракций сам президент - по просьбе Евгения Примакова. 
27 июня, то есть за день до голосования в Госдуме по закону о статусе судей, Дмитрий Козак встретился с президиумом Совета судей, где обсуждались вопросы реформирования органов судебного самоуправления. О поправках к законопроекту о статусе не было сказано ни слова - об этом стороны, как сказал "ОГ" председатель Совета судей Юрий Сидоренко, договорились перед встречей. Но по ее окончании г-н Козак распространил заявление для прессы: "критики в адрес закона больше не раздается", обсуждались вопросы статуса, и у судейского сообщества нет больше претензий к поправкам. Объяснил он это тем, что судьям удалось наконец детально ознакомиться с новым проектом. Проще говоря, обвинил их в некомпетентности. Хотя очевидно, что никто лучше судей не знаком с поправками, поскольку они напрямую касаются их профессиональной деятельности и частной жизни. 
С адвокатами Дмитрий Козак общается тоже вроде как исподтишка. При обсуждении нового закона об адвокатуре им показали вариант проекта, подготовленного в администрации президента. Адвокаты сделали замечания. Особенно отличился Генри Резник - внес более 50 поправок. Все предложения приняли к обсуждению, даже включили адвокатов в рабочую группу. В результате на свет появились три проекта. Их некоторое время редактировали, чтобы показать депутатам. Но в Госдуму администрация президента внесла четвертый документ, который никто из адвокатов - членов группы - в глаза не видел. 
Основные разногласия между судейской корпорацией и Верховным судом - с одной стороны, и членами группы Козака - с другой, вызваны предложениями последних ввести административную и дисциплинарную ответственность для судей, а также - снять запрет на проведение в отношении судьи оперативно-следственных мероприятий. Судейское сообщество считает, что законодательное закрепление таких предложений позволит правоохранительным органам и исполнительной власти манипулировать судьями. Г-н Козак, напротив, говорит, что это делается ради укрепления их независимости. И использует такие, например, аргументы: "Звоню, говорит, судье в 10 утра, его еще нет на работе, звоню в 4 вечера, его уже нет на работе". 
"Зачем вы звонили?" - спросил его Юрий Сидоренко на Совете судей. Тот ответил что-то про культуру труда. 
Возможно, отсутствие на рабочем месте рядового судьи, который зачем-то понадобился высокопоставленному чиновнику, и служит основанием для укрепления трудовой дисциплины во всем судейском корпусе. Но сами судьи предполагают, что спустя какое-то время г-н Козак заявит: меня просто неправильно поняли, и дисциплинарную ответственность вводить не следует. Заявит, разумеется, после того как в том же духе, только более решительно, выскажется президент. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации