Двое сотрудников белорусского КГБ подтверждают анонимное свидетельство бойца СОБРа

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Хартыя'97, origindate::27.08.2001

Полный текст сенсационного заявления сотрудников КГБ

Геннадий Угленица и Андрей ЖерносекВидеокассету с очередным сенсационным признанием двух сотрудников КГБ получили сегодня все аккредитованные в Беларуси российские телеканалы, ряд белорусских независимых газет и радиостанций. На видеокассете видны два человека, один из которых представился сотрудником отдела по охране конституционного порядка и борьбе с терроризмом Минского Управления КГБ Геннадием Угленицей. Второй не назвал должности, но представился Андреем Жерносеком. Эти люди подтверждают [page_11053.htm информацию, изложенную на прошедшей неделе сотрудником СОБРа], ставшего свидетелем убийства осенью 1999 года Виктора Гончара и Анатолия Красовского на территории воинской части под Бегомлем. Но в отличие от бойца СОБРа, сотрудники КГБ не скрывают своих лиц и показывают фотографии людей, причастных к убийству оппозиционных политиков и фамилии которых прозвучали в признании бойца СОБРа. Геннадий Угленица и Андрей Жерносек со всей ответственностью утверждают, что Виктор Гончар и Анатолий Красовский – убиты. Читайте полный текст сенсационного заявления.

«Сегодня 25 августа 2001 года. Сейчас мы хотим сделать заявление для прессы, телевидения, граждан республики и для всех тех, кому оно попадет.

- Я, сотрудник отдела по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом Минского управления КГБ Угленица Геннадий. Данный шаг продиктован рядом обстоятельств, в связи с которыми сложилась ситуация, когда лишь обнародование данных, которыми мы обладаем, может обеспечить безопасность нас и наших близких. Заявление касается пропажи в 1999 году двух людей – Гончара и Красовского.

В то время все газеты пестрели фотографиями пропавших, спецслужбы были подняты на ноги и вели поиск. Через несколько месяцев поиск практически прекратился. Все удовлетворились тем, что люди пропали бесследно, и концов их найти нельзя. Так думали не все. Люди, которые считали своим долгом узнать правду о пропавших, продолжили работу по их поиску. Об этом лучше скажет Андрей.

- Я, Жерносек Андрей Михайлович. После того, как пропали люди, мы начали свое параллельное расследование. Использовали различные мероприятия, которые могли сами придумать. И так далее. В конце концов мы вышли на свидетеля конкретно по этому преступлению.

Жерносек показывает групповое фото нескольких солдат внутренних войск, сидящих и стоящих возле двух автомобилей. Номера машин 0221 Мі, 0224 Мі, 8832 ОХ (на одной машине один номер висит, второй стоит рядом):

- На этой фотографии первый отсюда (слева) является непосредственным свидетелем всех этих дел. Фамилия его Метельский. Зовут его Виталий. Рядом с ним, на «Ауди» вверху, с номером в руке сидит непосредственный участник этого дела. Его фамилия Мекиянец. Зовут его Александр. Снизу машина – то машина, которая непосредственно участвовала в этом деле.

Жерносек показывает цветной буклет «Внутренние войска Республики Беларусь»:

- Значит, в этой вот книжке имеются также фигуранты по этому делу. На общей фотографии участников, может здесь будет плоховато видно, вот это вот стоит Новаторский Владимир, который является руководителем группы захвата, а вот это вот – точка сверху – это Юрий Будько, который также являлся непосредственным участником . Фотографию и лицо основного фигуранта Павличенко, я думаю, видели все – он снимается в рекламе о войсках, купается там в проруби и чувствует себя нормально. К сожалению, фотографии остальных двух фигурантов по делу – это лейтенант Коклин и прапорщик Мурашко – пока достать не удалось. Но думаю, что это заявление все-таки подвигнет и правоохранительные органы, и прессу… в первую очередь прессу, потому что наши правоохранительные органы почему-то оказались в стороне о этого дела. Вот… подвигнет найти этих людей, найти и допросить. И закончить то, что мы начали.

Нам стал известно, что в 99-м году, в сентябре группа выехала на двух машинах из части вечером, захватили здесь в Минске двух людей вместе с джипом, посадили за руль этого Мекиянца, закинули этих людей в эти машины, и уехали на базу, в Бегомль. В районе часа ночи они приехали на эту базу. Не доезжая до базы, свернули на проселочную дорогу, застрелили Гончара и Красовского. После этого джип спрятали в лесу. После этого вернулись в часть, поставили машины и пошли ужинать как ни в чем не бывало.

На следующий день солдат роты подняли, и после завтрака погнали копать яму на полосу препятствий. Вот здесь кассета с пленкой полосы препятствий. И эта яма здесь также фигурирует.

Жерносек показывает видеокассету маленького формата:

- Они выкопали яму, сбросили туда машину. По предварительной информации там же находятся трупы. Либо под машиной, либо в самой машине. Раздавили ее БТРом, засыпали землей. Относительно замаскировали место.

Я выражаю соболезнование глубокое женам Гончара и Красовского, их женам и детям. Их мужья, отцы и дети уже никогда не вернутся.

При работе по данному вопросу нами использовалось спецоборудование скажем, для обеспечения своей собственной безопасности. Оно в себя включало приборы ночного видения, маскировочные костюмы, а также металлодетектор специальный, который реагирует на металл, особенно автомобили, крупные металлические предметы – американской фирмы «Фишер», называется «Дженеми-3». Также использовано было четыре радиостанции. Эти все вещи были при определенных обстоятельствах были конфискованы милицией. На данный момент они находились в Партизанском РУВД. Сотрудники РУВД могут это подтвердить.

После того, как мы пришли на полосу, мы ее обследовали с помощью метало детектора. Обследовали всю полосу, включая яму. Только в яме металлодетектор показал, значит, если стоять к ней лицом, со стороны полосы, с правой стороны – там видно как оборван край ямы, видно, что там заезжал БТР. Именно в этой яме, порядке 3.30-3.40 метра на 1,6-1,8 метра четко отбивается магнитная аномалия на железо. После этого там были проведены два шурфа, раскопа, после чего мы на глубине порядка двух метров наткнулись на металл. Дальше никто копать не стал, потому что рядом находится эта часть. Часть находится буквально в двухстах метрах от этой полосы. Подъезды к полосе, все там есть. Вот такое вот дело.

Угленица:

- По данному вопросу, если у кого-то возникают какие-то сомнения… Я лично участвовал в опросе свидетеля. Беседовали мы с ним неоднократно. Но только где-то с третьей-четвертой беседы он дал нам полные показания, которые касались всех обстоятельств данного дела. Если кого-то будет трудно разыскать, то живет он в Борисове. Он бывший водитель, служил в части 3214. В сентябре проходил службу в СОБРе у Павличенко. Несколько раз возил его на машине лично. Сейчас уже прошло наверное полторы недели, как свидетель скрылся. Несмотря на то, что ему была обещано обеспечение безопасности, он не поверил. Как, наверное, многие люди, причастные к этому делу, либо знают. Они боятся и прячутся, либо молчат.

Что касается обследования части, то все данные, сообщенные свидетелем, подтвердились. Составлены и план части, составлен план полосы, его местонахождение в тот день, и все остальные детали сходятся. Мы обследовали, я лично участвовал в обследовании полосы препятствий. В настоящее время у нее вид такой, что больше года там уже никто ничем не занимается. Почему она была заброшена – непонятно. СОБР до сих пор дислоцируется в части под Бегомлем.

Жерносек:

- Сама яма на полосе находится вообще сбоку полосы. То есть вот полоса препятствий – они все препятствия идут по прямой. Яма же сама находится сбоку. Это сразу бросается в глаза. Достаточно было туда залезть металлодетектором, как металлодетектор сразу показал аномалию.

Угленица:

- Появление в прессе и на телевидении видеокассеты с записью лица неизвестного, лицо и голос которого изменены - это была первая попытка представить хоть какие-то дополнительные свидетельства по этому делу, чтобы хоть кто-то зашевелился и начал работать. Но реакция властей и спецслужб однозначна – якобы эта кассета сфабрикована и не имеет никакого отношения к делу пропавших политиков. На самом деле это не так. Она имеет самое прямое отношение. И мы сейчас подтверждаем перед вами это с открытыми лицами.

Если же брать и рассматривать обстоятельства, при которых мы хотим сделать это заявление, то как я уже говорил в начале, – это обеспечение безопасности. Безопасности себя, безопасности свидетеля, которого уже сейчас, по моему мнению, должны разыскать срочно и допросить, если это дело еще не закрыто. А если оно закрыто, то возобновить производство по нему. Можно было составить письменное заявление в органы прокуратуры. Может быть, мы так и сделаем. Но не сейчас, а после того, как окажемся в безопасности.

Техника, которая сейчас находится в Партизанском РУВД, которую назвал Андрей. Я могу подтвердить, что там находится. Я сам лично присутствовал в Партизанском РУВД, когда эта техника была изъята.

Слава Богу, что пока не дошло все это до людей, интересующихся делами пропавших. До МВД руководства, до Совета Безопасности, до СОБРа. Иначе, я думаю, что эта пресс-конференция, если ее можно так назвать, это заявление возможно бы не состоялось. Скорее всего, так и было бы. Поэтому, в данных обстоятельствах мы вынуждены принять все меры безопасности. Если такие меры безопасности нам обеспечит государство и покажет нам свои реальные попытки и шаги расследовать окончательно это дело, может быть, мы придем сами лично в соответствующие ведомства. Но, учитывая политическую обстановку в стране, и ту систему власти, которая сейчас существует, по-моему, в ближайшее время это возможно не будет.

Жерносек:

- Был прямой вариант дополнить список пропавших еще двумя фамилиями, которых также бы «усердно» искали…

И господин Сиваков, который когда-то говорил, что найти Захаренко дело его чести, на самом деле платил деньги за смерть и Захаренко, и Гончара, и Красовского. Свидетель может рассказать о том, как передавались конверты с деньгами «на моральное успокоение» людям, которые участвовали в этом деле. Потом как эти люди покупали за эти кровавые деньги себе дубленки, видеотехнику, копили на машины и чувствовали себя нормально. Пусть родственники их спросят, откуда у солдат срочной службы, да пусть даже и сверхсрочной, хорошие деньги. Кто им и за что заплатил.

Угленица:

Чтобы не создавалось впечатления, что мы это все придумали, мы сможем предоставить записи бесед со свидетелем, которые мы проводили, и в которых отражены все обстоятельства происшествия, случившегося в сентябре 1999 года в части под Бегомлем.

Начинается пятиминутная видеозапись – заброшенная полоса препятствий и яма, о которой говорится в заявлении».