Дворкович подписал директиву за Путина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Дворкович подписал директиву за Путина FLB: Правительство забирает у «Роснефтегаза» прибыль и исключает его из приватизации госэнергоактивов в ТЭК

"«Вице-премьер Аркадий Дворкович подписал директиву о передаче в бюджет 50,2 миллиарда рублей из дивидендов государственного "Роснефтегаза", владеющего контрольным пакетом акций "Роснефти", - сообщает 5 октября Лента.Ру со ссылкой на пресс-секретаря вице-премьера Алию Самигуллину. Таким образом, "Роснефтегаз" выплатит дивиденды в размере 1,98 рублей на одну обыкновенную акцию. Деньги планируется направить на докапитализацию государственного оператора гидроэлектростанций "Русгидро" . Самигуллина отметила, что решение о перечислении в бюджет части ранее накопленной прибыли будет принято отдельно после дополнительной проработки. "Роснефтегаз" не занимается производственной деятельностью, а только управляет акциями "Роснефти" (контролирует 75,2 процента ценных бумаг нефтяной компании) и "Газпрома" (10,7 процента акций). С момента своего основания "Роснефтегаз" платил государству дивиденды всего один раз - в 2008 году. К данному моменту на счетах государственной компании скопилось 132 миллиарда рублей. В июне текущего года президент России Владимир Путин подписал указ, разрешающий "Роснефтегазу" участвовать в приватизации государственных компаний ТЭК. Деловые СМИ писали, что компания намерена скупить акции ряда государственных предприятий, в том числе и "Русгидро". Официально эти данные не подтверждались. Сторонником участия "Роснефтегаза" в приватизации считается президент "Роснефти" и бывший вице-премьер Игорь Сечин. В правительстве выступили против этих планов. Вице-премьер Аркадий Дворкович, курирующий топливно-энергетический комплекс, утверждал, что деньги необходимо изъять из "Роснефтегаза" и направить их, в том числе, и на докапитализацию "Русгидро". Сечин заявил, что готов отдать дивиденды "Роснефтегаза" в бюджет, но отметил, что такую директиву должен поддержать президент ». В конце сентября в публикации «Проигранный раунд Сечина?» Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: “В 2004 году, когда Михаил Ходорковский был уже за решеткой, но ЮКОС еще не был национализирован, когда про Игоря Ивановича Сечина ходили только слухи, а Дмитрий Медведев еще и года не отработал в должности главы президентской администрации, в Кремле разразилась «война фракций» - «Газпром» готовился поглотить «Роснефть». «Роснефть», за которой, опять же, по слухам, стоял Сечин, сопротивлялась . Тут-то и стало ясно, что в путинском окружении есть две фракции. Для простоты – жидких углеводородов (т.е. Сечин и компания) и газообразных (Медведев и газпромовская верхушка). «Роснефтегаз», 100-процентно государственная компания, родился именно тогда. Родился вовремя – «капитализм» в России трансформировался из «олигархического» в «государственный». И если Игорь Сечин стал его «лицом», то сделки «Роснефтегаза» – наполнили конкретным содержанием. «Роснефтегаз» получил от Минимущества 100% акций «Роснефти». Согласно официально утвержденной схеме, они должны были быть обменяны на пакет из 10% акций «Газпрома», находившийся на тот момент в собственности самой газовой монополии. Таким образом, государство через «Роснефтегаз» получало недостающий ему до контрольного пакет акций в «Газпроме». А «Газпром» – получал «Роснефть» и наращивал свою нефтяную составляющую. Схема эта, как известно, была торпедирована благодаря настойчивости Игоря Ивановича . Чем он аргументировал свою позицию перед Путиным – об этом историки еще напишут. Но «Роснефть» очень быстро стала для «Газпрома» слишком большим куском . Компания купила «Юганскнефтегаз» и провела IPO. В ходе размещения «Роснефтегаз» продал часть своих акций. И именно на эти деньги был выкуплен у «Газпрома» принадлежащий ему пакет собственных акций. Результат: у государства (через «Роснефтегаз» и «Росгазификацию») в руках оказалось более 50% акций «Газпрома», рынок газпромовских акций был либерализован. Котировки бумаг стремительно пошли вверх. Не осталась в накладе и «Роснефть» – стала публичной компанией и легализовала свое владение «Юганскнефтегазом». Все, за редким исключением, были довольны! Что за исключения? Ну, например, Андрей Илларионов, который назвал операцию «Роснефтегаза» хищением в особо крупных размерах. В том смысле, что, по сути, была проведена приватизация «Роснефти», у государства было изъято имущество на миллиарды долларов. Однако бюджет с продажи не получил ни копейки . Естественно, никто Илларионова слушать не стал. Потому что Илларионов к тому времени советником Путина уже не был, а был просто экономистом. Стиль, в котором были проведены сделки с «Юганскнефтегазом», «Газпромом» и «Роснефтью» (а все они сплетаются в одну схему), стал «фирменным». То есть с формальным соблюдением буквы закона, но с вопиющим противоречием его духу. «Роснефтегаз» же, с его бессменным шефом-куратором в лице Игоря Сечина, стал эффективным инструментом этой политики. «Роснефтегаз» выкупил у правительства Омана долю в трубопроводе КТК. Потом выступил в роли государственного агента по стабилизации розничного рынка бензина. И даже начал консолидацию нефтесервисных компаний. Теперь очередной фронт – энергетика. С подачи Игоря Сечина планируется собрать под контролем «Роснефтегаза» электросети и гидрогенерацию, активы, оставшиеся в собственности государства после чубайсовской реформы. Сегодня на счетах у «Роснефтегаза» лежит около 135 млрд рублей. Это дивиденды, полученные за последние годы по акциям «Газпрома» («Роснефтегаз» по-прежнему владеет примерно 10% газовой монополии) и «Роснефти» (пакет в 75%) . Если бы государство владело акциями этих компаний напрямую, то деньги поступили бы в бюджет. А так – осели в распоряжении компании под управлением Сечина. Теперь предполагается, что эти средства будут вложены в консолидацию электроэнергетики . В результате будет собрано «усеченное» РАО ЕЭС, а отрасль получит необходимые средства для реализации инвестпрограмм. Такова, по крайней мере, официальная версия. Зачем вообще надо воссоздавать РАО ЕЭС, и почему бы денег на инвестиционную программу не выделить напрямую из бюджета? Этот вопрос задают Игорю Сечину Аркадий Дворкович и, видимо, стоящий за ним премьер Медведев. Что им (а главное – Путину) отвечает Сечин, не вполне понятно. Но, скорее всего, что-нибудь про управляемость отрасли и национальную безопасность. Пока получается, что Дворкович, при поддержке Медведева, умудряется отбивать натиск Сечина . По крайней мере, правительство собирается забрать-таки накопившиеся за прошлые годы, а также за 2013 год дивиденды у «Роснефтегаза» для пополнения нашего разваливающегося бюджета. Во втором эпизоде «войны фракций» Игорь Сечин, похоже, пока проигрывает. Но это тактика. А «Роснефтегаз» – это больше, чем тактика. Это стратегия . Вернемся на полгода назад. «Приватизация – это один из видов привлечения капитала. Именно поэтому предлагается войти в их [имеется в виду – компаний российского ТЭКа] капитал «Роснефтегазу», который имеет не бюджетный, но значительный финансовый ресурс» , – заявил в мае этого года Владимир Путин, когда планы по экспансии «Роснефтегаза» в электроэнергетику обрели конкретные очертания. Иными словами, по мысли Путина, переход активов под контроль стопроцентно государственного «Роснефтегаза» – это и есть приватизация. А «финансовый ресурс», полученный за счет дивидендов на госпакеты акций, не является «бюджетным» . Государственная компания-посредник, загруженная под завязку не дошедшими до бюджета деньгами. Это и есть «госкапитализм». «Роснефтегазу» с его куратором будет чем заняться. Даже проиграв очередной эпизод в «войнах фракций»», - пишет Slon.Ru. Читайте также на эту тему: “«Раскулачивание» под благовидным предлогом”, “Дворкович открыл забрало Сечину” и «Спецоперация «Приватизация»."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации