Дворцовая площадь 740 тыс. кв. м

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Документы о строительстве "дворца Путина" подписаны управделами президента РФ Владимиром Кожиным

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::13.02.2011, Фото: "Коммерсант", "Российская газета"

Дворцовая площадь 740 тысяч квадратных метров

Роман Анин

Compromat.Ru

Владимир Путин и Владимир Кожин

Документы, оказавшиеся в распоряжении «Новой», доказывают: управляющий делами президента все-таки подписывал документы о строительстве «дворца премьера» в Геленджике.

Питерский бизнесмен Сергей Колесников, написавший перед Новым годом письмо президенту Медведеву о том, что для «личного пользования» премьер-министра Путина на побережье Черного моря строится роскошный дворец, выбрал не самое удачное время для обнародования своей сенсации. Несмотря на то что информированность Колесникова, много лет проработавшего в пуле бизнесменов — друзей премьера, не вызывала сомнений, его письмо из-за предновогодней суеты не произвело должного эффекта.

После Нового года Колесников дал подробное интервью «Новой», затем на русском аналоге WikiLeaks — сайте ruleaks.net были размещены фотографии дворца. После этих событий затишье нарушилось, и наконец чиновники соизволили отреагировать. Первым стал управляющий делами президента Владимир Кожин, за что ему огромное спасибо: после публичных комментариев-оправданий чиновника у нас есть все основания больше никогда не верить ни одному его слову.

Обстоятельства, при которых Владимир Кожин прокомментировал историю с дворцом, весьма любопытны. В начале недели агентство «Интерфакс», видимо, получившее от Кожина пресс-релиз, так процитировало управляющего делами президента: «Что касается главы правительства Владимира Путина, то я читал много различных публикаций в СМИ о каких-то дворцах, которые строятся или уже построены на берегу Черного моря в районе Геленджика. Это не имеет никакого отношения ни к Управделами, ни к главе правительства. Мы никакого строительства там не вели, не ведем и не собираемся вести». Затем эта же фраза практически дословно была повторена Кожиным в интервью нескольким газетам, которые тут же поспешили назвать письмо Сергея Колесникова «уткой».

«Новой газете» удалось найти документы, не только подтверждающие, что Управление делами президента имело отношение к строительству объекта в районе Геленджика, о котором писал Сергей Колесников, но и прямо указывающие на Владимира Кожина как чиновника, утвердившего проект. Это — [[Дворцовая_площадь_740_тыс._кв._м#ankor1|инвестиционный договор (№ УД-209д от origindate::10.06.2005)]] на строительство пансионата в районе села Прасковеевка г. Геленджика Краснодарского края и дополнительное соглашение к нему от 10 ноября 2008 года.

Первый документ начинался так: «Управление делами президента Российской Федерации <…> в лице первого заместителя Управляющего делами президента Российской Федерации Ковалева С.П. <…>, Федеральное государственное учреждение «Дом отдыха Туапсе» <…>, ОАО «Лирус», именуемое в дальнейшем «Инвестор», <…> и Федеральное государственное унитарное предприятие «Предприятие по поставкам продукции» Управления делами президента Российской Федерации, именуемое в дальнейшем «Заказчик-Застройщик», <…> заключили настоящий Инвестиционный договор».

Предметом данного договора, как указывалось в документе, было строительство «пансионата» на земельном участке в 740 тыс. (!) квадратных метров. Инвестором проекта указывалась компания «Лирус», которая должна была вложить в строительство не менее 400 млн рублей. Завершение проекта намечалось на 2008 год, после чего 30% общей площади переходило к Управлению делами президента, а 70% — инвестору.

Мы показали оба найденных нами документа бизнесмену Сергею Колесникову, и он подтвердил, что это настоящие договоры, которые он лично видел, и пояснил: «Странно, как они к вам вообще попали. Хотя после того, как были опубликованы фотографии дворца, я уже ничему не удивляюсь — видимо, и среди чиновников есть те, кто устал от коррупции. Что касается инвестора — ОАО «Лирус», то эта компания была дочерней структурой ООО «Росинвест», которое создавалось в 2005 году по поручению Владимира Путина, переданному через его друга Николая Шамалова».

Здесь стоит напомнить интервью с Сергеем Колесниковым, которое он дал «Новой газете». Колесников сообщал, что компания «Росинвест» создавалась в 2005 году и ее задачей была реализация высокотехнологичных инвестиционных проектов в России. «Росинвест» подготовил и частично реализовал ряд проектов в области судостроения, строительства, лесопереработки… Однако после кризиса, как рассказывал Колесников, Шамалов передал ему «поручение Путина сосредоточить все усилия и финансы на «Проекте «Юг», то есть строительстве дворца.

Видимо, в связи с кризисом и необходимостью переоформления объекта на другого собственника, в ноябре 2008 года и было подписано дополнительное соглашение к инвестиционному договору. Этот документ начинался уже такими словами: «Управление делами президента Российской Федерации… в лице Кожина Владимира Игоревича…» В соглашении вместо «Лируса» инвестором проекта стала компания «Индокопас», а заказчиком-застройщиком — ФГУ «Войсковая часть 1473» Федеральной службы охраны. По словам Сергея Колесникова, «Индокопас» принадлежала компании «Рирус» (не путать с «Лирусом»), которая, в свою очередь, принадлежала Николаю Шамалову. Кстати, любопытная тенденция: теперь серьезные люди не решаются оформить собственность на «пустышки», оформляют — на себя.

Как удалось выяснить «Новой газете», сегодня структура собственности ООО «Индокопас», которому формально и принадлежит дворец, поменялась: 14 января 2011 года ФАС удовлетворила ходатайство о присоединении «Рируса» к «Индокопасу». Под этим дополнительным соглашением к инвестиционному контракту стояли подписи представителей инвестора, заказчика-застройщика и… управляющего делами президента Владимира Кожина, который сегодня на голубом глазу заявляет, что его управление никакого отношения к строительству дворцов на берегу Черного моря в районе Геленджика не имеет.

С сегодняшнего дня управляющий делами президента Владимир Кожин перестал существовать для меня как чиновник, и я предлагаю больше не воспринимать ни одно его слово всерьез. Тут в последнее время стали модными увольнения с формулировкой «в связи с утратой доверия». Пока, правда, ею успешно пользовался только президент. Мне кажется, уже давно пора изменить эту ситуацию и ввести формулировку для увольнения чиновников «в связи с утратой доверия народа». […]

P.S. В связи с тем, что документы нам удалось получить только в субботу, мы не успели задать вопросы заинтересованным лицам. Если у кого-то из них возникнет желание прокомментировать ситуацию, мы с удовольствием опубликуем мнение заинтересованных лиц. Нам очень хочется узнать, кому же на самом деле принадлежит дворец в Геленджике?

Compromat.Ru

Владимир Кожин

Справка "Новой"
Николай Шамалов вместе с Владимиром Путиным был соучредителем известного кооператива «Озеро». Шамалов является и акционером банка «Россия», которым кроме него владеют Юрий Ковальчук и структуры Геннадия Тимченко — все давние знакомые нынешнего премьер-министра. Помимо прочего, фирма «Лирус», которая изначально была инвестором строительства, владела долей в страховой компании «СОГАЗ». Другими акционерами «СОГАЗа» были: все тот же банк «Россия» (через ООО «ИК Аброс»), Газпромбанк и фирма «Акцепт», принадлежащая, по данным СМИ, сыну двоюродной сестры Владимира Путина Михаилу Шеломову.


***

Оригинал этого материала
© "Экологическая вахта по Северному Кавказу", origindate::13.02.2011, Фото: "Экологическая вахта по Северному Кавказу"

Впечатления от посещения "путинского поместья" на берегу Черного моря

Дмитрий Шевченко

На "объект", который, согласно широко известному письму Сергея Колесникова Президенту России, называется "Проект Юг", вы выехали 11 февраля из Геленджика примерно в половине второго дня, после того как встретили в аэропорту журналистку газеты "Собеседник" Римма Ахмирова. Ее планы и наши совпадали — мы хотели посмотреть, что творится на этом объекте. По нашим сведениям, он был построен с серьезными нарушениями природоохранного законодательства. В Геленджике к нашей "экспедиции" присоединились руководитель Геленджикского правозащитного центра Владимир Иванов и геленджикские активисты ЭкоВахты Константин Андрамонов, Зуфар Ачилов и Елена Руденко.

Таким образом, нас было восемь человек: в нашей машине вместе со мной ехали мои товарищи по Экологической Вахте Северного Кавказа Сурен Газарян, Катя Соловьева и Римма, на двух других машинах ехали геленджикские активисты.

По пути от Дивноморского до Прасковеевки мы не увидели ни одной встречной машины. Единственное, что бросилось в глаза на этом участке дороги — тянущаяся параллельно трасса новой ЛЭП. Она впечатляла своими мощными стальными опорами. Можно было предположить что линия протянута к какому-нибудь металлургическому заводу. Нигде в округе больше нет таких мощных ЛЭП: для электроснабжения Прасковеевки, Джанхота и Дивноморского достаточно обычных линий электропередачи на столбах. То есть потребности "объекта" в электроэнергии многократно превышают нужды всех окрестных населенных пунктов вместе взятых. По неофициальной информации, около 20 процентов всей электроэнергии Геленджикского района уходит на еще недостроенное "поместье Путина".

Еще что бросилось в глаза по дороге — это газовая труба, которую протянули к "поместью" со стороны Геленджика. Диаметр трубы — около 80 сантиметров, чего хватило бы для снабжения газом какого-нибудь цементного завода. При этом в самой Прасковеевке газа нет: по улицам села даже не проложены разводящие сети.

Так называемое КПП (будку со шлагбаумом), которое стоит у развилки дорог, одна из которых ведет к берегу моря, а другая (ведущая к "поместью Путина") поднимается в гору параллельно ЛЭП, мы проскочили, не сбавляя скорости. Владимир Иванов, руководитель Геленджикского правозащитного центра, который ехал впереди нам остановил свою машину у будки и стал что-то спрашивать у охранника. Сурен же на открытом шлагбауме не стал тормозить и проехал дальше, на что охранники не обратили никакого внимания. То есть нас банально "промухали". При этом никаких табличек, информирующих о том, что ездить по этой дороге нельзя, мы не увидели на всем ее протяжении.

Дорога двухполосная, довольно узкая, но отличного качества: асфальт на бетонной подушке, бетонные обочины с отбойниками и зарешеченной ливневкой. Километра через три-четыре дорога привела на перевал, с которого можно было обозреть часть территории "поместья". Мы даже остановились возле какой-то автостоянки, чтобы осмотреться. Далеко внизу было видно море, по обе стороны — разбросанные по лесу строения, бетонные каркасы еще строящихся зданий, дороги. Целый городок в лесу. На самом перевале обнаружилась вышка мобильной связи (ничего, кроме "Мегафона", на территории "поместья" не работает).

Мимо нас проехало несколько грузовых машин, а по пути следования мы видели нескольких строителей. Они с удивлением смотрели на УАЗик, пытаясь, видимо, угадать в нас каких-нибудь начальников, но попыток вступить с нами в контакт не предпринимали. На спуске с перевала асфальт закончился, и по ведущей дальше бетонке мы подкатили прямо к тому самому зданию, которое мы видели на фотографиях "дачи Путина", размещенных на сайте Руликс.

Сама дорога упиралась в некое подобие подземного гаража, а главный вход "дворца" и ведущая к нему кипарисовая аллея оказались в стороне. Здесь мы разделились. Сурен и Катя Соловьева остались возле гаража, а я и журналистка "Собеседника" Римма Ахмирова пошли в сторону аллеи. Вопреки ожиданиям, никаких охранников там не оказалось. Погуляв по аллее и поснимав кипарисы, которые были привезены сюда и посажены уже во взрослом виде, мы пошли к порталу "дворца".

Compromat.Ru

Вход внутрь был наглухо закрыт, как и ворота с золоченым двуглавым орлом, через которые можно было бы попасть во внутренний двор.
Compromat.Ru

Пока фотографировали ворота, мимо нас проследовал рабочий в синей спецовке — это был первый человек, которого я увидел непосредственно у "объекта". Он равнодушно посмотрел на нас и удалился. Видимо, здешних рабочих так приучили: никуда не совать нос и никому не задавать вопросов.

У портала дворца разбит декоративный парк. Кроме кипарисов здесь высажены хвойные кустарники и вечнозеленые магнолии. Очевидно, на одно только искусственное озеленение были потрачены десятки миллионов рублей — видно, что сажались уже взрослые деревья и кустарники. Декоративная растительность раскинулась в окружении естественной, я обратил внимание на размер здешних пицундских сосен — некоторые деревья были в обхват. Кое-где были видны деревца можжевельника высокого — еще одного местного "краснокнижника". Учитывая, что один только "дворец" и декоративный парк, занимают площадь не менее, чем 10 гектаров, можно грубо прикинуть, что только на этом участке было уничтожено несколько тысяч великовозрастных "эталонных" пицундских сосен (возможно, также и можжевельников).

Из парка мы спустились к торцу "дворца", возле которого расположен не то фонтан, не то бассейн. В торце имеется ниша со стеклянными стенами, за которыми виден бассейн с подогревом и шезлонги. Очевидно, все сделано таким образом, чтобы у "отдыхающих" была возможность курсировать между теплым бассейном под крышей и уличным бассейном-фонтаном.

Обогнув "дворец" с торца мы попали к еще одному порталу, уже обращенному к морю. На крыльце возилось несколько рабочих, нас они видели, но никак на это не реагировали.

От "морского" портала дворца к берегу ведут брусчатые дорожки — здесь как раз видно, что строители старались максимально сохранить естественную растительность (очевидно, исключительно для того, чтобы "дворец" не был виден с моря), но и это у них не сильно получилось. Во многих местах видно, что корни сосен были подрыты в процессе прокладки дорожек и уличного освещения. Теперь эти деревья обречены на медленную смерть.

К самому берегу спуститься не удалось: напротив "дворца" берег обрывается крутым склоном. С обрыва мы увидели, как по пляжу ездят "КамАЗы", вываливают в море огромные валуны. Судя по внешним признакам, там ведется строительство марины для яхт, строят волноотбойную стенку.

Оттуда же, с обрыва, я позвонил Сурену, узнать, как у них с Катей дела. Сурен сообщил, что к нему подошли сотрудники ФСО и требуют стереть фотографии, которые он успел сделать. Сурен сказал, чтобы мы не спешили к машине и продолжили осмотр "объекта". Но едва мы успели вытащить из наших фотоаппаратов флешки и спрятать их, как на дорожке показался молодой человек в черной форменной одежде. Не обращая внимания на его призывы "подойти сюда", мы прошли неспешным шагом к кипарисовой аллее, где нам на встречу вышел еще один молодой человек, но уже в камуфляжной форме. Он представился сотрудником Федеральной службы охраны и попросил проследовать к нашему УАЗику.

Дальше начались уже описанные в пресс-релизах Экологической Вахты события с нашим задержанием, насильственным похищением наших вещей, аппаратуры и документов охранникам ЧОП "Рубин" и лейтенантом ФСО Альбертом Никитиным и последующим доставлением нас в милицию. Из личных наблюдений могу добавить следующее.

Сотрудники многочисленных силовых структур, участвовавших в операции по выдворению нас с территории "дворца Путина", давали совершенно противоречивые объяснения своим действиям. Сотрудники ФСО утверждали, что охраняют "частную территорию" и даже пытались читать нам лекции, о том, как нехорошо без разрешения заходить в чужие дома. В то же время сотрудники милиции несколько раз повторили, что мы находимся на "режимной территории объекта государственной важности", охраняемой в "особом порядке".

Лица в гражданском, присутствовавшие при грабеже нашего УАЗика, утверждали, что земля, на которой находится "объект государственной важности", давно выведена из состава земель лесного фонда неким "решением правительства".

На территории "дворца" довольно много иностранцев. Возле подземного гаража я видел машину с молдавскими номерами, к нам подходил итальянец по имени Джузеппе (предположительно — ландшафтный архитектор). Сам "смотрящий" за стройкой, человек по имени Тахир, который держал Сурена, когда у него забирали сумку и телефон, а у меня забрал рюкзак с личными вещами, судя по акценту и внешнему виду, — гость с Балканского полуострова. Или серб, или босниец.

Когда началась потасовка с сотрудниками ЧОП "Рубин", которые стали забирать наши вещи, у меня перестал работать телефон: пропала сеть. Хотя до инцидента связь была отличная. Очевидно, это тоже одна из здешних "мер безопасности": в случае проникновения на территорию посторонних, сразу "глушится" мобильная связь. Это несложно, поскольку на территории "поместья" есть своя сотовая вышка, а других вышек в округе нет.

Из-за того, что у нас в течение почти двух часов не было связи с внешним миром, мы не могли координировать действия с товарищами, которые остались внизу у КПП. Между тем руководитель Геленджикского правозащитного центра Владимир Иванов и геленджикские активисты ЭкоВахты Константин Андрамонов, Зуфар Ачилов и Елена Руденко осуществили в это время целую операцию по вызволению нас с территории "путинского поместья". Когда с нами пропала связь, активисты, решив, что нас похитили и, возможно, избивают, стали звонить в милицию, требуя выслать оперативную группу (которая так и не приехала).

Пока ждали милицию, Владимир Иванов и Зуфар Ачилов своими машинами перегородили дорогу, заявив, что не будут пропускать никакой транспорт, как в сторону "дворца", так и из него. В результате у КПП образовался небольшой затор — преимущественно из грузовых автомобилей, следующих в "поместье". Разбираться с "блокадниками" приехал какой-то большой начальник, назвавшийся Георгием Дмитриевичем, у которого чуть не случилась драка с Владимиром Ивановым, когда он пытался сфотографировать этого "начальника".

Похищенные у нас ноутбуки, фотоаппараты, модемы и флеш-карты так и не "нашлись в лесу", в отличие от рюкзаков с личными вещами (которые, впрочем, так нам и не отдали, но мы их хоть видели в милиции). Очевидно, техника была изъята для личного ознакомления с ее содержимым некоего высшего начальства.

[GZT.RU, origindate::12.02.2011, "Экологи спрятали от ФСО фотографии "дачи Путина": Представитель партии «Яблоко» Игорь Яковлев рассказал GZT.RU, что сотрудники ФСО все-таки вернули активистам документам, сказав, что нашли их в лесу. Однако вещи до сих пор не отданы назад, и в милиции сказали, что экологи смогут получить их только через Следственный комитет. Лидер «Яблока» Сергей Митрохин уже обратился к директору ФСО, генералу Евгению Мурову с требованием немедленно вернуть вещи. Яковлев также сообщил GZT.RU, что, несмотря на то, что охранники изъяли всю технику, экологам удалось вынуть из фотоаппарата карту памяти и спрятать в карман. Фотографии, сделанные на объекте, выложены на сайт движения «Экологическая вахта по Северному Кавказу». — Врезка К.ру]

Хотелось бы узнать имена этих начальников, руководящих, по сути дела, организованной преступной группировкой, у которых в подчинении сотрудники ФСО, пограничники, геленджикская милиция.

История черноморского "дворца Путина" началась с преступления — с самоуправного захвата лесных земель, сопровождалось преступлениями — порубками краснокнижных деревьев, незаконным перекрытием берега, и, как показывают последние события, очевидно, и дальше будет сопровождаться преступлениями, причем их количество будет нарастать, как снежный ком.


***

Compromat.Ru

Compromat.Ru