Двуликий Костин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© [page_30849.htm The Moscow Post], origindate::30.05.2011, Фото: "Ведомости"

Двуликий Костин

В списке "банкиров на вылет" президента ВТБ первым номером может оказаться он сам

Алина Свистова

Compromat.Ru

Андрей Костин

В четверг на прошлой неделе руководитель банка ВТБ Андрей Костин потребовал от Центрального Банка ввести запрет на работу в банковской сфере для прежнего руководства Банка Москвы. При этом не совсем понятно, на каких основаниях. Ну просто захотелось чем-то эпатировать внимавших речам Костина представителей ЦБ и банковского сообщества. Благо оппоненты далеко, сдачи на месте не дадут, вот «Остапа и понесло».

Ну а если серьезно, то по мнению многих возглавить такой список мог бы сам гражданин Костин. И оснований для этого предостаточно. Достаточно обратиться к блогу Алексея Навального, раскопавшего дело о воровстве руководством банка ВТБ при кредитовании закупок китайских буровых установок. Примечательно, что деньги шли через дочерний банк ВТБ на Кипре. К этому эпизоду мы еще вернемся.

Также проницательный слушатель может сделать интересные выводы, ознакомившись с одной из недавних передач Юлии Латыниной "Код доступа", — в которой рассказано, как в некоем государственном банке чуть ли не мешками таскают черный нал для министров и кремлевских чиновников. Примерно то же самое происходило в 1996 году, когда товарищ Костин с партнерами таскал деньги для черномырдинского "Выбора России". Так не о ВТБ ли идет речь и в этом случае?

Или возьмем историю с созданием компании "ВТБ-недвижимость". Туда господин Костин вложил рублевскую землю, стоимостью в $2,4 млрд. Земля, правда, даже непаханая. До ВТБ эту землю кредитовал Сбербанк в размере не более $400 млн. Но у ВТБ подходы иные, размах — не чета грефовскому. И дали они под эту землю аж $2,4 млрд. Но кредит не вернулся, и тут владелец земли экс-сенатор Пугачев сказал ребятам из ВТБ — берите землю. Те поначалу отказывались, дескать, она и трети кредита не стоит после кризиса. Но тут выяснилось, что заемщик, мягко выражаясь, оплатил комиссию в размере $400 млн начальству банка, после чего защищать интересы банка как-то не комильфо. Благо банк государственный, и в случае чего министр финансов и по совместительству председатель наблюдательного совета ВТБ господин Кудрин еще денег подбросят — тем паче все проблемы государства в вопросах поддержки социально незащищенных слоев населения решены, и все благоденствуют. Латынина, об этом тоже, кстати, рассказывала в своей передаче.

Еще одна занимательная история произошла с кредитами компаниям господина Хорошилова. Ему ВТБ навыдавал более $1 миллиарда. При этом упорно скрывает, на какие цели и под какие залоги. Предприниматель деньги не возвращает, пошли суды. Кредит тем временем передали в дочернее предприятие ВТБ — долговой центр. Об этой конторе по Москве вообще легенды ходят. Но об этом в другой раз.

В этой же истории непонятно, почему уважаемая компания "Эрнст энд Янг", являющаяся аудитором ВТБ ничего не сообщает акционерам и кредиторам банка. Или она в доле с банком? Иначе бы должны были аудиторы банка задать его начальству очень много вопросов, а акционеров и регулятора предупредить о рискованной кредитной политике ВТБ.

Не меньше вопросов вызывает покупка менеджментом дочернего банка ВТБ на Кипре доли в размере 40% за почти 40 млн евро. Неужели в дочерних банках ВТБ так хорошо платят? И не хотят ли господин Костин и его заместитель господин Моос предоставить акционерам подробный хронологический отчет о об этой сделке. Кто, когда и сколько заплатил? И кто же конкретно из менеджеров ВТБ стал счастливым совладельцем кипрского банчка? И самое главное — какой объем акций самого ВТБ находился на балансе кипрской «дочки» и аффилированной с менеджментом финансовой компании? По какой стоимости учитывались эти акции при сделке? И кто получил выгоду при дальнейшей продаже этих акций? Пора бы аудитору ВТБ взять эти вопросы на заметку. На независимых членов совета директоров надежды в этом вопросе мало, так как они «немножко зависимы» от нашего государства.

Много интересного рассказывают об участии топ-менеджмента ВТБ и в проектах компаний, которые ВТБ кредитует. Хотелось бы поскорее услышать заявление официального представителя ВТБ, что это не так, и топ-менеджеры ВТБ не имеют конфликта интересов ни в одном из кредитуемых проектах или компаниях. Стоило бы развеять эти слухи на корню.

Да вот еще имеется отрывок интересной беседы, где господин Костин, не скрываясь, говорит, как он скрывает правду от акционеров и регуляторов относительно финансового состояния группы ВТБ. Беседа состоялась 2 марта 2011 г. в новом здании ВТБ. Участвуют господа Костин — «К», Бородин — «АФ», Юсуфов — «Ю».

К: Мне тоже нелегко, поверь. Вот, допустим, ты мне говоришь, я спрашиваю тебя... Ты говоришь: «Спрашивайте». Ну я же еще не могу спросить, какие у тебя косяки есть. Мне казалось, если тебе не хочется, чтобы тебе в ответ после продажи мы какую-то там претензию предъявляли, лучшая вещь, которую ты считаешь сейчас... Вот как с эстонским банком — мужики, вот контора у вас будет по эстонскому банку, я обещал это самое... X… (нец.) его знает, может быть, мы с мэром(?) переговорили и у них купили бы эту долю... Ну хорошо, ладно, я не буду, с эстонским банком, просто он нам на х... (нец.) не нужен, небольшая потеря... Но просто пример, что доверие тоже... все видят, что у нас будут вопросы по этому все равно, лучше это сейчас показать, сказать, что, мужики, это я сделал так, это я сделал так не потому, что от вас что-то п...ть (нец.) хотел, а потому, что это мои обязательства здесь... Потому что такие вещи очень чувствительные, понимаешь? Потому что продажа эстонского банка — мелочь, а порождает недоверие. Почему?

АФ: Потому что мы его продали 4 недели назад.

К: Но в прессе вылезло только сейчас.

АФ: Ну, вылезло... В прессе может еще через год что-то тоже вылезти.

Ю: АФ, АЛ призывает вас к сотрудничеству по каждому вопросу.

К: Это было уже после того, как мы с тобой договорились относительно твоего ухода из банка, да?

АФ: Нет, это случилось месяц назад, вы еще даже у Москвы ничего не купили.

К: Это вот как если бы банк ВТБ, ну…, (не слышно) продал сам себе машину за 3 тыс. долларов — мелочь, казалось бы, но она порождает недоверие к человеку, да? Поэтому я тебя прошу, если ты чувствуешь зоны, по которым будут какие-то вопросы впоследствии, чтобы я сам не пытался к тебе потом приставать, лучше сейчас обсудить спокойно все это. Я тоже знаю, что в банке могут быть косяки — кризис мог косяки породить, неправильные действия могут породить косяки, и эта вот доля косяков, acceptable для любого банка, какой-то там приемлемый уровень, как говорится, и т.д... А есть вещи, которые требуют более детального рассмотрения — там если ты брал на себя, на свои проекты. И эти вещи, о них нужно просто договариваться, к этому нужно просто возвращаться, потому что я не могу себе позволить купить банк, если там 150 миллиардов рублей у меня проблемных, не могу просто, для меня это будет просто взрыв. Я пошел на большой риск, когда Собянин говорит, что, поскольку информации у меня было ноль, потому что ты информацию не предоставлял городу никакую…

АФ: Неправда. Не-прав-да!

К: Потому что, когда пришел Миша и сказал, что первая фраза у вас, что мы проводим due diligence только при условии, что мы вам подтверждаем, что мы будем кредитовать ваши проекты… Ребята, так же нельзя! Мы же при входе никаких обязательств не даем же…

АФ: Слушай. Андрюш, вообще due diligence не должны проводить покупатели части чего-либо, вот не должен due diligence проводить.

К:(слово неясно) мог провести. Почему?

АФ: Ну, это то же самое, что это.

К: Ну почему?

АФ: Ну потому что. Тогда BDO(?) — тоже нормальная компания, ну, какая-то третья компания, которая не является ни нашей, ни вашей.

К: Да! 4 месяца сидел TBG, который не продал акции, и эти 4 месяца они вот такую аккредитацию делали, они весь кредитный портфель, все операции дали. А что, нормальная практика.

АФ: Нет, нормальная практики, если ты с этим согласился, да. Ну, я вот думаю, ребята нормально образованы, профессионально, чего они придут и оценят? Они придут и оценят так, чтобы им поменьше денег заплатить, другой логики просто быть не может, правда же?

К: В этом и состоит как бы потом сделка, что … (не слышно) данных объективна. Она же объективна, правильно? Значит, дальше начинается торг, и каждая сторона, продавец и покупатель, это же свободная как бы дискуссия. И продавец, проведя свой due diligence, может не продавать акции, но если менеджмент банка акционеру не предоставляет информацию для того, чтобы оценить собственный пакет, фактически, вот давай так, откровенно говорить, у города не было выхода — какие там иностранцы? Какой иностранец купит банк, не имея ни одной страницы отчетности по банку, ну какой? Это безумие! Это только мы могли купить, может, «альфисты» могли купить. Но у «альфистов» другая линия — они потом тебя так бы за глотку взяли, ты бы тысячу раз пожалел, что с ними связался, ребята жесткие, циничные в этом плане, но хорошие, бойцы настоящие…

АФ: Андрей, вот давай раз и навсегда поставим точку в вопросе предоставления информации. Вот готов с тобой поспорить на ящик хорошего вина, что информация городу была предоставлена. Давай спорить. Вот ты говоришь нет, а я говорю да. Давай поспорим.

К: Давай.

АФ: Все поспорили. Все я тебе просто пришлю, когда, чего, в чей адрес по требованию города было… Что эта тема была…

К: Какое вино?

АФ: Любое. Все, договорились.

К: Нормально. Поэтому я тебя призываю, если ты хочешь, чтобы у нас после нормальное сотрудничество, минимизируй сюрпризы, которые я в твоем банке найду, ты их все знаешь сам. Я узнаю чего в моем банке, какое г… в нем зарыто. Есть оно? Есть, безусловно. С кризисом? С кризисом. Не все я показал? Не все я показал. 2 миллиарда за убытки, но средства у меня еще есть как бы, косяки которые… Я тоже считаю, что они за 2 года выправятся.

Вам все ясно? Похоже, да. Надеюсь, вскоре эта ясность наступит и у регуляторов в тех странах, где ВТБ имеет свои дочерние банки, и где котируются акции этого банка. Не лишне вспомнить, что в этих странах очень жестко карается обман инвесторов и акционеров, да и в отношении коррупции все хорошо. Ее не любят. И будут преследовать руководство любой компании, замешанной в подобных действиях, если только ее акции котируются на местных биржах. А акции ВТБ обращаются и в Нью-Йорке, и в Лондоне. Так что предложенный господином Костиным черный список с запретом на работу должен вскоре пополниться многими новыми фамилиями. А, может статься, и сам господин Костин станет в нем первым номером. Ведь его цель — быть первым во всем.