Декларации зависимости

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Высшие государственные чиновники обнародовали сведения об имуществе и доходах за прошлый год

1271403191-0.jpg Декларации кабинета министров висят на сайте правительства. Декларации чиновников президентской администрации — на сайте президента. Ознакомиться с ними может любой желающий. Но большого смысла в этом нет. Вы поахаете над тем, какие они богатые. Но почему они такие богатые и откуда берут деньги — все равно не поймете.

В графе «годовой доход» все указывают одну сумму. У большинства она семизначная — от трех до пяти миллионов. Но никто не объясняет, из чего эта сумма сложилась. Что в нее входит? Зарплата за год? Премии? Дивиденды за акции? Прибыль от игры на фондовом рынке? Выигрыш в казино?

Публичное декларирование доходов делает их прозрачными. Прозрачные доходы — барьер для коррупции. Следуя этой логике, с коррупцией успешно борются во многих странах. Но у нас одно из другого совершенно не вытекает. Декларации опубликованы, но источники, из которых чиновники черпают деньги, мутны, как сточные воды.

Почему председатель правительства Путин получил за год 3 млн. 889 тыс., а его заместитель Шувалов — 6,5 миллионов? Вряд ли его оклад вдвое выше, чем у начальника. Тогда откуда дровишки?

Чтобы бороться с коррупцией, общество должно знать, из каких источников получают деньги правители — тем более если эти источники не являются их официальной зарплатой по месту службы.

То же самое обществу нужно знать о супругах правителей. Особенно если супруги получают в сто раз больше мужей — как жена того же вице-премьера Шувалова, например, заработавшая в прошлом году 642 млн.

Надо сказать, что почти все супруги высших чиновников добыли в 2009 году совсем не женские деньги. Супруга вице-премьера Зубкова, например, несмотря на пенсионный возраст, «подняла» больше семи миллионов.

Пенсионеры жалуются, что им не хватает пенсии. Ей, видно, тоже не хватало.

Конечно, у великих людей должны быть великие жены. Неудивительно, что они хорошо зарабатывают. Но чтобы бороться с коррупцией, общество должно знать, где и как они это делают и не влияет ли служебное положение супруга на их успехи. Потому что если оно влияет, тогда это тоже коррупция, да. Как ни странно.

Если кампания, часть акций которой принадлежит кому-то из членов семьи высшего чиновника, получает выгодные госзаказы — это тоже коррупция. И если ей выделяются льготные кредиты — это тоже коррупция. И если сын чиновника, едва окончив университет, становится вице-президентом крупнейшего банка — то это тоже коррупция.

Обнародование доходов должно открывать обществу всю эту хитросплетенную кухню и закрывать туда двери правителям. Иначе затея с декларациями лишается всякого смысла.

Тогда это просто картинки живой природы — случайные кусочки чужой жизни, не имеющие ни начала, ни продолжения.

Вот одна картинка: министр Набиуллина, годовой доход три “лимона”, “Ягуар” — за пять.

Вот супруги Хлопонины: 26 земельных участков. Интересно, что они там выращивают?

А вот и наша коррупция: цветет и пахнет. Вся в декларациях — с головы до пят.

Скоро они ее так плотно облепят, что совсем не видно будет. Нам тогда скажут, что антикоррупционный план президента выполнен. Коррупцию побороли.

Но это еще не скоро. Через год или через два. Пару лет мы еще почитаем про «Ягуары» и «Мерседесы» и подивимся доходам правителей. Если захотим, конечно.

Юлия Калинина

Оригинал материала

«Московский комсомолец» от origindate::15.04.10