Дело, замороженное в Якутии. Колмогоров

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Есть загадочные уголовные дела, которые расследуют многие годы, совершенно, впрочем, впустую. А загадочны они тем, что никаких поводов для столь долгого их расследования вовсе не существует. Дело, к примеру, самое тривиальное, такие десятками поступают в суды, часто в сыром виде, поскольку от следователей требуют небывалой отчетности. Мы же столкнулись с довольно любопытным случаем, когда самое заурядное дело застыло в Якутии на три с лишним года. И причина здесь не в холодном климате.

НАША СПРАВКА:
КОЛМОГОРОВ Василий Васильевич – бывший прокурор Якутской АССР, поддерживал дружеские отношения с генпрокурором Юрием Скуратовым, который содействовал его переводу в Москву. Поначалу в Ген-
прокуратуре курировал исправительно-трудовые учреждения. Как только Скуратов оказался в опале, оставил его и дорос до первого зама генпрокурора. После отстранения Михаила Катышева курирует следствие. Играл одну из ведущих «силовых» ролей в истории с НТВ, не сходил с экранов. Теперь намеревается стать президентом Республики Саха (Якутия).
КОЛМОГОРОВ Сергей Васильевич – был председателем Торгово-промышленной палаты в Якутии. Его бывшие подчиненные сообщают о нем следующее:
— Он уже два года как не является председателем. Родители переехали в Москву. Он теперь там работает. И если я не ошибаюсь, в структуре «Динамо» (кроме рынка, имеет большой хозяйственный комплекс. — Ред.).
По нашим данным, Сергей Колмогоров был также сотрудником охранной фирмы «Лужников», где на него возлагали большие надежды. Жил на даче отца в районе Внуково.

Якутия богата не только алмазами и выдвиженцами на самые влиятельные посты (вспомним Бородина). Теперь она богата еще и выборами. До них дело, о котором пойдет речь, видимо, не доживет, поскольку вспоминать о нем невыгодно ни тому, ни другому кандидату. Нынешнему президенту Николаеву – поскольку все это происходило при его президентстве, а нынешнему претенденту Колмогорову… Впрочем, об этом мы и хотим рассказать.
Дело было самое обыкновенное – уголовное, причем по факту мошенничества. Когда три года назад по случайности оно попало в поле нашего зрения, мы не придали ему особого значения. Но спустя год (в 2000 г.), к немалому для себя удивлению, обнаружили, что оно как-то решительно приостановилось в своем развитии.
Тем, кто упрекнет нас в излишнем участии в судьбе одного из якутских кандидатов, поясним, что расследование свое мы начали еще в начале 2000 года (отправили не менее 10 запросов якутским чиновникам и бизнесменам), когда о выборах еще и не мечтали. Выяснилось, что обычное уголовное дело стало долгожителем, видимо, потому, что непостижимым образом затрагивает интересы людей, имеющих серьезные связи в милиции и прокуратуре.
Все в нем было как-то нелогично и странно. Вначале следователь отпустил обвиняемого, которого только что этапировали из Москвы, под подписку о невыезде. Затем приостановили разбирательство в связи со здоровьем (!) подследственного, что, мягко говоря, нетипично для наших правоохранительных органов (кого в России смущало здоровье потенциальных сидельцев?). И наконец дело забрала республиканская прокуратура и надзирала за ним долгих полтора года…

Между тем никаких признаков «идеального преступления», расследованию которого можно посвятить жизнь, мы не нашли. Уголовное дело № 79238 было простым, как карандаш. Жили в Якутске некий гражданин Владимир Сальников и четыре его товарища, которые в конце 90-х придумали, как можно совершенно безвозмездно получить в свое полное распоряжение немного ценных бумаг.
Кто-то из этого квинтета в конце 90-х пришел в коммерческий банк социального развития «Якутия» от организации, в природе не существующей, и принес ее «договор» с банком на реализацию векселей «Якутскэнерго».
— Они действительно представили договор с банком. Не узрев мошенничества в этом договоре, банк выдал им векселя на сумму больше миллиона рублей (старыми. — Ред.), а они их обналичили и уехали в Москву, — объяснил нам начальник службы безопасности «Якутскэнерго» Владимир Щелчков.
Впрочем, перед тем как продать векселя, группа их скопировала чуть ли не на ксероксе, не позаботившись даже о том, чтобы изменить номера, и снабдила свежей поддельной печатью. В Москве продажа векселей продолжилась с прежней силой через очень «авторитетных» и влиятельных в определенных кругах людей. Одни из них были попросту обмануты, другие, напротив, все знали и с азартом помогали «кидать» своих криминальных коллег.
Согласитесь, в рамки здравого смысла все это никак не умещается. Получить векселя по фальшивому договору не так-то просто. Ведь в банке работают не самые доверчивые люди. Кроме того, если его служащие находятся в ладу со здравым смыслом и не подыгрывают мошенникам, то несколько раз удостоверятся, действительно ли у них есть договор с организацией, чей представитель стоит на пороге и просит векселя.
В коммерческом банке социального развития «Якутия» отказались отвечать на наши вопросы. А главбух И. Чечелева в своем письме сообщила, что банк не располагает сведениями по указанному делу.
Впрочем, вводить в заблуждение якутский банк, который, видимо, до сих пор не знает, что его обвели вокруг пальца, куда безопаснее, чем обманывать столичный криминальный мир. Даже если договориться с некоторыми его представителями, крайним всегда окажется обманщик, и его почти наверняка найдут в Подмосковье под весенним тающим снегом. Так откуда у парней из провинции появилось столько уверенности в себе?
Мы поспешили развеять туман, но тут объявилась новая загадка: представители криминалитета и правоохранительные функционеры в равной мере неохотно говорят об этом незамысловатом мошенничестве. Сама по себе группа предприимчивых молодых людей не могла их так напугать. Вероятно, существует кто-то пострашнее пяти якутских товарищей.
Смелость «вексельной группы» можно объяснить одним любопытным обстоятельством. Когда Сальников приехал из Якутска в столицу, то остановился в самом центре – в гостинице «Москва». Вместе с ним заселились и его «товарищи по бизнесу» Сергей Доля и Виталий Марчук. Странным образом в этой теплой компании оказался и еще один персонаж – Сергей Колмогоров – сын нынешнего первого заместителя генпрокурора Василия Колмогорова.
В престижной гостинице товарищи демонстрировали широту души, ели и пили в свое удовольствие, на развлечениях не экономили, и вскоре деньги закончились (за векселя, включая и подделки, они могли выручить, по самым скромным подсчетам, 40 тыс. долларов). Оставаться в дорогом центре Москвы не позволяли финансы, и компания переселилась в Ясенево, сняв одну квартиру на всех в доме 18 по Литовскому бульвару.
Затянувшийся визит в столицу завершился непредсказуемо и глупо. Денежные проблемы настигли и на окраине. Хозяйке квартиры перестали платить, и она обратилась в милицию. Пришел внимательный участковый, проверил документы и неожиданно для себя, как, впрочем, и для постояльцев, обнаружил, что квартирант Сальников Владимир Евгеньевич числится в федеральном розыске…
Разумеется, участкового принялись уговаривать. Уверяли, что произошла ошибка, что непременно заплатят хозяйке, а по нашим данным, и ему самому (обещали 2 тыс. долларов). Но он оказался принципиальным и через изолятор временного содержания «Коньково» Сальникова этапировали в Якутск. После этого с делом стали происходить весьма странные метаморфозы.
— Это дело возбудил следственный отдел Управления по расследованию организованной преступной деятельности (УРОПД) при республиканском МВД, — говорит офицер Управления по борьбе с экономическими преступлениями УВД г. Якутска. – 26 ноября 1998 года Сальников был арестован (…). В начале марта 1999 года мера пресечения изменена под подписку о невыезде. А с 4 марта дело приостановлено. Здесь (листает бумаги. — Ред.) не указано почему, но, по-моему, это было сделано в связи с болезнью (...). С ними (УРОПД. — Ред.) разговаривали, и они обещали дать вам более подробную информацию.
К сожалению, более подробную информацию мы так и не получили.
— В прошлом году (1999-й. — Ред.) прокуратура республики забрала это дело на проверку, и оно до сих пор к нам не возвращалось, вот это установлено, — скупо ответил нам начальник УРОПД при МВД Республики Саха (Якутия) Гавриил Кононов. – Я человек новый, в то время меня не было, и этим делом занимались другие люди.
В общем, за эти годы по странной случайности сменился не только следователь (нужно иметь очень изощренный ум, чтобы поручить такое дело женщине, которая собирается в декретный, а затем и в послеродовой отпуск). Сменилось и начальство УРОПД, а дело было приостановлено и осело в республиканской прокуратуре.

Прокуратура Республики Саха (Якутия) встретила наш запрос недружелюбно.
— Ваш факс передали, но я слышала, что сказали оставить его без рассмотрения, — в первый же день проговорилась секретарь начальника отдела по надзору за следствием и дознанием.
И только через два месяца на наш повторный запрос в редакцию пришел неумолимый прокурорский ответ. Делом усиленно занимаются, но «информация может стать достоянием заинтересованных лиц», а потому не может быть предоставлена.
Разумеется, мы продолжим интересоваться судьбой простого и в то же время безмерно сложного уголовного дела № 79238, которое так смущает якутскую прокуратуру и борцов с оргпреступностью. У нас есть ряд вопросов, которые мы адресуем прокуратуре республики:
1. Действительно ли в предварительных показаниях гражданина Сальникова Сергей Колмогоров фигурирует как организатор и руководитель «вексельной группы»?
2. Действительно ли прокурор Василий Колмогоров, получив информацию об этом деле, после ареста и этапирования Сальникова в Якутск срочно вылетел в Якутию и в чем состояла цель его визита в республиканскую прокуратуру?
3. Почему предварительное следствие по делу о мошенничестве шло почти три года и какие препятствия встретили на своем пути прокуроры и следователь?
4. Получало ли руководство коммерческого банка «Якутия» проценты от реализации ценных бумаг «вексельной группой» и не этим ли объясняется его доверие к фальшивому банковскому договору с несуществующей организацией и нежелание отвечать на вопросы по этому делу?
Есть у нас вопросы к московским милиционерам и прокурорам. К примеру, имеет ли отношение к «вексельному делу» весьма «авторитетный» среди грузинских предпринимателей Реваз Якобошвили (которого в некоторых кругах называют Важа)? Знакомы ли с ним Владимир Сальников или Сергей Колмогоров и не оказывал ли он им помощь в подделке ценных бумаг «Якутскэнерго»?"