Дело "Энергомаша": Вымогательство $100 млн наличными и шпионский след в "Росатоме"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Оригинал этого материала
© The Moscow Post, 16.02.2011, Фото: "Коммерсант" Дело "Энергомаша": Вымогательство 100 млн. долларов наличными и шпионский след в "Росатоме" Александр Степанов видит в действиях Грефа и Кириенко предательство национальных интересов России Дмитрий Калинин

36482.jpg
Герман Греф и Сергей Кириенко (справа)
История с незаконным арестом генерального директора холдинга «Энергомаш» Александра Степанова постепенно обрастает новыми подробностями. Напомним, что в начале февраля Тверской суд Москвы принял решение арестовать Степанова — при этом предпринимателю до сих пор не предъявлено никаких официальных обвинений. Незаконное задержание произведено в рамках уголовного дела №276078, возбужденного по ст. 159 ч. 4 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). По версии следствия, глава «Энергомаша» причастен к неправомерному получению в Сбербанке РФ кредита в размере 12,7 млрд рублей на входящую в «Энергомаш» структуру ОАО «ГТ-ТЭЦ Энерго».

Уголовное преследование Александра Степанова было инициировано по личному заявлению главы Сбербанка Германа Грефа, что само по себе удивительно, поскольку ранее Герман Греф уже передал все полномочия по взысканию долгов со Степанова руководителю ООО «Сбербанк — Капитал» Ашоту Хачатурянцу.

С самого начала в истории с арестом Степанова было слишком много странностей.

Во-первых, поразила его демонстративность. На человека, с трудом перемещающегося самостоятельно (у Степанова серьёзное заболевание тазобедренного сустава) надели наручники, тут же обвинив в попытках скрыться от следствия. Хотя в этот момент он стоял на пороге кабинета заявителя по собственному уголовному делу — т.е. Германа Грефа, добровольно прибыв к нему на очередной раунд переговоров.

Во вторых, как сообщил сам Степанов своим адвокатам, аресту предшествовало несколько деловых встреч, каждая из которых сопровождалась вымогательством и угрозами ареста в том случае, если в течение месяца условия вымогателей не будут выполнены. В скобках отметим, что так и произошло.

Первая встреча состоялась в рабочем кабинете у Степанова. На ней присутствовала директор по работе с проблемными активами «Сбербанка» Светлана Сагайдак, а также заместитель главы Сбербанка Дубин Павел. Данные руководители сразу заявили Степанову, что выполняют личное поручение Германа Грефа. Как позднее рассказал своим приближенным Степанов, от него на этой встрече было потребовано 100 миллионов долларов наличными и 75% акций «Энергомаша» в замен на прекращение преследования. Кроме того, предпринимателю предложили передать два ключевых завода из ГТЦ-Энерго лично Сергею Кириенко, руководителю госкорпорации «Росатом» без всяких денег. Напомним, что «Росатом» считается основным претендентом на активы «Энергомаша».

Вторая встреча состоялась у Степанова уже в кабинете Германа Грефа. На ней помимо главы «Сбербанка» присутствовал лично Сергей Кириенко, а также глава «Сбербанк-Капитала» Ашот Хачатурянц. В отношении методов работы последнего с владельцами интересующих «Сбербанк» активов СМИ довольно обстоятельно сообщали совсем недавно. На данной встрече, было вновь озвучено требование о передаче Герману Грефу 100 миллионов долларов наличными, 75% акций ключевых предприятий «Энергомаша» и двух заводов ГТЦ-Энерго лично Кириенко.

Наконец, уже после ареста Степанова был зафиксирован телефонный звонок Ашота Хачатурянца одному из заместителей предпринимателя. На данной стадии, условия вымогателей неожиданно смягчились. Как рассказывает Степанов, Хачатурянц вдруг предложил из своих собственных средств оплатить 12 миллиардов рублей долга перед «Сбербанком», а взамен попросил передать ему в собственность все то же многострадальное ГТ-ТЭЦ Энерго, вокруг активов которого и ведется вся борьба. В ответ на это Хачатурянцу было сообщено, что настоящее время компаньоны Степанова намерены сами и полностью погасить этот кредит.

На фоне довольно интенсивных переговоров, арест Степанова произошел уж слишком неожиданно и слишком вопреки инициированным президентом Дмитрием Медведевым поправкам в УПК, вроде бы серьезно ограничивающим заключение в СИЗО по так называемым «предпринимательским» делам. Зачем-то Степанова срочно потребовалось именно «закрыть», то есть изолировать от общества, как опасного преступника, презрев любые приличия.

Возможную разгадку «странностей» с экстренным и противозаконным арестом Александра Степанова, возможно, нащупала служба безопасности «Энергомаша». Как теперь рассказывает предприниматель своим адвокатам, за несколько дней до задержания у него на руках оказались материалы специальной проверки, которую провели сотрудники холдинга в отношении потенциальных интересантов сложившейся вокруг него ситуации.

Из этих материалов следует, что интерес к активам «Энергомаша» у структур «Сбербанка» и «Росатома» может быть не только и даже не столько экономическим. По версии службы безопасности, перспективный российский холдинг с богатейшим пакетом заказов и средней зарплатой рабочих на уровне 70 000 рублей заказали... зарубежные конкуренты и спецслужбы.

Как рассказывает Степанов, его «безопасники» в январе 2011 года вышли на след некоего ООО «Росэксперт» с руководителями Анной Кофф и Игорем Шехтерманом. Основной род деятельности данной структуры — подбор квалифицированного персонала на замещение высокопоставленных должностей в таких организациях, как Росатом, Сбербанк РФ, Центробанк и даже Министерство обороны РФ. Как полагают в «Энергомаше», именно специалисты, уже пришедшие в «Росатом» по данной кадровой линии, могут оказаться своего рода «агентами влияния», активно лоббирующими разгром предприятия.

В частности, под псевдонимом «Лазер» в докладных записках службы безопасности несколько раз упоминается предположительно один из заместителей Кириенко, курирующий экономику и финансы (под определение подпадает, например, Николай Иосифович Соломон). В отношении него, в частности, высказываются подозрения о негласном сотрудничестве с ядерным центром Израиля. Последнее упоминание о таинственном «Лазере» — заместителе Кириенко — датировано 16 сентября 2010 года, в связи со встречей, которая состоялась у него в Лондоне предположительно с сотрудником британских спецслужб. При этом указывается, что внутри «Росатома» этот самый «Лазер» получает от непосредственного руководства ежегодные бонусы в размере 1 миллион долларов.

Еще одна высокопоставленная обладательница миллионных бонусов упоминается в докладных записках под псевдонимом «Гений» и, как сообщается, курирует в корпорации вопросы кадровой политики (под определение попадает, например, Татьяна Юрьевна Кожевникова). Пресловутый «Гений» также, якобы, была внедрена в «Росатом» по протекции могущественных кадровиков Кох и Шехтермана. Указывается также стратегическая цель данной кадровой операции — «Гений», якобы, должна была со временем посадить «нужного человека» на должность заместителя генерального директора «Росатома» по ядерной и радиационной безопасности, вместо занимающего сейчас эту должность Евгения Евстратова.

Третий вероятный протеже Кох и Шехтермана идентифицируется как один из заместителей Кириенко по вопросам строительства. Дополнительно сообщается, что его супруга состоит в родстве с одним из высокопоставленных столичных руководителей. Под данные признаки подпадает, к примеру, Будылин Сергей Васильевич. Как утверждается, в функции данного фигуранта входит регулярное «прикрытие» совместной кадровой политики «Росатома» и добровольных помощников со стороны перед кураторами из управления «П» ФСБ РФ. В частности, в качестве его контакта указан некий полковник Денисов (вероятнее всего, это также псевдоним).

А теперь — самое интересное. Те же самые «Лазер» и «Гений», упоминаниями о которых пестрят отчеты о внутренней кухне «Росатома», фигурируют также и в связи с делом «Энергомаша». Якобы, именно они должны были курировать процесс вливания в структуру «Росатома» конструкторских подразделений, входящих в холдинг (всего — свыше 2000 собственных инженеров-конструкторов в нескольких КБ, которых Александр Степанов лично собирал по всей России в течение 7 лет). Т.е. по сути дела — получить полный контроль над существующими технологическими наработками и в дальнейшем организовать процесс их экспертизы.

Как теперь рассказывает Степанов, после ознакомления с данными записками ему стала понятна, в частности, причина маниакального интереса «Сбербанка» и «Росатома» к активам ГТ ТЭЦ «Энерго». Ведь именно на балансе этой компании находятся инженерно-конструкторские разработки и технологические ноу-хау по проектированию и строительству газотурбинных когенерационных установок собственной конструкции, не имеющие мировых аналогов.

Самое любопытное, отмечает Степанов, что так называемая «генерация малой мощности», развитием которой он занимается много лет, признана перспективной во всем мире, но почему-то не в России, где «Росатом» несколько лет назад пролоббировал собственную энергетическую программу. Т.е. в настоящее время госкорпорация зачем-то ведет борьбу за идеи, уже признанные ей бесперспективными. Возможно, предполагает Степанов, делается это для того, чтобы окончательно их загубить.

В беседах с адвокатами, Александр Степанов сопоставляет следующие факты:

— «Энергомаш» — крупнейший и по сути единственный в России холдинг, до сих пор не попавший в зависимость от крупных государственных образований, типа «Росатома».

— Ранее к патентам и технологическим ноу-хау «Энергомаша» неоднократно проявляли повышенное внимание зарубежные «закупщики», и в частности — специалисты из Израиля и Великобритании.

— Израиль и Великобритания регулярно упоминаются по открытым источникам в качестве наиболее опасных направлений для утечки за рубеж российских технологий в атомной и энергетической сфере.

— Ряд высокопоставленных сотрудников «Росатома» и «Сбербанка» при устройстве на работу получали протекцию из единого кадрового центра, деятельностью которого, предположительно, неоднократно интересовалась контрразведка.

— Давление на «Энергомаш» кардинально возросло сразу после того, как случился «шпионский скандал» в недрах российской СВР, на долгое время обезопасивший руководство «Росатома» от любых кадровых сюрпризов — ведь до этого скандала предполагалось, что на смену Сергею Кириенко вскоре может прийти Михаил Фрадков.

— Настойчивый интерес «Сбербанка» и «Росатома» к активам и технологиям «Энергомаша» получил неожиданную поддержку со стороны обычно нелояльного к России британского правосудия.

— Незаконный арест Степанова произошел через несколько дней после того, как ему были представлены материалы служебного расследования в отношении отдельных сотрудников «Росатома».
*** В настоящее время, адвокаты Александра Степанова ведут активную работу по его освобождению. Как следует из попадающей в СМИ аргументации защиты, незаконный арест предпринимателя сопровождался очевидными процессуальными нарушениями, а возбужденное против него уголовное дело имеет признаки «заказного». Тем временем, 20 000 работников предприятий холдинга, взбудораженные слухами о возможном его разгроме, уже выступают с инициативами проведения протестных акций.