Дело "красных прачек"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Дело "красных прачек" «Революционер» боролся с «капиталистическим режимом» терактами и отмывкой миллионов долларов

"На одну из самых крупных структур по отмывке денег, с какими когда-либо приходилось сталкиваться российским спецслужбам, как стало известно газете «Время новостей», вышли сотрудники Следственного комитета (СК) при МВД. По самым скромным подсчетам фискальных органов, за 2001 год через банк «Новатор» и ООО «Флуран» только в России было легализовано и обналичено 110 млн долларов, а за границу, как установили спецслужбы, через них нелегально ушло еще несколько сот миллионов долларов. В расследовании о гигантской финансовой «прачечной» фигурируют десятки банков, юридических и аудиторских фирм. Недавно СК возбудил по этой истории уголовное дело, а на прошлой неделе несколько десятков бизнесменов, участвовавших в сомнительных сделках, были вызваны на допросы. Одним из главных участников расследования оказался Валерий Скляр -- лидер нашумевшей в свое время подпольной левацкой организации «Реввоенсовет». Еще в 1998 году его арестовали за ряд терактов, но потом отпустили под подписку о невыезде. Когда над Скляром начался суд, он, по данным СК, попутно с походами на процесс успешно трудился в «прачечной» и сумел за это время поучаствовать в легализации как минимум нескольких десятков миллионов долларов.

Не смотря на то, что все члены «Реввоенсовета» год назад были осуждены и само это дело уже сдано в архив, в истории «революционеров», как теперь выяснилось, разрешены были отнюдь не все загадки. Согласно официальным данным следствия, создал РВС в начале 90-х годов главный редактор газеты «Молодой коммунист» Игорь Губкин. Помимо него в руководящую ячейку организации вошли Валерий Скляр, экономист по образованию, и даже сотрудник главка МВД по борьбе с оргпреступностью Владимир Белашев. Прославился «Реввоенсовет», после того, как его активисты взорвали памятник Николаю II, а потом заминировали памятник Петру I работы Зураба Церетели на Крымской набережной. В конце концов сотрудники ФСБ РФ смогли выйти на «революционеров» и всех задержать, но в ходе следствия часть из них, в том числе Скляр, были отпущены до суда под подписку о невыезде. Прошлой весной все «революционеры» предстали перед судом и получили достаточно крупные тюремные сроки. В приговоре при этом было указано, что, подготавливая теракты, члены РВС руководствовались исключительно личными соображениями, протестуя таким образом против «капиталистического режима». В ходе следствия, правда, по нашим данным, оперативники получали информацию, что у задержанных «революционеров» вроде как был некий «старший товарищ», который и вел стратегическое управление всем подпольем. Однако сами обвиняемые на этот счет упорно молчали, человека того найти не удалось (не было известно даже его имя), и решено было остановиться на том, что имеется.
После приговора тема «Реввоенсовета», как казалось, окончательно закрылась, но в прошлом году на представителей этой организации неожиданно для себя вышли сотрудники СК МВД. Милиционеры тогда расследовали дело об аферах с акциями самарского Завода специальных подшипников (ЗСП) и выяснили, что в сомнительных сделках участвовали руководители банка «Новатор». А начав изучать деятельность этого банка и близких ему структуру, в том числе и ООО «Флуран», сотрудники СК поняли, что вышли на крупнейшую российскую «прачечную». Действовала она незамысловато. Прямо в офисе банка «Новатор» два кабинета с вывеской «кредитный отдел» занимали Валерий Скляр и некий гражданин, представлявшийся Пахомовым. Позже выяснилось, что этот человек использовал поддельный паспорт, и в МВД не исключают, что на самом деле им мог быть как раз кто-то из теневых лидеров «Реввоенсовета», до которых контрразведке добраться не удалось. В любом случае, как установили теперь следователи СК, именно Скляр и «Пахомов» предлагали широкий выбор услуг по отмывке денег.
По данным МВД, они использовали самые разные схемы легализации. По самой простой, фирмы-клиенты заключали с «Флураном» (ее счета в основном были открыты в банке «Новатор») договоры о том, что ООО якобы окажет им какие-нибудь услуги -- по ремонту офисов, посредничеству при заключении сделок, изучению тех или иных рынков и т.д. Понятно, что реально никакие работы не производились, поскольку «Флуран» являлся откровенно липовой структурой -- фирма была зарегистрирована на паспорт москвича-алкоголика Егорычева, пропившего свой документ еще в конце 90-х годов (сам он на допросе просто не смог вспомнить, что случилось с его паспортом). Однако такие контракты давали официальный повод перечислять на счета «Флурана» крупные суммы. Почти сразу после подобных операций, как выяснили следователи, деньги снимались наличными со счетов «Флурана» в различных банках (обычно в «Новаторе») и просто уносились в чемоданах.
Примечательно, что договоры с «Флураном» об оказании сомнительных работ подписывали среди прочих и достаточно известные структуры. Так, аудиторская компания «Гориславцев и Ко. Аудит» заключила ряд контрактов с «Флураном» о выплате ей крупного вознаграждения за содействие в заключении договоров с клиентами. А юридическая консультация «Фемида» перечислила «Флурану» приличную сумму за оказание услуг по «изучению телефонной базы Москвы и Московской области». Следователи выяснили также, что «Флуран» участвовал в некоторых сделках и официальных госструктур. Например, эта фирма почему-то в свое время расплатилась за... Университет МВД РФ (бывшая Высшая школа МВД). Как следует из одного обнаруженного следователями договора, милицейский вуз в свое время заказывал другой фирме проведение дизайнерских работ по созданию нескольких залов, Доски почета и специального помещения для флага университета. За это он должен был дизайнерам 800 тыс. рублей, но деньги по непонятным причинам вместо милиционеров выплатил «Флуран».
Как считают в СК, у «Флурана» были сотни клиентов, и каждому из них компания по бумагам непременно оказывала какую-либо услугу, позволявшую перечислить на счет ООО деньги. По данным Комитета по финансовому мониторингу (КФМ), таким образом только в России меньше чем за год было обналичено 131 млн долларов.
Еще большие суммы легализовывались через «Флуран» при помощи вексельных схем. Как выяснили следователи, уже находившийся под судом Скляр и загадочный «Пахомов», сидя в офисе банка «Новатор», ежедневно штамповали десятки векселей «Флурана» и банка «Новатор» стоимостью от 1 до 10 млн рублей каждый. И хотя эти векселя реально ничем не были обеспечены и стоили не больше 5 долларов, расходились они как «горячие пирожки».
Как выяснили следователи, якобы ценные бумаги «Флурана» были идеальным инструментом для всевозможных афер. Так, установлена масса случаев, когда разные фирмы покупали векселя «Новатора» и «Флурана» за 1--2% от указанной стоимости, а потом пытались под разными предлогами всучить их своим партнерам уже по номиналу в обмен на товары или кредиты. А некоторые бизнесмены просто забирали из кассы своей компании реальные деньги, а взамен клали векселя «Флурана» и «Новатора» на соответствующую сумму.
Одновременно векселя с успехом использовались как для отмывки денег, так и для прикрытия нелегальных переводов из России и в обратном направлении. Если какая-то фирма, зарегистрированная за рубежом, хотела перечислить крупную сумму в Россию, она покупала те же векселя «Флурана». Реально фирма платила за них копейки, но официально в документах значилось, что ценные бумаги приобретены за огромные суммы, которые и перечислялись в Россию. Скляр и «Пахомов» же, взяв свои «комиссионные», отправляли деньги далее на нужные клиентам счета. Аналогичным образом деньги отправлялись за границу. Для этого оформлялись бумаги, что какая-нибудь офшорная фирма продает векселя «Флурана» российской структуре, и в связи с этим ей отправлялись крупные суммы.
Сейчас сотрудники СК установили, что таким образом на Запад отправилось как минимум несколько сот миллионов долларов. Причем так или иначе в таких сомнительных сделках поучаствовали многие известные и авторитетные российские и иностранные компании -- банки «Образование», «Центрокредит», «Российский капитал», Теодор-банк, Металлинвестбанк, Кредиттрастбанк, Банкорп интернэшнл банк, Adriatic commercial bank AC, юридическая консультация «Фемида», юридическая консультация Хуторецкого, аудиторская фирма Гориславцева и т.д. Руководители большинства этих структур были допрошены на прошлой неделе. Несмотря на это, комментарии у финансистов и адвокатов получить оказалось непросто. Так, руководитель юридического отдела банка «Образование» Кирилл Румянцев в беседе с корреспондентом газеты «Время новостей» сказал, что о сделках с «Флураном», в которых участвовал его банк, он ничего не знает и поэтому оставляет данную ситуацию без комментариев. Руководитель одного из управлений Металлинвестбанка сообщил нам, что один из клиентов Металлинвестбанка просто распорядился перечислить деньги со своего счета в данном банке на счет в банке «Новатор».
Один из бывших руководителей «Фемиды», а ныне главный редактор журнала «Закон» Николай Капинус (его допросили в начале мая), заявил нам следующее: «Я могу только сказать, что меня действительно пригласили в Следственный комитет, но я им сказал, что не желаю с ними общаться. Я считаю все претензии необоснованными. Самое последнее дело допрашивать адвоката по делам, где он выступал в качестве защитника. Следствие интересуют обстоятельства, связанные с клиентами. Многое я уже не помню и не собираюсь вспоминать, поскольку это неэтично. Больше я ничего сказать не могу. Я отказался давать показания и не собираюсь распространяться по этому поводу ни перед следствием, ни перед прессой».
Руководитель компании «Гориславцев и Ко. Аудит» Константин Гориславцев подтвердил нам, что его допрашивали в СК, а в его фирме проводились выемки. При этом он отметил, что по делу он проходит исключительно в качестве свидетеля. «Мы в свое время сотрудничали с банком «Новатор», -- сказал г-н Гориславцев. -- В частности, его представители рекомендовали нашу аудиторскую компанию многим другим фирмам, которые потом стали нашими клиентами. Мы за такую помощь финансово поощряли «Новатор», представители которого просили комиссию с сумм заключенных контрактов перечислять «Флурану». Я даже и не интересовался, что это за фирма, поскольку никаких дел мы с ней не вели, а просто передавали туда денежное вознаграждение за предоставленные услуги».
История «революционеров» наших дней «Революционный военный совет РСФСР» (сокращенно -- «Реввоенсовет» или РВС) впервые заявил о себе весной 1997 года, когда на окраине подмосковного села Тайнинское был взорван памятник Николаю II, установленный там чуть ранее по инициативе Международного фонда славянской письменности и культуры и известного своими монархическими взглядами скульптора Вячеслава Клыкова. На месте теракта, при котором никто не пострадал, была найдена листовка «Реввоенсовета», а вскоре в редакции ряда газет поступили факсы и послания по электронной почте, в которых сообщалось, что эта же организация берет на себя ответственность за взрыв.
Впрочем, поначалу к происшедшему и пресса, и спецслужбы отнеслись скептически и даже с долей юмора, поскольку взрыв прогремел в ночь на 1 апреля. Оперативники предположили, что это вообще местные подростки поиграли петардами. И даже уголовное дело тогда возбудили не сразу, и то по статье УК о хулиганстве. Дело в том, что, как выяснили следователи, формально разрушенный памятник не представлял никакой -- ни материальной, ни культурной, ни исторической -- ценности. Изготовлен он был во временном варианте -- из гипса, установлен, по сути, по частной инициативе и нигде никак не оформлен и не зарегистрирован.
Однако очень скоро властям пришлось все-таки осознать, что «Реввоенсовет» -- организация хоть и странная, но вполне реальная и достаточно опасная. Одновременно тогда о себе заявила другая загадочная подпольная организация «Новая революционная альтернатива» (НРА), организовавшая серию взрывов в столичных военкоматах и у здания Главной военной прокуратуры. (Вчера, кстати, Мосгорсуд вынес приговор членам НРА). Кроме того, 6 июля 1997 года тот же «Реввоенсовет» уже всерьез переполошил все российские спецслужбы, умело заминировав памятник Петру I на Крымской набережной, подрыв которого грозил серьезными разрушениями и жертвами. Вышли же сотрудники ФСБ РФ на «революционеров» спустя полгода, когда те заминировали еще и газораспределительную подстанцию в Подмосквье -- ее взрыв привел бы к настоящей катастрофе.
Как выяснили следователи, в 1997 году главный редактор газеты «Молодой коммунист» Игорь Губкин, юрисконсульт этого издания Валерий Скляр и заместитель главреда Сергей Максименко «создали преступное сообщество -- военно-политическое образование РВС». Его целью, как заявлялось в уставе организации, была «подготовка и осуществление вооруженного восстания с целью отстранения от власти антинародного правительства министров-капиталистов, свержения буржуазного режима в РФ и установление диктатуры пролетариата». Для начала лидеры «Реввоенсовета» решили захватить власть почему-то в отдельно взятой Брянской области и даже разработали соответствующий план. Однако потом во властных структурах и СМИ начали активно обсуждать тему захоронения тела Ленина, в связи с чем «революционеры» и решили громко заявить о себе. К тому времени к ним уже примкнул и старший оперуполномоченный 7-го отдела ГУБОП МВД Владимир Белашев. Он еще в 1994 году допрашивал Губкина, арестованного по подозрению в мелком преступлении, познакомился с ним, а потом, как считают в ФСБ, сыщик, с одной стороны, проникся идеями РВС, а с другой -- стал рассчитывать на материальную поддержку от Губкина (среди прочего «революционеры» ему пообещали квартиру). Все участники РВС взяли псевдонимы. Так, Белашев именовался как Старик Крупский и Ильич, Скляр -- Рассказовым и Валерием Гариным, Губкин -- Егором Чудовским, Максименко -- Вахромеевым и Сергеем Титовым.
РВС стал активно закупать взрывчатку, перевозить которую помогал Белашев, предъявлявший на постах ГИБДД служебное удостоверение. 1 апреля 1997 года «революционеры» взорвали в Тайнинском памятник Николаю II, и в посланиях в СМИ объяснили его несогласием с попыткой захоронить Ленина. Спустя несколько месяцев вновь заговорили о судьбе тела вождя, и участники РВС решили взорвать теперь памятник Петру I, который был установлен уже совершенно официально. В ночь на 6 июля «революционеры» при помощи аквалангистского снаряжения заложили под памятник семь зарядов пластида, соединили их проводом, который протянули на другую сторону Москвы-реки. Пока аквалангисты закладывали взрывчатку, их на набережной охранял Белашев, который в случае появления милиции должен был предъявить удостоверение и сказать, что на дне реки ищут важную улику. Впрочем, взрывать памятник «революционеры» не решились. Минирование они закончили только к утру, когда на набережной уже появились первые прохожие, а человеческих жертв члены РВС допускать не хотели. Поэтому они признали скульптуру Петра I «условно уничтоженной», о чем сразу сообщили в редакции газет. Осенью 1997 года Игорь Губкин был задержан по подозрению в очередном преступлении (общеуголовной афере, не имевшей отношения к РВС), и его соратники решили отомстить за лидера. В уставе «Реввоенсовета» прямо указывалось, что в случае ареста кого-либо из членов организации его соратники должны провести серию терактов, добиваясь от «преступного режима» освобождения «борца за светлое будущее». Для очередного теракта они выбрали газораспределительную станцию в Люберецком районе, но там бомбу сотрудники спецслужб почти сразу обнаружили и обезвредили, и по «горячим» следам начались аресты «революционеров». В ходе следствия выяснилось, кстати, что помимо сугубо революционной деятельности они еще создали и ООО «МЖК РФ», которое на основании поддельного постановление правительства о выделении ему дешевых квартир стало собирать под это деньги с вкладчиков.
Почти всех «революционеров» позже отпустили под подписку о невыезде. Губкин, получив свободу, отправился в родной Владивосток, где был задержан по подозрению в убийстве коммерсанта. Недавно он был приговорен по тому делу к 14 годам колонии, и теперь ждет суда по «революционно-террористическим» обвинениям. Остальные же в апреле прошлого года предстали перед судом. Валерий Скляр был приговорен к 6,6 года колонии, Сергей Максименко -- к 8,5, Владимир Белашев - к 11 годам."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации