Дело «приморских партизан» имеет все шансы на неожиданную развязку

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

2768336.jpg


На прошлой неделе в Приморском краевом суде присяжные заседатели вынесли приговор по одному из эпизодов так называемой кировской банды


Вердикт присяжных – признать всех участников группировки невиновными в убийстве четырех жителей поселка Кировского. Решение вызвало шквал эмоций и обсуждений. Двое из участников группировки, которые проходили только по этому эпизоду, после почти шести лет заключения были освобождены в зале суда.


(Не) партизанские истории


История кировской банды, больше известной как «приморские партизаны», корнями уходит в Кировский район Приморского края: именно оттуда родом все члены группировки. Там родились и выросли Алексей Никитин, Александр и Вадим Ковтун, Владимир Илютиков, Максим Кириллов, Роман Савченко, Андрей Сухарада и Александр Сладких.


В 2012 году «МК во Владивостоке» занялся своим расследованием этого дела. Обвинения и статьи Уголовного кодекса журналисты оставили Следственному комитету и суду, а сами начали разбираться в судьбе всех членов группировки. Тогда удалось выяснить, что организатором банды и идейным вдохновителем был Андрей Сухарада, который свел счеты с жизнью во время задержания.


Молодой лидер Андрей учился в средней школе № 1 в пгт Кировском. Учителя в один голос твердят, что до 7-го класса он был хорошим мальчиком и прилежным учеником, получал четверки и пятерки. Проблем у ребенка не было ни с учебой, ни с поведением. Но после того, как мальчик перешел в 7-й класс, его как будто подменили: начал увлекаться книгами по истории. А если точнее – о Второй мировой войне. Тяга к знаниям могла быть похвальной, но больше всего мальчика в этих книгах занимали деяния фашистов: их жестокость и акции по уничтожению людей. Так, в дневнике и тетрадях Андрея стали появляться страшные рисунки, и он, не скрывая, говорил, что его герой – Гитлер. А в 2001 году Андрей Сухарада и двое его друзей и одноклассников прошли по центральной улице поселка с флагом, который сами сделали из простыни и нашили на нее свастику. Позже трое парней решили бросить школу. Учиться они закончили в «вечерке».


Помимо учебников по истории и шитья флагов, Сухарада занимался в районном клубе «Патриот». Там же учились владеть оружием и драться все остальные будущие члены банды. Восхищение фашистами так просто не прошло – Сухарада подался в скинхеды. В 2006 году он вместе с друзьями избил китайца возле одного из ресторанов Владивостока. В том же году они избили еще одного гражданина КНР. За это его приговорили к условному сроку. Дальше, по некоторым данным, Сухарада подался в ислам. Когда его хоронили, вместо обычного похоронного марша звучали странные кавказские песни радикального толка.


Судьба еще одного члена банды тоже довольно интересная. Александр Сладких был призван в армию. Он единственный из «приморских партизан», который отслужил. Как удалось узнать «МК во Владивостоке», изначально Сладких призвали в ВДВ, однако вскоре там выяснили, что в подростковом возрасте у него была попытка суицида. После того как всплыл этот факт, Александра перевели в обычную строевую часть. Но и там он не задержался: в марте 2009 года сбежал, прихватив с собой автомат и цинк с патронами. Его никто не хватился, и, по рассказам местных, Сладких разгуливал по поселку как ни в чем не бывало.


Биография остальных участников группировки не такая яркая: просто друзья-товарищи, пошедшие в банду за своими лидерами.


Ушли в партизаны


Первый эпизод банды датируется 2009 годом. Именно по нему и был пересмотр дела и новый приговор – невиновны. Как полагали следствие и государственный обвинитель, да и суд первой инстанции, «партизаны» убили четверых человек, своих односельчан. Они забрали у них наркотики, а машину сожгли. По делу проходили все, но вот только Алексей Никитин и Вадим Ковтун подозревались только в нем, а не в остальных «промыслах» молодежного объединения.


Народную «славу» группировке принесли другие деяния. В 2010 году «партизаны» совершили свои первые дерзкие нападения на сотрудников правоохранительных органов. В результате в феврале на улице Давыдова во Владивостоке один сотрудник милиции был убит, второй ранен. «Лесные братья» забрали с собой пистолет Макарова.


10 мая 2010 года банда напала на двоих парней и девушку неподалеку от Лесозаводска. Они забрали у своих жертв кошелек и телефоны. Следующее нападение – менее чем через неделю, в Спасске. Члены группировки напали на женщину - водителя такси. Они заперли несчастную в багажнике и несколько часов везли в неизвестном направлении. В конце концов, женщину выпустили посреди безлюдной дороги и пригрозили жестокой расправой, если она расскажет о произошедшем.


24 мая – еще один угон машины. На этот раз в районе Уссурийска. На пляже на берегу реки Уссури отдыхала компания людей. У одного из них был джип – «Ниссан-Сафари». Внезапно к пляжу бросилась толпа мужчин в масках и бронежилетах с криками «Всем стоять! Работает отдел по борьбе с наркотиками!». Хозяину джипа не удалось отстоять свой автомобиль.


Уже на следующий день после Уссурийска, 25 мая, «партизаны» подожгли отделение МВД на станции Варфоломеевка. Следующей ночью бандиты добрались до Дальнереченского района. Они прибыли в село Ракитное ночью, когда там был всего один милиционер – старшина милиции Александр Карась. Он услышал стук в дверь и просьбу о помощи. Действуя согласно инструкции, милиционер открыл дверь. Александр Карась был убит с особой жестокостью: уже мертвое тело продолжали резать и колоть ножами. Дома Александра ждали любимая жена и две дочери.


На поиски и задержание преступников бросили тяжелую технику – вертолеты и танки. В спецоперации участвовало больше 100 силовиков МВД, ФСБ и спецназа. «Партизаны» тем временем совершили еще ряд нападений. 29 мая был обстрелян автомобиль ДПС на 61-м км участка трассы Спасск-Дальний - Варфоломеевка, в результате перестрелки один милиционер получил ранения. 8 июня было совершено еще одно нападение на наряд ДПС - один милиционер погиб, другой ранен.


Задержание


Конец мая – начало июня 2010 года в Приморье прошли в невероятном напряжении. Именно тогда развернулась спецоперация по поиску и обезвреживанию «устойчивой вооруженной группы». В поиске преступников задействовали не только весь личный состав краевого УВД и войсковой спецконтингент, который прочесывал тайгу и деревни. Для того чтобы задержать членов банды, понадобились бронетранспортеры, боевые вертолеты и легкие танки.


Первым в руки силовиков попался Роман Савченко. Он написал явку с повинной, а его отец – письмо президенту: «Я хочу обратиться к президенту с просьбой, чтобы он направил компетентную комиссию в Приморский край. Чтобы наших детей не уничтожали, а взяли, как говорится, в плен и узнали истинную причину, из-за чего все началось. Все те, кто в бегах - Сухарада, Ковтун, мой сын и Кириллов, были избиты сотрудниками внутренних дел прямо в отделе внутренних дел за то, что не признают себя виновными и не берут чьей-то вины на себя». Также Владимир Савченко сообщал о намерении семьи просить убежища за границей.


Спецоперация развернулась в 13.00


11 июня в Уссурийске на улице Тимирязева. Именно там располагалось последнее пристанище «партизан» – в одном из домов они сняли квартиру, где их и нашли милиционеры.


Первое время «партизаны» пытались отстреливаться из окон квартиры от штурмующих их силовиков. В это же время Владимир Илютиков впал в меланхолию. Он начал писать записки, в которых фиксировал свои чувства («Нас окружили, на душе так тоскливо и грустно»).


Сухарада и Сладких застрелились. Илютиков, по всей видимости, понял, что ему ничего не остается, кроме как сдаться. Это он и сделал сразу после самоубийства двух «партизан». Александр Ковтун тоже собирался покончить с собой, но на помощь вовремя пришла его мама. Она вместе с адвокатом уговорила сына сдаться властям. Несколько позже в родном поселке задержали старшего Ковтуна, Вадима, и Алексея Никитина.


Заявления

2916629.jpg

После успешного проведения спецоперации с заявлением выступил начальник УВД по Приморскому краю Андрей Николаев. Он заявил, что слова о «ментовском беспределе», который толкнул парней на убийства и борьбу, не соответствуют действительности. Также Николаев сообщил, что в тайниках «партизан», которые были распределены по тайге, нашли предметы с фашистской символикой и радикальную литературу. Также были обнародованы фотографии банды с поднятыми вверх пальцами – обычно так делают радикальные исламские группировки.


Тогда ситуацию прокомментировала старший помощник руководителя следственного управления Аврора Римская. «Подозреваемые в совершении особо тяжких преступлений, за которые им грозит пожизненное лишение свободы, никакие не борцы за справедливость, как называют их некоторые СМИ. Это люди, у которых отсутствует всякое представление о нравственности. Для них не существует такое понятие, как Закон. Они совершают преступления не за идею, а просто для того, чтоб навлечь ужас на общество и почувствовать себя хозяевами жизней людей и при этом не упустить свой корыстный интерес», – цитировал слова Авроры Римской РБК.


По версии следствия, тот же эпизод с убийством четверых жителей поселка Кировского – показатель уровня этой банды. Следствие утверждает, что обвиняемые хладнокровно расправились со своими знакомыми, завладев при этом их машиной. Однако адвокаты «партизан» утверждают обратное: их подзащитные сами чуть было не стали жертвами банды наркоторговцев, которые работали под «крышей» местной милиции и прокуратуры, и убили наркоторговцев чуть ли не в порядке самозащиты.


Тогда, весной 2014 года, когда впервые прозвучало требование распустить коллегию заседателей и рассмотреть дело «приморских партизан», активно высказывался адвокат подсудимого Савченко. В частности, Смольский не акцентировал внимания на конкретном эпизоде, а предъявлял претензии к выбору судьи, который раньше работал в правоохранительных органах. Тогда же Смольский сказал, что будет считать «торжеством правосудия» роспуск присяжных и пересмотр дела. Так оно и произошло.


Реакция


Вышеупомянутые заявления начальника УВД и Следственного комитета не случайны. Оказалось, что довольно много россиян поддерживали убийц.


18-22 июня 2010 года, через несколько дней после задержания банды, «Левада-Центр» провел опрос жителей России. Социологи выясняли, как россияне относятся к действиям «приморских партизан». 37% опрошенных уверенно заявили, что «партизаны» - убийцы и преступники. Все остальные в той или иной мере их оправдывали и проявляли к ним сочувствие. 34% респондентов считали, что это люди, доведенные до крайности произволом и «беспределом» милиции, а еще 13% называли их группой «народных мстителей», сознательно выступивших против коррумпированной власти.


Пожалуй, самым известным человеком, который поддерживал «приморских партизан», стал Петр Павленский, и без того известный публике своим перформансом на Красной площади. Международная правозащитная организация Human Rights Foundation (HRF) лишила художника премии Вацлава Гавела. Такое решение связано с тем, что Петр Павленский и его гражданская жена Оксана Шалыгина поддерживают «приморских партизан», которых обвиняют в убийствах полицейских.


HRF написала художнику письмо, в котором сообщила об экспертизе заявлений, которые сделал Павленский и его жена. Так, перед вручением премии 25 мая организаторы премии пытались убедить Оксану не передавать денежную премию «партизанам», потому что это противоречит принципам самой награды. Позже Павленский опроверг слухи о том, что они намерены перевести деньги «приморским партизанам». По словам художника, средства перечислятся в фонд, который помогает адвокатам группировки.


Однако в интервью, опубликованном 4 июля, Павленский снова сообщил об открытой поддержке деятельности «приморских партизан». Это, как говорится в итоговом заключении HRF, «противоречит ненасильственному и творческому наследию Гавела».


Только после долгой пропаганды силовикам удалось добиться у большинства россиян понимания того, что все члены банды – преступники, на руках которых кровь невинных людей. Потребовалось время, чтобы со стен и заборов городов исчезли надписи «Партизаны, ваш подвиг не забыт» и другие, подобные им. Однако многие до сих пор продолжают поддерживать идеологию кировской банды. Например, в социальной сети «ВКонтакте» до сих пор есть группа численностью более 600 человек, участники которой собирают деньги для помощи освобожденным Никитину и Ковтуну, а также тем, кто остался сидеть.


Новость о том, что присяжные оправдали членов банды, была отмечена как понравившаяся более двухсот раз. Комментарии – радостные:


«Искренне поздравляю ребят! Парни, вы выстояли и победили! Отдельный респект присяжным и адвокатам!».


Доказано - виновны


Всего следователям пришлось разбираться в 30 эпизодах преступлений: серии убийств, посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов, бандитизме, незаконном обороте оружия, угонах автомобилей и другом. Все шесть лет подсудимые Владимир Илютиков, Максим Кириллов, Роман Савченко, Александр Ковтун, Алексей Никитин и Вадим Ковтун находились под стражей.


Вся страна несколько лет следила за расследованием громкого дела, а развивалось оно будто по сценарию захватывающего детектива. Вот, например, в 2012 году таинственно пропали три тома дела из здания краевого суда. Кто и как смог вынести документы, в которых содержались результаты следственных экспериментов, неизвестно. Следователям удалось их восстановить и направить в суд для приобщения к материалам уголовного дела.


- Расследование уголовного дела продолжалось более двух лет. Из них почти восемь месяцев обвиняемые знакомились с материалами уголовного дела, которое насчитывает 50 томов уголовного дела и 10 томов обвинительного заключения, проведено более 100 судебных экспертиз, – рассказала журналистам Аврора Римская, старший помощник руководителя СУ СК РФ по Приморскому краю.


Все это время члены группировки находились в СИЗО. В 2014 году присяжные огласили вердикт. Чтение вердикта заняло почти весь день, ведь присяжным пришлось ответить на 225 вопросов. К слову, коллегию заседателей удалось сформировать только с шестой попытки. В нее вошли 22 присяжных: 12 основных и 10 запасных заседателей. В основном это женщины-пенсионерки.


Судьбу молодых людей из Кировского они обсуждали в течение четырех суток.


- Доказана ли вина? Да! Снисхождения? Нет! Единогласно, - читал присяжный под рыдания родственников.


Тогда суд приговорил троих членов банды (Александра Ковтуна, Илютикова и Никитина) к пожизненному лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. Савченко было назначено 25 лет лишения свободы, Кириллову – 22 года, Вадиму Ковтуну – 8 лет 2 месяца. Но через некоторое время приговор был обжалован.



В 2015 году дело отправили на пересмотр. Были неправильно заполнены вопросные листы для присяжных, то есть допущены технические ошибки.


Летом этого года Приморский краевой суд начал прения сторон по пересмотру дела «приморских партизан» с участием присяжных.


– Во время судебного заседания защита пыталась представить присяжным заседателям подсудимых как разрозненных персонажей, которые по чистой случайности оказались в поле зрения правоохранительных органов. Поэтому моя задача сейчас – показать реальную картину этого дела, - начал свое выступление прокурор.



Он представил суду ряд доказательств, наглядно демонстрирующих тесную взаимосвязь и согласованность действий между «приморскими партизанами».


– Александр Ковтун вместе с Андреем Сухарадой создал устойчивую вооруженную группировку. Он же был одноклассником Никитина, а с Кирилловым ходил на охоту и рыбалку. Максим Кириллов – двигатель опоры, разбирается в оружии. Из показаний Ковтуна мы узнали, что у братьев совместно с Кирилловым и Сухарадой была своя небольшая конопляная поляна. Владимир Илютиков – одноклассник Сухарады и хороший знакомый Кириллова. Вадим Ковтун является водителем автомашины «Тойота-Карина», на которой возил своего брата Александра Ковтуна и его друзей в лес, где был расположен лагерь потерпевших, - сказал прокурор.


Спустя 10 месяцев после совершения преступления подсудимые начали активно сотрудничать с сотрудниками полиции, но так и не высказали реальную версию случившегося. В ходе судебного заседания не было ни одного высказывания от подсудимых, говорящих об их непричастности.


Никитин в присутствии адвоката признал, что в момент нападения на односельчан находился на месте преступления, но умолчал о том, что сам держал в руках оружие и лично снимал украшения с трупов.


В ходе следственного эксперимента подсудимый Александр Ковтун указал место захоронения четырех тел, Кириллов перечислил пункты слежки за жертвами, а Вадим Ковтун показал путь, по которому он привез фигурантов дела. Показания всех подсудимых совпадают, из чего можно сделать вывод, что они говорят правду. Так подробно о месте нахождения трупов и лагеря могут знать лишь те люди, которые действительно принимали участие в событиях сентября 2009-го.


В заключение прокурор призвал присяжных заседателей хорошо подумать над ответом на вопрос, заслуживают ли снисхождения те, кто не проявил ни капли снисхождения к своим жертвам.


– Прошло шесть лет, и я все равно уверена, что эти ребята виновны. У меня нет сомнений, что именно подсудимые убили моего сына и других. Прошу учесть в приговоре горечь моей материнской утраты, – высказалась Надежда Макаренко, мать погибшего Дмитрия Макаренко.


С пожизненного – на свободу

3093629.jpg


Этот эпизод преступления (убийство четырех жителей Кировки) суды разной инстанции рассматривали трижды. Приморский краевой суд в 2014 году признал всех участников банды виновными. Апелляция – Верховный суд России нашел некоторые процессуальные нарушения при рассмотрении дела и направил данный эпизод на пересмотр присяжными. Коллегию не могли собрать аж восемь раз. Но девятый стал «счастливым». Новый созыв заседателей и вынес приговор – невиновны. Коллегия присяжных заседателей решила, что убийство не может считаться доказанным.


Таким поворотом событий удивлены и сами участники. Вышедшие на свободу Вадим Ковтун, которому было назначено наказание в виде восьми лет лишения свободы, и Алексей Никитин – с пожизненным сроком - даже не знали, что ответить журналистам, поджидающим их у зала суда.


«Мы не ожидали оправдательного приговора, ведь Верховный суд нашел просто процессуальные нарушения», - сказал Вадим Ковтун.


Освобожденные направились домой к семьям и детям. Алексей Никитин, например, ни разу не видел дочь. Тем временем адвокаты празднуют маленькую, но победу. А вот прокуратура намерена обжаловать приговор в ближайшее время, по закону гособвинение может это сделать в течение 10 лет. Но, даже если апелляция будет рассмотрена, вряд ли снова встанет вопрос о заключении Ковтуна и Никитина под стражу, по крайней мере на время судебных разбирательств.


Радости освобожденных не разделяют те, кто долгие годы расследовал это дело и доказывал виновность всех «партизан» в суде.


- Следственный комитет расследовал уголовное дело, собрал все необходимые доказательства причастности обвиняемых к преступлениям. Этого было достаточно для передачи дела в прокуратуру и далее в суд, - сказала Аврора Римская, старший помощник руководителя СУ СК РФ по Приморью.


Гособвинение все так же настаивает, что фигуранты дела совершили разбойное нападение и убили четырех человек. Сомнений в том, что потерпевшие были именно убиты, нет: на телах жертв зафиксированы многочисленные огнестрельные и ножевые повреждения.


– Следует отметить, что это повторное вынесение вердикта по данному делу (по которому в 2014 году был постановлен обвинительный приговор) после его рассмотрения судом апелляционной инстанции, – подчеркивает старший помощник прокурора по Приморскому краю Елена Телегина. – Отменяя приговор по этому эпизоду, Верховный суд Российской Федерации не давал оценку доказанности либо недоказанности вины подсудимых. Основанием для отмены послужили процессуальные нарушения, которые касались в том числе технической стороны заполнения вопросного листа и содержания напутственного слова председательствующего судьи.


Решение присяжных заседателей еще не означает, что суд над «приморскими партизанами» завершен. На 27 июля назначено обсуждение вердикта, пройдут прения сторон, и только после этого судья вынесет приговор.


Никита Фролов, Анна Миронова

Ссылки

Источник публикации