Дело Адамова не живет

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Дело Адамова не живет

"Герой многих наших публикаций — министр РФ по атомной энергии Евгений Адамов — все же отправился в отставку после заключения комиссии Госдумы по борьбе с коррупцией. Документ попал на стол президенту Путину, и Адамов ушел «по собственному желанию». Впрочем, этим все и ограничилось, поскольку Генпрокуратура РФ тут же закрыла несколько уголовных дел, возбужденных по выявленным комиссией фактам. И закрыла необоснованно, о чем несколько раз сообщали парламентские эксперты.

Напомним: Евгений Адамов занимался коммерческой деятельностью еще до назначения на должность министра. Тогда он был главой режимного института НИКИЭТ (Научно-исследовательского и конструкторского института энерготехники). Там и сложилась его «бизнес-община». На базе института возникли коммерческие организации (ЗАО «Энерго терминал сервис», ЗАО «Транспул», ООО «Лоджик Риэлти» и проч.).
Некоторые из их руководителей после назначения Адамова главой Минатома заняли высокие посты. Так, Радченко – глава «Энерго терминал сервиса» — стал начальником ГУП «Атомспецтранс», которому приказом Адамова передали полномочия по транспортировке отработанного ядерного топлива (ОЯТ). А учредитель «Транспула» Сергиенко – руководителем департамента сооружения атомных объектов Минатома.
Нужно ли удивляться, почему Адамов так настаивал на ввозе в Россию иностранного ОЯТ? Ведь на его транспортировку и на строительство хранилищ страна планирует потратить миллионы долларов.
Но было и еще одно обстоятельство. Директор режимного института НИКИЭТ Евгений Адамов участвовал в иностранном бизнесе – являлся президентом американской корпорации «Омека». Его коллега и заместитель американский предприниматель Марк Каушанский, отвечая на наши вопросы, признался, что корпорация поставляла товары НИКИЭТу. И разумеется, делала это небезвозмездно и без участия в каких-либо конкурсах.
Сотрудничество с «Омекой» продолжилось на качественно ином уровне, когда Адамов стал руководителем Минатома РФ.
В то время эта малоизвестная американская корпорация заключила соглашение с внешнеэкономическим агентом Минатома РФ «Техснабэкспортом» — разумеется, вновь не на конкурсной основе. За некие «услуги», которые не в состоянии конкретизировать даже Генпрокуратура, фирма получила 68 140 долларов. Но что значит эта плата в сравнении с огромной рекламой, которую сделал корпорации сам факт сотрудничества с крупнейшим в мире агентом на международном атомном рынке. Сколько «Омека» заработала на этом имидже, остается тайной и, конечно же, не интересует Генпрокуратуру РФ.
Между тем не остались тайной доходы самого Адамова. По данным комиссии, ему принадлежат 3 млн 150 тыс. долларов из денежных средств американской корпорации. Близкому человеку Адамова – главе московского представительства «Омеки» (расположена в бывшей столичной квартире Адамова) Ольге Пинчук – 1 млн 500 тыс. долларов, а Марку Каушанскому – всего 410 тыс. Судя по всему, очень важным человеком в корпорации американский предприниматель никогда не был.
По данным комиссии, в Пенсильвании в «PNC Bank» Адамовым были открыты два счета, на каждом из которых до недавнего времени было свыше 100 тыс. долларов. Более того, на его счет в «Меллон банке» (Монровиль, Пенсильвания) ежегодно поступало 30 тыс. долларов. Несмотря на многочисленные заявления Адамова о том, что он перестал заниматься бизнесом, и документы корпорации «Омека» о передаче президентских полномочий Каушанскому, в официальных государственных структурах США эти изменения зафиксированы не были, что не вполне соответствует американским порядкам.
Рассмотрев эти и многие другие факты, приведенные комиссией Госдумы по борьбе с коррупцией, Генпрокуратура РФ не нашла в них состава преступления. Хотя не отрицала ни факта создания системы частных фирм на базе режимного института, которым руководил Адамов, ни того, что подразделения госпредприятий обязывали пользоваться услугами исключительно этих организаций, ни то простое обстоятельство, что подобным нехитрым образом государственные средства перемещались в сугубо частный сектор.
После прекращения уголовных дел Генпрокуратура очень скупо отвечает на многочисленные запросы комиссии. Прокуроры не желают объяснять, что было сделано, или хоть как-то мотивировать свое решение. Первый зам генпрокурора Бирюков отправляет парламентским экспертам формальные отписки, которые иногда противоречат имеющимся документам"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации