Дело Аэрофлота закрыто

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Дело "Аэрофлота" закрыто

Оригинал этого материала
© Presscenter.ru, origindate::24.07.01

Следствие разобралось с "Аэрофлотом". Но судить будут не всех. Березовского - тем более.

Елена Вишнякова

Converted 11853.jpg Дело "Аэрофлота" закрыто. На скамье подсудимых окажутся четыре человека. Кстати, Березовского среди них не будет. Почему? А вот почему...

За три года, что длилось следствие по делу "Аэрофлота", оно превратилось из "дела Березовского" в долгоиграющую историю про мошенничество. Все уже плохо помнят, что там, собственно, произошло - у кого и как эти деньги украли. А "швейцарских" обвиняемых и вовсе не будет. Так, по крайней мере, меня заверили в офисе прокурора Швейцарии.
    
     Еще бы! Еще в прошлом году появилось сообщение, что солидная аудиторская компания Price Waterhouse Coopers проверяла Andava и Forus, и не нашла в их деятельности никаких нарушений.

Я еще тогда поинтересовалась у следователя Генпрокуратуры Николая Волкова:
    
     - Вы надеетесь опровергнуть их отчет?
    
     - Ни в коем случае, - ответил он в августе прошлого года. - У нас разные подходы. Они проверяют деятельность кампаний с той точки зрения, чтобы любой перевод денег имел документальное обоснование. А мы, расследуя дело о хищении средств "Аэрофлота", говорим: деньги "уплыли" на основании договоров (тут не придерешься). Но договора эти были нецелесообразны. Вот почему проверка Price Waterhouse не может повлиять на российское расследование.
    
     Обвиняемых по делу в итоге оказалось четверо.
     Это, во-первых, бывший первый зам. гендиректора ОАО "Аэрофлот" Николай Глушков. У него целый "букет" обвинений - помимо хищения средств "Аэрофлота" путем мошенничества (общая сумма - $252 млн.), его подозревают в попытке побега из-под стражи, а так же отмывании и невозвращении денег в иностранной валюте.

Второй обвиняемый - Александр Красненкер, который был зам. гендиректора по коммерции и рекламе.

На скамье подсудимых следствие намерено увидеть также Лидию Крыжевскую (экс-главбух "Аэрофлота") и Романа Шейнина, гендиректора ЗАО "Финансовая объединенная корпорация" (ФОК). Все они сейчас знакомятся с материалами дела.
    
     Напомним, дело, которое долгое время в России было принято называть "делом Березовского", возбуждено по факту хищений средств кампании "Аэрофлот". В свое время следователь Генпрокуратуры Николай Волков сгоряча предъявил обвинение Борису Березовскому (тот не являлся на допросы) - в незаконном предпринимательстве и отмывании денег. Потом снял это обвинение (формально Березовский никакого отношения к "Аэрофлоту" не имеет), и теперь Борис Абрамович проходит всего лишь свидетелем по делу.
    
     Предметом расследования стали сотни миллионов долларов "Аэрофлота", которые аккумулировались на счетах швейцарской фирмы "Andava", ирландской "Grangeland Holdings Limited" и Финансовой объединенной корпорации (ФОК), и потом переводились посредническим фирмам за различные услуги. Это был классический механизм перекачки денег.
    
     Суть его предельно проста. До 1997 года "Аэрофлот" не имел лицензии ЦБ на проведение банковских операций за рубежом. А в Швейцарии существовала маленькая фирма "Andava", которая начала помогать "Аэрофлоту" - то есть получать его валютную выручку на свои счета. Естественно, за определенные комиссионные (Волков утверждал, что "набежало" около 11 млн. долларов). Но "Аэрофлоту", кроме этого, надо было каким-то образом оплачивать свои счета за рубежом - лизинги, аренду самолетов, горючее и т.п. Не имея лицензии, он не мог дать распоряжение "Andava": оплати мои счета.
    
     И тогда "добрая" "Andava" создает в России дочернюю фирму - ФОК. Который и заключает с "Аэрофлотом" договор о взаиморасчетах за рубежом (тоже за комиссионные). Но у самого ФОКа денег нет. Поэтому на сцене появляется еще одна фирма - ирландская "Grangeland Holdings Limited" (по некоторым данным, она принадлежит Гансу Питеру Йени - управляющему "Andava"). Она должна была погашать все задолженности "Аэрофлота" перед зарубежными кредиторами (за 30% от выплат). Но и у "Grangeland Holdings Limited" нет денег. И ирландцы заключают договор с… "Andava" (которая, как мы помним, аккумулирует валютную выручку авиакомпании) о предоставлении кредита. Все довольны: "Аэрофлот" кормит сам себя и еще кучу "добрых" фирм.
    
     Поэтому-то главный вопрос, которым несколько лет занимался следователь Волков (вплоть до своей отставки) - кому принадлежали все эти западные фирмы и к кому в конечном итоге попадали деньги?
    
     Принято считать, что все названные фирмы находились под контролем Бориса Березовского. Но очевидное не так-то просто доказывается.
    
     В частности, следствие не один год билось над вопросом: кто в апреле 1996 года стал фактическим хозяином "Andava"? Дело в том, что тогда уставной капитал фирмы неожиданно вырос в 100 раз: с 200 тысяч до 2,5 млн. франков. Вот вскоре после этого и потекли на счета фирмы миллионы долларов.
    
     Волков долго пытался понять: кто же заплатил эти 2,3 млн. франков?
    
     Простота вопроса кажущаяся. Например, существует два документа. Один - о приобретении 936 акций "Andava" (по 1 тысячи франков каждая) Борисом Березовским. Второй - о приобретении 839 таких же акций Николаем Глушковым. В каждом документе значится: "подписант обязуется действовать от личного имени, а не от третьих лиц".
    
     Это, видимо, самое главное в документах, потому что ни в одном их них нет подписи ни Березовского, ни Глушкова. Там стоит подпись… бернского адвоката Ханса Питера Йени, члена административного совета компаний "Andava" и "Forus". А на другой стороне - нотариальное заверение подписи этого господина и подтверждение, что в данном деле Ханс Питер Йени действует в интересах Бориса Березовского и Николая Глушкова.
    
     Так кто же он, этот адвокат из Берна, - хозяин фирмы или управляющий частью состояния Березовского?
    
     Такая же путаница с внесением денег. Казалось бы, все просто - 41% акций находится у г-на Йени (было неясно, в управлении или собственности?). 59% - у компании "Andre&Si" (это официальные данные, которые предоставляла "Andava" в прошлом году швейцарским журналистам). Но кто получает дивиденды по акциям г-на Йени?
    
     Г-н Березовский мог не опасаться нового обвинения - до тех пор, пока Николай Волков не нашел ответы на эти вопросы. Но он их не нашел. Так случилось, что его отставка (по достаточно надуманному поводу - поставил свою подпись там, где якобы не имел права это делать: самоуправство!!!) по странной случайности совпала с тем этапом следствия, когда ответы на все имеющиеся вопросы, наконец, должны были появиться.
    
     В августе прошлого года в кабинете Волкова, только что вернувшегося из Швейцарии, стало тесно. Двадцать огромных коробок - "подарок" швейцарской прокуратуры - фактически заполнили просторный кабинет следователя-важняка Генпрокуратуры. Он буквально зарылся в этих документах. Помощников не наблюдалось: всю эту гору бумаг Волков должен был изучить самостоятельно, и лишь потом, отобрав самое главное, призвать на помощь ревизора.
    
     Я тогда попросила Николая Васильевича прокомментировать "улов"…
    
     - Об этом еще рано судить. Сначала надо все это изучить. Здесь банковские документы о финансовой деятельности фирм, которые мы считаем причастными к хищению средств из компании "Аэрофлот". Речь идет о том, чтобы отследить финансовые потоки - куда, сколько и каких денег переводилось. Само по себе это не криминал. Поэтому нам важно выяснить, с помощью каких механизмов деньги "Аэрофлота" выводились из компании и оседали на чужих счетах. Выяснить, чьи это счета… И самое главное - уточнить, наконец, сумму ущерба, причиненного компании "Аэрофлот".
    
     Сегодня Волков никаких комментариев не дает: некорректно, говорит. Березовский и вовсе за границей - вряд ли он приедет на процесс. Даже свидетелем. Питер Йени и остальные объекты интереса швейцарской прокуратуры могут спать спокойно: у себя на родине они - солидные бизнесмены. На скамье подсудимых останутся четверо. Все же не последние люди в этой истории.