Дело Дервоеда

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Дело Дервоеда

Оригинал этого материала
© www.pskov-site.da.ru, origindate::16.07.2001

Особенности национальной охоты на вице-губернаторов:  Первый вагон на Север?

Федор Кирпиченко"Ассоциация политического расследования и прогнозирования"

Converted 11825.jpg

Вице-губернатор Псковской области Дмитрий Дервоед

Давно и не нами замечено, что целый ряд идей В.В.Жириновского за последние годы исподволь воплощается в жизнь федеральным центром. Первой ласточкой стало разделение страны на генерал-губернаторства (читай - федеральные округа), очевидно, теперь пробил час для нашумевшего в свое время пресловутого "последнего вагона на Север". Хотя правильнее было бы назвать его первым вагоном с Северо-Запада. При этом направление движения эшелона остается неизменным. Ирония судьбы - на рельсах (в наших политических реалиях, видимо, никак нельзя избежать образов прошлого десятилетия) оказался и бывший соратник несгибаемого сына юриста - псковский губернатор. Каким-то ветром занесло на магистраль и губернатора северной культурной столицы России. Процесс, судя по всему, пошел, и в результате два вице-губернатора рискуют оказаться в том самом, первом на сегодняшний день, вагоне на Север.

Практически одновременное – с разницей в несколько дней - предъявление обвинения в совершении уголовных преступлений вице-губернатору Псковской области Дмитрию Дервоеду и Санкт-Петербурга Валерию Малышеву если и совпадение по факту, то отнюдь не случайность по сути. Дело против псковского высокопоставленного чиновника было начато в январе, против питерского, как оказалось, в марте этого года. В обоих случаях речь идет о людях, ответственных за финансовые проекты, в которых использовались значительные объемы государственных средств. В обоих случаях речь идет о людях, которые уже давно пользуются дурной славой: связи с криминальными структурами, мошенничество, коррупция и проч. В обоих случаях самую активную роль сыграли прокурорские работники вдохновляемые заместителем Генерального Прокурора по Северо-Западу Владимиром Зубриным. Наконец, в обоих случаях шефы обвиняемых – псковский губернатор Евгений Михайлов и питерский Владимир Яковлев – предпринимали самые активные усилия для того, чтобы выгородить своих подчиненных.

За кадром пока осталась роль Представителя Президента в Северо-Западном округе Виктора Черкесова. А в этой истории она-то и имела, судя по всему, решающее значение. Если бы не политическое сопровождение, которое он обеспечивал для прокуратуры, вряд ли она могла бы действовать столь решительно, особенно с учетом давления со стороны некоторых сотрудников аппарата Администрации Президента и Генпрокуратуры. А таких попыток, по нашей информации, было немало. Тем не менее, обвинение предъявлено, это уже очень серьезное достижение следствия.

Самый важный вопрос в этом деле: зачем это нужно Виктору Черкесову? Версий ответов, на наш взгляд, может быть три. Первый: Представитель Президента бескомпромиссный борец с коррупцией в государственных органах, который решил начать борьбу с этим злом не на словах, а на деле. Второй: Черкесов имеет претензии к губернаторам Михайлову и Яковлеву, поэтому цель преследования Дервоеда и Малышева состоит в получении показаний на их боссов. Третий: дело связано с разборками в кремлевских кругах, с борьбой так называемых старой ельцинской и новой питерской командами вокруг Президента Путина.

Попробуем разобрать каждую из версий более подробно на материалах дела Дервоеда, которое нам известно лучше, и которое намного ближе нашим псковским реалиям.

«Тебе посодють, а ты не воруй!»

Весной 2000 года псковский губернатор Евгений Михайлов оказался в нокдауне. Его прежний соратник депутат Госдумы Михаил Кузнецов посчитал себя обманутым Михайловым и решил составить ему конкуренцию на выборах. До выборов оставалось полгода. Для губернатора, помимо политических проблем, это еще означало и лишение надежного финансового источника. По его собственному признанию, Кузнецов финансировал избрание Михайлова в 1996 году, а также всю последующую политическую активность. Фантастически непопулярный губернатор попал в финансовый цейтнот. Единственный денежный источник Михайлова – доходы от ГУП «Псковалко» – никак не мог покрыть предполагавшихся расходов на масштабную избирательную кампанию. Тем более что и с водочными деньгами было все не так просто. Во-первых, на них плотно сидел некоронованный король Псковщины вице-губернатор Михаил Гавунас (отправленный накануне выборов в отставку), отнюдь не горевший желанием рисковать всем, что он «заработал» за нелегкие и опасные для него годы государственной карьеры. Во-вторых, сам губернатор Михайлов считал водочные деньги, регулярно получаемые им от Гавунаса, и переводимые затем на номерные счета в Вену и Лондон, последней страховкой на случай завершения карьеры. Это был неприкосновенный запас. Понять Михайлова несложно. Парень-то он молодой, а делать ничего не умеет, перестанет быть губернатором, на что жить? Тем более что он удивительно быстро привык жить на широкую ногу, с размахом.

Размах губернаторской ноги в конце весны - начале лета 2000 года завис в воздухе. Вот тут-то и подвернулся Дмитрий Дервоед, недавно назначенный директором государственного унитарного предприятия (ГУП) «Псковпрод» по рекомендации Гавунаса и лидера ЛДПР Владимира Жириновского. Дервоед – личность для Пскова весьма примечательная и незаурядная. Родился он в Ростове-на-Дону, в свои 30 лет успел получить бизнес-образование в США. По протекции Жириновского, с которым Дервоед был связан через одного из племянников вождя либерал-демократов, в 1994 году занял пост вице-президента «Руссобанка». Место оказалось удачным для авантюриста сочетавшего в себе несколько замечательных талантов: американское образование, свободное владение английским языком, а также умение легко толковать "по понятиям" нашего времени. Дело в том, что основной специализацией «Руссобанка» являлась отмывка и переправка за рубеж через подставные фирмы денег криминальных группировок Москвы и Санкт-Петербурга. Переводы средств с отечественных счетов на зарубежные, а также и речей с русского устного на английский литературный в сочетании приводили к неплохим результатам. Несколько лет дела Дервоеда шли очень хорошо. Он довольно быстро приобрел все аксессуары солидного, преуспевающего человека - обзавелся шикарной квартирой на Рублевке, купил дом в Подмосковье, каждый год менял автомобили для себя и жены, детей устроил в платную школу при посольстве Великобритании. Но в какой-то момент будущий псковский вице-губернатор расслабился. Хотя, скорее всего его подвела жадность и кажущаяся стабильность положения. В общем, кинул он на весьма солидную сумму клиента банка, а тот оказался, как на грех, весьма авторитетным товарищем. Он поставил Дервоеда "на счетчик" и организовал взрыв одного из его мерседесов прямо под окнами дома. Молодой предприниматель после этого сразу же раскаялся и осознал всю глубину совершенной им ошибки. Однако этого было мало - чтобы сохранить жизнь, пришлось продавать дом, оставшиеся машины, да еще залезать в долги. С серьезным товарищем Дервоед расплатился, а вот собственный авторитет подрастерял. Из Москвы пришлось скрыться. Так, весной 1999 года с подачи Жириновского он и всплыл на посту заведующего аптечной базой в Великих Луках, маленьком городке на юге Псковской области, которую Вольфович считал своей вотчиной. Через год стало скучно, жутко хотелось поработать по-старому, с размахом, да к тому же казалось, что московское дело уже улеглось. В результате Дервоед стал налаживать связи среди чиновников и бизнесменов области. Он попался на глаза Гавунасу, тому не мог не понравиться пробивной молодой человек, а когда за него похлопотал сам лидер ЛДПР, Дервоед «для начала» и был посажен на «Псковпрод» - полумертвую в ту пору структуру с непонятными целями и незначительным оборотом. Но предприимчивый человек с таким богатым жизненным опытом всегда найдет применение своим способностям. Для того чтобы понять, как из ГУПа выжать прибыль, Дервоеду понадобилось не более месяца.

Этот момент как раз и совпал с кризисом в жизни губернатора Михайлова, о котором говорилось выше. Дервоед понял - сейчас или никогда. И вышел на губернатора с предложением, от которого невозможно было отказаться. Он предлагал Михайлову сохранить и кресло, и финансовый НЗ. Суть идеи проста до гениальности. Самая большая статья псковского бюджета - расходы на социальную сферу: школы, больницы, детские дома и т.п. Еженедельно губернатор расписывает, сколько денег дать каждому учреждению, чтобы покрыть их потребности в продуктах, одежде, медикаментах и т.д. А зачем, спрашивается, давать школам или больницам деньги? Ведь им не это нужно, да и хлопоты у них лишние с проводками, закупками, оформлением. В общем, Михайлов суть схватил быстро: все деньги для социальной сферы направляем в ГУП «Псковпрод», который берет на себя закупки и распределение всего необходимого. Тем более, что денег в тот период становилось все больше и больше, так как трансферт из Москвы рос не по дням, а по часам.

Ударили по рукам, а дальше пошло-поехало. Ничего нового: закупки без конкурсов по многократно завышенным ценам, нецелевое расходование под видом коммерческой деятельности, операции с векселями и кредитами все того же «Руссобанка». За полгода перед выборами увели из бюджета по самым скромным подсчетам не менее 30 миллионов рублей, хотя в реальности, думается, намного больше. Просто не все еще нашли. Но не в этом дело, а в том, что Михайлов выборы хоть и позорно, но выиграл. Если бы не деньги «Псковпрода», кто знает, как бы все обернулось… Знакомые, участвовавшие в выборной кампании в Псковской области, рассказывали: в штабе Михайлов – итальянская забастовка. День зарплаты прошел, а денег нет, поэтому никто не работает. Проходит неделя, читаем в газетах – область получила из Москвы очередной трансферт. Буквально через пару дней в штаб с чемоданчиком наличных приходит помощник Дервоеда Владимир Рева и выдает зарплату. Кстати, после выборов Рева занял место Дервоеда во главе «Псковпрода».

Уголовное дело по фактам воровства государственных денег было открыто по заявлению депутата Госдумы Михаила Кузнецова. Это человек сыграл, пожалуй, ключевую роль в том, что дело по Дервоеду приобрело такой размах, дошло до обвинения и отстранения вице-губернатора от должности. Черкесов санкционировал действия прокуратуры, но всю практическую работу по устранению препятствий расследованию как на уровне области, так и на уровне Москвы выполнил именно Кузнецов. По его негласным подсказкам, прокуратура обращала свое внимание в нужном направлении, он определял порядок действий и координацию между прокуратурой, УВД и КРУ Минфина. И конечно, без участия Кузнецова не обошлась широкая кампания в прессе, которая сопровождала следствие, и которая создавала для него благоприятный фон.

Дервоеду, Михайлову и их подельникам не повезло и в другом: они нарвались на принципиальных и амбициозных следователей. Прокурор области Николай Лепихин, его заместитель по следствию Петр Ищенко и следователь по особо важным делам Владимир Шамяков, почувствовав поддержку на самом высоком уровне, решили доказать, что не зря едят государственный хлеб. Тем более, что зампрокурора Ищенко оказался родным братом давнего делового партнера Кузнецова также депутата Госдумы Евгения Ищенко. При таких раскладах Дервоеду было очень сложно рассчитывать на легкую жизнь даже в должности вице-губернатора. Ее и не получилось.

«Я – поэт, творец искусства. А вы – ничтожное говно!»

Точно также как один уральский стихотворец-панк, воспринимает окружающих псковский губернатор Евгений Михайлов. Я, мол, губернатор, значит, я всегда прав, а кто вы такие? – вот типичный стиль его рассуждений (кстати, одно из любимых выражений Михайлова: «я лутче знаю!»). Проблема только в том, что кроме самого Михайлова, так больше никто не считает. Псковский губернатор давно стал предметом насмешек и презрения как на своей подведомственной территории, так среди всего российского политического класса.

Для Черкесова Михайлов - глубоко антипатичная фигура. Только многолетняя чекистская закалка помогает ему сдерживать отвращение при виде угреватой физиономии Михайлова, его немытых, длинных волос и обсыпанных перхотью плеч, засаленной сорочки и плохо повязанного, хоть и дорогого галстука. Но это еще можно было бы стерпеть. Гораздо важнее репутация человека. У псковского губернатора репутация, мягко говоря, неважная. Дело даже не в том, что он был одним из первых сподвижников Жириновского, активным членом ЛДПР до 2000 года. Это цветочки. Ягодки - в глубокой, прирожденной аморальности Михайлова. Оргии с малолетками в дачном поселке «Псковалко» Анохово, официальный отказ от собственного сына, родившегося с синдромом Дауна, наконец, широкие гомосексуальные связи со своими приближенными, включая депутата Госдумы, одного из основателя движения «Поколение свободы» Игоря Динеса, которого Михайлов включил в избирательные списки «Единства» от Псковской области, - все это хорошо известно не только в Пскове, но и в Петербурге, и в Москве.

Не случайно, что за полтора года исполнения обязанностей Представителя Президента в Северо-Западном округе Виктор Черкесов всего два дня провел в Пскове. На большее, очевидно, у него терпения не хватило. А вот начать антикоррупционную кампанию именно с Псковской области, желания оказалось предостаточно.

«Скоро вам всем кердык…»

Но одних лишь личных антипатий и даже фактов откровенного воровства, возможно, было бы недостаточно для того, чтобы Черкесов открыл охоту на вице-губернаторов и их шефов в своем округе. Дело в том, что северо-западный наместник Президента совсем не хотел видеть Михайлова и Яковлева на нынешних постах. У него были другие кандидатуры. Но в кремлевских разборках полтора года назад верх взяла точка зрения заместителя руководителя Администрации Президента Владислава Суркова. Он убедил сначала Александра Волошина, а затем и Президента Путина смириться с тем, что губернатором Санкт-Петербурга останется Владимир Яковлев, которому в свою очередь обещал прикрытие в Москве. Сурков же и настоял на кандидатуре Михайлова, которому открыл двери в Политсовет «Единства». Причем никаких особых государственных интересов он не преследовал, особенно в случае с псковским губернатором. Ошибочно решив, что главный соперник Михайлова - Кузнецов - представляет интересы МДМ-банка, выходец из противоборствующей группировки «Альфа-банка» Сурков сделал ставку на откровенно слабого Михайлова, которому в качестве надзирателя был приставлен верный и надежный Михаил Маргелов, сейчас занявший пост представителя псковского губернатора в Совете Федерации.

Когда Сурков проворачивал эти комбинации, Черкесов еще только-только присматривался к Северо-Западному округу, тогда еще, кстати, и не созданному. Сейчас, укрепившись вместе с партнерами по питерскому клану, он воспользовался удобным случаем, чтобы указать Суркову: «Владислав Юрьевич, а Вы были ох как не правы. Смотрите, каких негодяев вы покрываете!» Указать, впрочем, не только Суркову, но и всем его друзьям из ельцинской команды.

Виктору Черкесову прочат большое будущее. Возможно, борьба с коррупцией, которую он начал в своем округе, будет продолжена под его же руководством по всей России. Впрочем, это зависит от того, оправится ли на Север первый вагон с Северо-Запада. Во всяком случае, транспорт уже подан. Добро пожаловать, господа!