Дело Живило

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Дело Живило

"У каждого человека в жизни обязательно происходит какое-либо важное событие, которое впоследствии определяет его дальнейшие поступки. У кого-то – первое научное открытие, у кого-то – первая книга, у кого-то – первое нарушение закона. Бизнесмен Михаил Живило совершил свое первое преступление в 1994 году – вместе с братом Юрием он путем вымогательства, причем с помощью угроз, применения насилия и даже убийства, заставил своего партнера Руслана Шамурина отказаться в свою пользу от доли собственности (50%) в совместно учрежденных офшорных компаниях, а также передать все средства на банковском счете в Лондоне и московскую квартиру.

       Созданная им «Металлургическая инвестиционная компания» (МИКОМ) в середине 90-х именно такими способами, как в случае с Шамуриным, завладела рычагами управления на ряде крупнейших предприятий Кемеровской области, таких, как Новокузнецкий алюминиевый завод, Кузнецкий металлургический комбинат, разрез «Черниговец» и другие. Массированная скупка акций, позволившая Живило сконцентрировать в своих руках контрольные пакеты этих предприятий, осуществлялась при непосредственном и активном участии лидеров местных организованных преступных группировок. Один из них – новокузнецкий авторитет по кличке Виденя (Олег Виденин). Члены «команды» Видени весьма крутыми методами «убеждали» работников предприятий продавать акции, а неугодных Живило руководителей – снимать свои кандидатуры на выборах членов совета директоров. В дальнейшем те же ОПГ обеспечивали беспрепятственное проведение менеджментом Живило политики ограбления контролируемых предприятий, которые за время нахождения под управлением МИКОМа были сознательно доведены до банкротства. Производства, приобретенные Живило, подвергались систематическому «изыманию финансов» в результате того, что потоки сырья и выпускаемой продукции контролировались офшорными посредническими компаниями. В итоге российские производители несли все возрастающие убытки. В 1998—2000 гг. в отношении живиловских менеджеров, представлявших МИКОМ в Кемеровской области, был возбужден ряд уголовных дел по фактам легализации денежных средств, приобретенных незаконным путем (проще говоря, отмывание грязных денег), уклонения от уплаты налогов, невозвращения из-за границы средств в иностранной валюте, злоупотребления полномочиями и незаконного предпринимательства. Владимир Путин охарактеризовал ситуацию, сложившуюся с Живило, следующим образом: «Деятельность МИКОМа вышла за рамки правового поля». 
       В августе 2000 года УФСБ по Новосибирской области возбудило уголовное дело № 2141 по факту подготовки покушения на губернатора Кемеровской области Амана Тулеева (ст. 30 и 277 УК РФ). По этому делу Михаил Живило проходит как заказчик преступления
       Уголовные истории
       Ожидающие в бруклинской тюрьме начала судебного процесса бывшие члены группировки известного криминального авторитета Татарина — Александр Спиченко (Спич) и Василий Ермишин — сообщили о намерении дать показания о «сотрудничестве» со скрывающимся в США главой МИКОМа Михаилом Живило.
       В нью-йоркском окружном суде дело «татаринской бригады» планируется к рассмотрению в грядущем апреле. По прогнозу юристов, фигурантов этого дела ожидает высшая мера. Однако, как это принято в США, в случае заключения сделки с прокуратурой о содействии следствию бандиты могут рассчитывать на снисхождение. Чем и воспользовались Спиченко и Ермишин, которые в числе прочего признались в давних связях с братьями Живило и в исполнении некоторых поручений криминального характера, заказчиком которых якобы был Михаил Живило.
       По похожей схеме подручные МИКОМа трудились и на других направлениях, поручаемых лично Михаилом Живило. Так, путем угроз и вымогательства братки из группировки Татарина пытались завладеть частью акций Саянского алюминиевого завода, но встретили жесткий отпор и по распоряжению Живило были вынуждены отступить. Однако самыми деликатными, по признанию бандитов, были международные поручения хозяев МИКОМа. К примеру, бригада осуществляла прикрытие многомиллионных афер с экспортом продукции Новокузнецкого алюминиевого завода, которым владели Живило. До признательных показаний Спиченко и Ермишина Михаил Живило находится в относительной безопасности: беглец попадает под специальную программу защиты свидетелей. Однако чем дальше раскручивается скандал с признаниями людей Татарина, тем очевиднее, что распространение такой программы на Живило — не более чем результат очередной аферы известного комбинатора, с помощью которой он отчаянно пытается уйти от уголовной ответственности. Теперь следствию придется разбираться в хитросплетениях причудливой криминальной судьбы российского бизнесмена. В том числе проверять бывшего алюминиевого магната на предмет причастности к убийству боксера Кобозева, исполненного бандитами Спиченко и Ермишиным. Как поговаривают, ФБР уже серьезно настораживает криминальный интерес Живило к большому спорту. Если в России предприниматель засветился на связях с главным подозреваемым в покушении на убийство губернатора Тулеева чемпионом-биатлонистом Тихоновым, то в США люди из команды Живило попались на убийстве боксера, который претендовал на звание чемпиона мира в крейсерской категории среди профессионалов. Если удастся доказать хотя бы косвенное участие Живило в организации этого преступления, то по совокупности обвинений по американским законам беглецу из России вполне может грозить смертная казнь.
       Разговор с сенатором
       Инициатором борьбы с криминальными структурами Живило выступил губернатор Кемеровской области Аман Тулеев, и я думаю, что именно он наиболее полно сможет охарактеризовать деятельность и принципы работы главы МИКОМа. Поэтому я предлагаю читателю несколько необычную беседу с сенатором, состоящую из его монологов о господине Живило.
       Криминал 
       Давно известно, что «беловоротничковая» преступность активно сращивается с откровенно уголовной. Вступив в бизнес как брокер Российской товарно-сырьевой биржи, выпускник Московского финансового института Михаил Живило с самого начала искал способ быстрого обогащения. 
       АМАН ТУЛЕЕВ: «Михаил Живило – не политический деятель. Для меня он просто жулик. Решение французского суда не выдавать Живило основывается на том, что во французских законах нет положений, эквивалентных тем, по которым его обвиняют по российскому законодательству. Но это же абсурд! Двойные стандарты. Они на Западе заявляют, что русская мафия заполонила Европу, а сами реабилитируют откровенного бандита!.. Живило – преступник, который ограбил Кузнецкий металлургический комбинат на 300 млн долларов и занимался вывозом криминальных денег за рубеж. Еще раз повторю, что Живило – прожженный преступник и вор… Сколько денег осело на личных счетах Живило, и помыслить трудно. И все махинации сходили ему с рук. Вероятно, эта безнаказанность убедила Живило, что ему можно даже пойти на убийство не угодного ему человека».
       Бизнес 
       На каждом из подконтрольных Живило производств действовала примерно одинаковая схема откачки прибылей: сырьевой и товарный потоки переходили в руки офшоров-посредников, которые диктовали производителям закупочные цены на сырье и на конечную продукцию. Живило ежемесячно «выкачивал» через офшоры около десяти миллионов долларов, только за 99-й год он «заработал» на этом более ста миллионов долларов. 
       АМАН ТУЛЕЕВ: «…расскажу о механизме грабежа, который осуществляет МИКОМ. Этот механизм очень прост. Абсолютно все, что завозится на Кузнецкий металлургический комбинат или на разрез «Черниговский», идет через микомовские фирмы, а цены они устанавливают в несколько раз более высокие, чем на рынке. Причем доходит до дикости. Например, между Новокузнецком и Прокопьевском расстояние около трех километров, то есть города почти слились, по микомовским же документам получается, что из Прокопьевска уголь идет в Грецию, там у МИКОМА фирма, а из Греции уже поступает на КМК. Такая операция повышает цену угля в семь-восемь раз. Завозимые на комбинат уголь, руда, металлолом, окатыши, кокс и прочее завышаются в цене. Таким образом, комбинат платит фирмам группы МИКОМ больше денег и искусственно наращивает долги… С другой стороны, все, что выходит из КМК, продается по самой низкой цене дочерним компаниям и фирмам МИКОМа. На КМК самая низкая зарплата, это при тяжелейших условиях труда… А десятки миллионов вообще уплывают из области в заокеанские дали. А теперь Живило еще и делает ставку на шантаж…»
       Внедрение во власть
       Когда Живило понял, что отвечать придется уже скоро, он начал действовать в манере, обычной для российских бизнесменов, у которых есть проблемы с законом. МИКОМ решил внедриться в местную законодательную власть. Михаил Живило выставил целое криминально-избирательное «политическое» движение на выборы — 35 кандидатов. Ни один не прошел. В отношении некоторых из этих «кандидатов» и сейчас расследуются уголовные дела.
       АМАН ТУЛЕЕВ: «Политическая ситуация очень сложная. Как нашествие саранчи… Движется на Кузбасс. Стараются разорвать область на части. Основной наш противник на выборах — те, кто противостоит нашему блоку, блоку народовластия, блоку Тулеева, — это, конечно, МИКОМ… Главная их задача — закрепиться, закрепиться политически, хапнуть побольше, вывезти побольше. И еще одно. Если, допустим, провалились, к примеру, разворовали все что можно, тогда у них есть депутатский мандат. Сразу не посадишь — депутатская неприкосновенность…»
       Но провала в Кузбассе Живило было мало. Два года назад на телеканале ОРТ прозвучало официальное заявление депутата Государственной Думы Владимира Семаго о том, что «одним из основных источников финансирования предвыборной деятельности КПРФ стали братья Живило, хозяева финансово-промышленной группы МИКОМ». Факты, говорящие о том, что именно Михаил Живило финансировал коммунистическую партию, нашли также подтверждение в высказываниях некоторых других депутатов Госдумы, высокопоставленных чиновников и публикациях в прессе копий платежных документов. 
       АМАН ТУЛЕЕВ: «…и политическую кампанию Живило возглавляют депутаты-коммунисты. Наблюдая эту картину, я вновь начинаю задаваться вопросом: а не зашли ли качественные перемены в КПРФ настолько глубоко, что убеждения уже перестают играть для руководства главную роль, а на первый план выходит корыстная беспринципность… После выступления депутата Семаго, который сообщил, что Живило финансирует коммунистов, молчание КПРФ длилось полторы недели… В народе мне говорили: «Ты тут борешься, а в это время выясняется, что деньги, которые у нас украл Михаил Живило, идут на финансирование коммунистической партии!» Мне надо было немедленно реагировать! Братья Живило постоянно подчеркивают свои связи с КПРФ, я неоднократно предупреждал руководство партии, что это не идет ей на пользу… Руководство КПРФ использует для своей деятельности «грязные деньги» — деньги, нажитые братьями Живило криминальными способами».
После того как коммунистов потеснили на парламентском олимпе, Михаил Живило попытался сменить политическую ориентацию. Сумел войти в состав московского штаба «Единства», но ненадолго. Как только политсовету столичного отделения стало известно об интересе правоохранительных органов к Живило в связи с делом о покушении на губернатора Кузбасса, от услуг Миши Кемеровского моментально отказались."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации