Дело Ильи Горячева: от БОРН до Антимайдана

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Дело Ильи Горячева: от БОРН до Антимайдана

5 Июня 2015

C357d35cc941470ce42ebf3e3de13360.jpeg

Максим Мищенко, «кремлевский соловей», руководитель организации «Россия молодая»..Максим Мищенко (Румол) (слева) и Дмитрий Тараторин (Русский образ)

Илья Горячев

Вчера в Москве начался суд над неонацистом Ильей Горячевым, лидером «Русского образа», обвиняемым в соучастии в серии убийств, совершенных Боевой организацией русских националистов (БОРН). Суд этот обещает быть интересным, ведь Горячев — наиболее публичная фигура среди всех, кто проходит по этому делу.

Горячев родился в Москве в 1982 году, в 2004 году окончил истфак Государственного университета гуманитарных наук. Активно интересовался православием (в 2001 году получил даже грамоту от РПЦ как лауреат конкурса «Христианство: история и современность»). Сам он себя поначалу позиционировал как журналист, специализирующийся по балканским странам и в начале нулевых имел несколько публикаций в «Независимой газете» и «Новых Известиях» (в 2010 году, уже после убийства Маркелова, он попытался также завести блог на Slon.ru и даже опубликовал один текст, но редакторы быстро опомнились и через несколько часов текст был снят).

Будучи еще студентом, Горячев сближается с Никитой Тихоновым (основателем БОРН) — тот тоже учится на истфаке, но в МГУ, тоже интересуется Сербией и исповедует ультраправые взгляды. Правда, в отличие от щуплого Горячева, Тихонов к тому моменту уже активно участвовал в силовых акциях неонацистов, будучи членом группировки Объединенные Бригады-88 (за организацию погрома на Царицынском рынке в 2001 году за решеткой оказался один из лидеров ОБ-88 Михаил Волков — выйдя на свободу, он позже присоединится к БОРН).

В 2002-м году Тихонов и Горячев вместе посетили Сербию, где познакомились с местным националистическим движением «Образ». К тому моменту основатель «Образа» Небойши Крстич уже погиб в автокатастрофе, но организация была крайне активной и попала под запрет только в 2012 году. Вернувшись в Москву, Горячев и Тихонов начали издавать журнал «Русский образ» — выходил он один-два раза в год, брошюра формата A4 с довольно профессиональной версткой. В первое время «Русский образ» существовал только как журнал. По словам одного из собеседников The Insider, близких к «Русскому образу», у этого журнала даже не проводилось очных редколлегий — комплектовалось издание в ходе общения авторов-националистов по интернету. На тот момент о политической организации еще речи не шло.

В 2006 году пути Тихонова и Горячева временно разошлись — Тихонов и его соратник по ОБ-88 Александр Паринов (позже также присоединится к БОРН) убили 19-летнего антифашиста Александра Рюхина и Тихонову, скрываясь от следствия, пришлось сбежать в Украину, где он обзавелся новым паспортом. Впрочем, довольно скоро Тихонов вернулся в Москву, где Горячев помогал ему жить на нелегальном положении.

По версии следствия, тогда у старых друзей родилась концепция: Горячев создаст легальную политическую организацию, а Тихонов — группировку боевиков, которые будут взаимодействовать как ИРА и «Шин фейн». Горячев действительно увлекался ирландским национализмом, за что подвергался критике других ультраправых: в те времена большинство из них находилось под влиянием движения наци-скинхедов, имеющего английские корни. Предполагалось, что Тихонов будет подбирать людей и возглавлять боевую организацию, а Горячев — представлять политическое крыло. Так и возникла спайка БОРНа и движения «Русский образ».

«Русский образ». Как Горячев сотрудничал с Кремлем и МВД

020d2858e633ab5d4907562baa95b53e.jpeg

Андрей Галютин

Горячев начинает обрастать полезными политическими контактами еще когда Тихонов прячется в Украине. В 2006-м он стал помощником одиозного депутата-националиста Курьяновича, известного своим сотрудничеством с ультраправыми группировками (большинство из которых сегодня запрещены). С 2007 года он также стал активно сотрудничать с Максимом Мищенко, на тот момент депутатом и лидером одной из главных прокремлевских организаций — «России молодой».

Сам Горячев в своих показаниях открыто говорит о том, что сотрудничал с Администрацией президента и в частности с Павлом Карповым, помощником Никиты Иванова, курировавшего в АП молодежные организации. В 2007 году он также познакомился с Леонидом Симуниным, возглавлявшим люберецкое отделение прокремлевского движения «Местные». Ранее Симунин участвовал в нападении на членов ныне запрещенного НБП, но из обвиняемого странным образом превратился в потерпевшего, а нацболы получили реальные сроки (о Симунине речь ещё пойдет ниже).

Горячев и сам хотел — как и Симунин с Мищенко — иметь «крышу» во власти и правоохранительных органах. И это желание было взаимным. Властям «Русский образ» в 2008—2009 годах был выгоден как спойлер Движения против нелегальной иммиграции .

«Русский образ» возник где-то на периферии ДПНИ, когда несколько человек во главе с Ильей Горячевым (тогда издателем дружественного нам журнала, который в обязательном порядке распространялся среди соратников ДПНИ), решили пойти своим путем", — рассказывает The Insider Владимир Басманов, один из создателей ДПНИ, — К 2008 году «Русский образ» встал на путь спойлера для ДПНИ, сделав ставку на сотрудничество с властями на почве противопоставления себя ДПНИ. Получая деньги и разные бонусы от властей, эта организация стала переманивать наиболее ценных соратников, на зарплату или просто куда-то пристраивая (так, например, наш лучший руководитель по линии пропаганды, дизайна, автор множества известных в то время громких и креативных плакатов, был ими просто перекуплен и пристроен в прокремлевское движение «Местные», как я потом узнал), в то время у нас не было достаточных финансовых возможностей, это всё напрягало. Пиком, пожалуй, стало проведение ими в 2008 году альтернативного и согласованного с властями «Русского Марша» с одновременным запретом нашего «Русского Марша» по приказу кремлевской администрации, в результате чего пришлось проводить марш на Кремль, я потом две недели лежал в больнице с сотрясением в результаты прорыва через кордоны ОМОНа. В дальнейшем они продолжили эту линию, в момент проведения «Русского Марша» 2009, объявили и широко распространили рекламу «приходите на концерт группы „Коловрат“ у Кремля», оттянув туда тысячи людей".

На определенном этапе «Русский образ» и МВД активно и взаимовыгодно сотрудничали. Свидетельство об этом The Insider удалось получить с самой неожиданной стороны.

27-летний москвич Роман Железнов, также известный как Зюхель, принимает активнейшее участие в нацистском движении с середины нулевых. Он уже дважды сидел в тюрьме и на него готовилось третье уголовное дело, от которого он сбежал в Украину. Там он воюет в «Азове». Бывших участников «Русского образа» он не любит за «ватническую позицию по Украине», и потому готов рассказывать о них все, что знает.

«С Горячевым меня свели весной 2007 года, — рассказывает Железнов The Insider. — Порекомендовали как человека „в теме“ по вопросу антифа. То, что Горячев сам к политизированным молодежным субкультурам не принадлежал, я это сразу понял. Конечно, полюбопытствовал, откуда у него вообще пробудился интерес к таким темам. Илья ответил, что это нужно не ему лично, назвал уважаемых в определенных кругах людей из Объединенных Бригад-88. С упомянутыми им лицами я сам никогда не общался, это другое поколение. Просто знал, что есть такие. Посчитав, что имена эти помянуты не зазря, общаясь с Горячевым, был уверен, что он действует от их лица. Но доказательств этого я, конечно, не спрашивал. Я сам сразу „в лоб“ задал Горячеву вопрос: не пойдет ли информация милиции? Меня он заверил, что все наоборот — свои люди в милиции помогут уточнить недостающие данные, информация останется в распоряжении узкого круга, и им ни к чему любая огласка».

Железнов утверждает, что один из соратников Горячева, являвшийся, как и Горячев, помощником националиста Николая Курьяновича, выезжал ОВД после массовых задержаний антифашистов. Там у правоохранителей покупали паспортные данные антифа.

«Дальше я сортировал полученные им сведения и комментировал, какой персонаж „интересный“, а какой нет, почему. Некоторая часть информации шла в открытый доступ на тематические ресурсы, а актуальный эксклюзив нигде не публиковался. К кому в итоге все уходило, я сам точно не знаю, не интересовался», — рассказывает Железнов.

Сотрудничество Железнова и Горячева продолжалось с 2007 по 2008 годы. Есть достаточно много свидетельств, благодаря которым к словам Железнова стоит относиться серьезно. Так, например, известны случаи, когда личные данные задержанных антифашистов и их фотографии, сделанные в ОВД, оказывались в интернете.

В конце нулевых московские антифашисты получили доступ к аккаунту Железнова «ВКонтакте» и ознакомились с перепиской, которую он вел в течение нескольких лет — значительная её часть была посвящена выслеживанию антифашистов. Одной из тем обсуждения Железнова с соратниками был антифашист, которого они считали наркоторговцем. Они обсуждали, как скоординировать его задержание с запуском сюжета по ТВЦ об «экстремистах, продающих наркотики». И, действительно, этого человека вскоре попытались арестовать.

По словам источника The Insider, к расследованию деятельности БОРН не допускались оперативники центра «Э», и делом занималось ФСБ по той причине, что у «эшников» слишком много информаторов среди наци, которых они захотели бы прикрыть.

F9364d855fcdba9bfa0f80db17feb14a.jpeg

Дмитрий Стешин, военный корреспондент «Комсомольской правды»

Одна из нитей, связывающих «Русский образ» с МВД — Андрей Галютин, бывший участник редколлегии «Русского образа», а затем главред их сайта Modus Agendi.org (уже закрытого). Сейчас работает заместителем главного редактора «Ридуса», его предыдущее место работы — администрирование сайта «Молодой Гвардии Единой России». В 2013 году его опознали) как человека, на левых митингах неоднократно следившего за участниками вместе с оперативниками центра «Э».

Галютин — не уголовник, потому в его понятиях не западло общаться с органами. […] Лично знающие его люди также в курсе, что он из семьи правоохранителей. Супруга, с которой он прожил уже 10 лет, главред молодежного издания МВД. Ну и наконец, Галютин сам некогда работал в МВД", — так Modus Agendi.org ответил на обвинения в стукачестве в адрес своего главреда.

И подобное сотрудничество — продолжается. После того как лидер «Молодой Гвардии» Тимур Прокопенко стал замглавы Управления внутренней политики Администрации президента (о нем The Insider уже писал не раз), дела его экс-соратника Гулютина пошли в гору. По данным The Insider он продолжает тесно общаться с Прокопенко и получать от него разного рода задания.

В начале 2015 года бывшие участники «Русского образа» выпустили аналитический доклад «Экстремистские движения в России и украинский кризис». Одним из героев доклада стал Максим Солопов, ныне журналист РБК, пишущий о правоохранительных органах, ранее он был известным антифа-активистом. Он неоднократно упоминается в докладе. По словам Солопова, его источники в МВД показывали эту брошюру ещё до её презентации в «России сегодня»: она попала в органы в качестве рекомендованной литературы.

В выпущенном на деньги президентского гранта докладе об экстремизме «эксперты» используют в том числе ссылки на тексты Ильи Горячева — которого сейчас будут судить как руководителя одной из самых опасных экстремистских группировок в России.

БОРН

По версии следствия, Горячев общался только лично с Тихоновым, другие боевики БОРН не знали о его существовании. Хотя один из них, Вячеслав Исаев, дал в суде показания, что знал, что к БОРН имеет отношение человек по имени Илья. Тихонов поясняет, что так и было задумано — личных контактов Горячева с боевиками не должно было происходить. Но это не значит, что Горячев никак не взаимодействовал с БОРН. Собственно, его судят сейчас именно как руководителя организации, опираясь на показания, прежде всего, Никиты Тихонова и его гражданской жены Евгении Хасис.

В частности, Тихонов рассказывает, как в 2007-м году Горячев настаивал, что первой жертвой БОРН должен стать официальный представитель Московской патриархии Всеволод Чаплин, который якобы представляет в РПЦ «еврейское лобби». БОРН уже начал подготовку к ликвидации Чаплина, но его радикальные высказывания (в том числе поддержка разгрома выставки «Осторожно, религия») вызвали у Тихонова симпатию и он — к неудовольствию Горячева — от убийства отказался.

Горячев не только подсказывал жертв. По признанию Тихонова, браунинг из которого он застрелил Станислава Маркелова и Анастасию Бабурову, передал ему именно Горячев. Собственно, сама идея убийства Маркелова, по словам Тихонова была также подсказана Горячеваым.

«Борьба за власть идет не с Кремлем, а с идеологическими оппонентами в нашей нише, с лево-либералами. Это другое поколение людей. Поколение 20-летних не борется с поколением 50-летних. Борьба идет за будущую власть в пределах одного поколения. […]Лево-либеральный лагерь, антифа — это наш главный конкурент», — утверждал Горячев в 2010 году.

Никита Тихонов дает показания о том, что Горячев считал Маркелова одной из самых перспективных политических фигур «в стане врага» и постоянно требовал его ликвидации. Действительно, убийство Маркелова выглядит как «навязанное» боевикам. Причем именно из-за Маркелова БОРН лишился одного из главных своих боевиков — Коршунова. У БОРН был большой список потенциальных жертв, за многими пытались следить, и в ходе слежки нацистов за Маркеловым охранявшие его антифашисты сфотографировали Алексея Коршунова — ближайшего соратника Тихонова по БОРНу и также участника ОБ-88. После убийства Маркелова Коршунову спешно пришлось покинуть Москву (позже он случайно подорвался на собственной гранате).

По версии следствия, Горячев также помогал собирать информацию о жертвах. Никита Тихонов утверждает, что Горячев передавал ему персональные данные антифа, на основе которых их затем выслеживали.

Всего с 2008 по 2011 год группировка БОРН совершила 10 убийств, Горячев проходит обвиняемым по 5 из них. Это убийство случайно встреченного боевиками в Битцевском лесу гастарбайтера Салохиддина Азизова (с последующим отрезанием головы и подбрасыванием её на ступеньки районной управы), убийство подсудимого по «Делу черных ястребов» (группы, совершившей нападение на националистов в метро) Расула Халилова, убийство адвоката Станислава Маркелова (убийство журналистки Анастасии Бабуровой расценивается как эксцесс исполнителя, поэтому Горячева в этом не обвиняют), и убийство двух антифашистов — Федора Филатова и Ильи Джапаридзе.

Сам Горячев отрицает все обвинения и позиция его защиты (адвокатами выступают Николай Полозов и Марк Фейгин) строится на том, что, основные показания против Горячева дали Никита Тихонов и Евгения Хасис, а у тех на Горячева зуб — ведь он, в свою очередь, ранее дал показания на них и тем самым помог посадить их за решетку. Сотрудничество со следствием положительно влияет на условия содержания заключенных, а для Хасис — это ещё и возможность не быть судимой за членство в БОРН. Свои 18 лет лишения свободы она получила только за соучастие в убийстве Маркелова и Бабуровой. «Тогда Гудрун Энслин тоже в RAF не состояла, а просто спала с Андреасом Баадером», — язвит Илья Горячев в текстах, которые передает из СИЗО.

У следствия, впрочем, есть и аргументы, не связанные с показаниями Тихонова и Хасис. Среди них — участие Горячева совместно с Тихоновым в написании текста «Русское национально-освободительное Движение. Стратегия 2020», в котором распланирована вооруженная борьба ультраправых. Двое националистов, активно участвовавших в уличных группировках московских наци в нулевые, в разговоре с The Insider подтвердили, что в свое время «Стратегия 2020» широко разошлась в их среде, воспринималась как план на будущее. В 2010 году Горячев давал показания о том, что, якобы, пытался смягчить его формулировки, сейчас же в своих письмах из СИЗО он говорит, что якобы случайно поучаствовал в его редактировании. Поверит ли таким пояснениям суд — мы скоро узнаем. Так или иначе, даже после «смягчения» (если оно и правда имело место) текст, насыщен призывами к поджогам, партизанской войне, «прокладыванию пулями и бомбами дороги к думской трибуне».

Кроме того, у следствия и другие свидетельства. «Русский образ — это легальная политическая организация, БОРН — это нелегальная организация, ее боевое крыло»", — такие показания на суде над Тихоновым и Хасис в 2011 году дал Сергей Голубев, бывший лидер российского филиала авторитетного среди наци движения «Кровь и честь». По словам источника, близкого к расследованию деятельности БОРН, у прокуратуры есть возможность снова привести Голубева в суд, но пока не ясно, понадобится ли это.

Также, по словам источника The Insider близкого к следствию, важной составляющей 54-томного дела против Горячева является его скайп-переписка, ставшая доступной для ФСБ. Она показывает цели, которые перед собой ставил подсудимый. Но именно на неё надеются и адвокаты Полозов и Фейгин: в ней не содержится призывов к убийствам конкретных жертв БОРН.

Антимайдан

В начале нулевых Илья Горячев и «Русский образ» заметно отличались от других ультраправых. Тогда были популярны расистские концепции о «превосходстве белых»: для большинства наци-скинхедов не было большой разницы между немцами, поляками, русскими, украинцами и французами, первичной для них была ненависть к чернокожим, азиатам, евреям и кавказцам.

Особенно дружили ультраправые Украины и России: в России концерты музыкальных групп, поющих о подвигах Адольфа Гитлера, проводить было непросто, в отличие от Украины. Наци из Москвы по несколько раз в год ездили на тематические концерты в Харьков, Киев и Львов.

Для «Русского образа» национализм всегда был важнее расизма. По их представлению, украинцы и даже поляки — «отбившиеся от рук» части русской нации. В 2010 году отделение «Русского образа» появилось в Донецкой области, членский состав его частично совпадал с «Донецкой республикой» — движением, из которого вышел донбасский сепаратизм.

С началом войны на Донбассе местное отделение «Русского образа» перестроилось в одну из боевых единиц ополчения ДНР.

«То, для чего появился „Русский Образ“ (как кружок вокруг одноименного журнала) в начале 2000-х, сегодня становится официальной государственной политикой со стремительно формирующейся идеологией. Сейчас люди, прошедшие „РО“, во многом формируют общественное мнение на многих направлениях, оказывая серьезное влияние на общественно-политическую жизнь страны. Возможно, пока это не очевидно, зачастую Real Politics не терпит публичности, но со временем всё встанет на свои места — на страницах будущих учебников истории», — писал в прошлом году Илья Горячев из СИЗО, вдохновляемый событиями в Крыму и на Донбассе.

Возможно, это не совсем бахвальство. Несмотря на шумиху вокруг БОРН, соратники Горячева продолжают выступать консультантами полицейских из центра «Э», работать в пропутинских СМИ и аналитических структурах.

Если «Ридус» — специфическое интеллигентское медиа, то «Комсомольская правда» — одна из самых массовых газет в России. Дмитрий Стешин, старейший член редколлегии «Русского образа» и друг Никиты Тихонова — один из ведущих журналистов «Комсомолки» и один из самых популярных авторов у руководителей Новоросии. Адвокат Горячева Николай Полозов в разговоре с The Insider отметил, что роль Стешина в истории БОРН ему кажется «недооцененной». Он утверждает, что Стешин будет допрошен в суде над Горячевым, а на стадии следствия он дал показания, которые не повредят его клиенту.

136cf8340bf04066b37a500998796e5d.jpeg

Леонид Симунин

(Стрингер не разделяет взгляды The Insider на Дмитрия Стешина и всячески выражает ему признательность за смелость и журналистскую работу в горячих точках)


Никита Тихонов ранее дал показания, что Стешин познакомил его с торговцами оружием, через которых БОРН и обзавелся своим арсеналом. И, кроме того, Тихонов оставил в доме родителей жены Стешина, Елизаветы, в городе Сестрорецке Ленинградской области винтовку в футляре из под гитары.

По словам источника The Insider, близкого к следствию, судебной перспективы эти показания для Стешина не несут. Он отметил, что оставленная в Сестрорецке винтовка уже попала к правоохранителям. Один из родственников Елизаветы Стешиной обнаружил её и попытался вывезти из дома на дачу, и по дороге был задержан полицией. Елизавета Стешина (уже бывшая жена Дмитрия Стешина, журналист «Комсомольской правды» создал новую семью) не ответила на просьбу The Insider об интервью.

Ещё двое многолетних соратников Горячева — Евгений Валяев и Станислав Бышок— представляют себя «политическими экспертами». Сейчас они трудоустроены в «Народную дипломатию» и "Международную организацию по наблюдению за выборами «CIS-EMO». В обоих НКО они — не единственные сотрудники с ультраправым бэкграундом.

«Народная дипломатия» ранее специализировалась на налаживании связей России и Приднестровья, с появлением Новороссии работы у неё серьезно прибавилось. CIS-EMO — НКО, близкая Центризбиркому России, традиционно обеспечивающая «дружественное международное наблюдение за выборами».

Бышок и Валяев углубились в тему «анализа влияния Майдана на оппозицию». И неплохо монетизировали свое «экспертное мнение». В 2014 году их НКО выиграли два президентских гранта на 2015 год, распределяемых через Общественную палату.

За «Мониторинг деятельности националистических и экстремистских движений в России и странах СНГ» «Народная дипломатия» получит 5 698 020 рублей, а на реализацию проекта «Националистические угрозы демократическим институтам на постсоветском пространстве и взаимодействие российских и украинских неправительственных организаций на межрегиональном уровне» CIS-EMO получит 4 929 630 рублей.

Бывшие активисты «Русского образа» были и среди организаторов серии митингов в Москве «Битва за Донбасс», числятся партнерами «Антимайдана».

Не менее интересный сюжет — возможное сотрудничество «Русского образа» и Игоря Гиркина. Многие националистические ресурсы обошел текст, в котором рассказывается о том, что Игорь Гиркин курировал работу «Русского образа» от ФСБ, и даже сдружился с Горячевым, пытался организовать с ним совместный бизнес. Илья Горячев считает, что текст написан одним из основателей ДПНИ, Владимиром Басмановым. Горячев отрицает кураторство Гиркина над своей организацией, но подтверждает, что виделся с ним.

Владимир Басманов в разговоре с The Insider не подтвердил, что является автором текста о Гиркине и Горячеве. Он, как и лидер движения «Русские» Дмитрий Демушкин, утверждает, что узнал о Грикине только в контексте событий на Донбассе. По словам Демушкина, в ходе общения с оперативниками ФСБ, которые занимаются националистами, они подтвердили ему, что «Гиркин работал с ними».

А вот Дмитрий Стешин давно знает Гиркина. «Игоря Стрелкова мы с моим другом и бессменным напарником Сашей Коцем знали еще по Чечне, по Косово. Уже тогда у Игоря Всеволодовича была легендарная репутация. В Новороссии он раскрылся полностью», — утверждает Стешин.

Ещё в 2010 году Илья Горячев дал показания, что «Русский образ» от администрации президента курировал до этого малоизвестный политтехнолог Леонид Симунин, ранее работавший с «Идущими вместе», «Местными» и «Россией Молодой». В прошлом году Симунин устроился в правительство ДНР. До этого, он дважды в программе «День-ТВ» Александра Бородая, будущего премьера ДНР. На этих видео Бородай и Симунин друг с другом «на ты». Бородай подтвердил The Insider, что давно знаком с Симуниным, но отказался пояснить, при каких обстоятельствах они познакомились. У Горячева и Гиркина действительно много общего — историческое образование, националистические взгляды, интерес к Сербии и белогвардейцам, идея о том, что националисты должны взаимодействовать с Кремлем. Возможно, в ходе судебного разбирательства мы узнаем об этом больше. Пока ясно только одно, даже если Горячев будет осужден по делу БОРН, десятки его соратников сохранят свои твердые позиции в рядах кремлевских «аналитиков», осведомителей центра «Э», провластных журналистов и видных деятелей «Антимайдана».

Источник: Insider

______________________________________________________________________________

Приказы убивать давал Горячев. Он тоже «хотел к кормушке»

Идея заключалась в том, чтобы создать успешный проект, а потом купить Тихонову… мандат депутата Госдумы

Вслед за неонацистом Никитой Тихоновым в Московском областном суде по делу БОРНа («Боевой организации русских националистов») была допрошена его гражданская жена Евгения Хасис. Хасис, приговоренная за соучастие в убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой к 18 годам лишения свободы, сидела в том же «аквариуме», откуда днем ранее давал показания Тихонов. В деятельности БОРНа Хасис почти не участвовала. Зато она рассказала в суде многое из того, что знала от мужа. В том числе — о несостоявшихся жертвах БОРНа, среди которых неназванный сотрудник ФСБ и адвокат Михаила Ходорковского Вадим Клювгант. За процессом следит спецкор «Медузы» Андрей Козенко.

Накануне, как сообщала «Медуза», Тихонов рассказал, что за созданием БОРНа стоят абстрактные люди из администрации президента. Его гражданская жена была более конкретна. Связующим звеном между Кремлем и проходящим сейчас по своему отдельному делу вдохновителем БОРНа Ильей Горячевым она назвала Леонида Симунина, в конце нулевых — функционера подмосковного прокремлевского движения «Местные». А тот, по словам Хасис, отчитывался перед бывшим первым заместителем главы администрации президента Владиславом Сурковым. Хасис уже говорила об этом на следствии, но публично по этому поводу выступила только в зале суда.

В отличие от Тихонова, Хасис рассказывала менее подробно, зато очень эмоционально. Тихонов во время своей речи эмоций не проявлял вообще: он встрепенулся и сбился с монотонного повествования только один раз — когда судья спросил его, имеет ли БОРН отношение к марке бытовой техники BORK. Что касается Хасис — иногда ее допрос напоминал выступление на митинге, иной раз это был театр одного эпатажного актера, явно рассчитанный на присяжных.

«Мой статус в этом процессе — свидетель обвинения, но я не хочу выступать ни в чью поддержку. Я столкнулась с этими людьми, и теперь наши судьбы сильно переплетены, — сказала Хасис об обвиняемых (это Максим Баклагин, Михаил Волков, Вячеслав Исаев и Юрий Тихомиров). — Я расскажу о довольно длинной цепочке событий, и совершенные убийства — это лишь последствия куда больших преступлений, виновные в которых здесь отсутствуют».

Начала она издалека: рассказала про юного скинхеда Никиту Тихонова, который был слишком умен, чтобы просто драться; как он познакомился с Ильей Горячевым — еще одним таким же юным активистом, тоже более предрасположенным к политике, чем к драке. Вместе они в 2006-м основали журнал «Русский образ» — для «привлечения радикальной молодежи». Затем Горячев создал одноименное движение. Оно разрасталось, его поддерживало все больше ультраправых «идеалистов и романтиков». И вот тогда «Русским образом» заинтересовались в администрации президента.

«Тогда это был Владислав Сурков, налаживавший ручное управление гражданским обществом. А посредником, связывавшимся с Горячевым, был Леонид Симунин. Это они будут замешаны в будущих преступлениях», — объявила Хасис. Как известно, Сурков во второй половине нулевых курировал вопросы внутренней политики, сейчас он советник президента России. Симунин получил известность как активист подмосковного движения «Местные» — как заявлялось, экологического, но по факту — прокремлевского. В 2006 году Симунин был потерпевшим по делу об избиении его и других соратников национал-большевиками. При этом сами нацболы до последнего — вплоть до обвинительного приговора с реальными сроками — утверждали, что напали как раз на них. В 2014-м Симунин обнаружился в Донецке в роли «советника министерства энергетики Донецкой народной республики».

По словам Хасис, на национальной политике точно так же «пилили» деньги, как и во многих других сферах. Горячев, вспоминала Хасис, тоже «хотел к кормушке», но амбиций у него было больше. Он мечтал о своей политической партии, о чем и попросил в ходе одной из встреч с Симуниным. Тот, якобы посовещавшись в администрации президента, ответил отказом — партия националистов могла бы дестабилизировать ситуацию. Тогда, рассказывала свидетельница, Горячеву и пришла в голову идея о создании «радикального крыла», чтобы шантажировать власть: совершать громкие преступления, а потом убеждать людей в администрации президента, что стабилизировать ситуацию может только он.

Сам Горячев создать такую банду не мог. «Он щуплый мальчик, интеллектуал, и совсем не пользовался авторитетом среди пассионарной молодежи. Он должен был оставаться в белом воротничке, ведь он политик, ребята», — характеризовала его Хасис. Тогда он и вышел на находившегося в розыске Тихонова. Идея Горячева заключалась в том, чтобы создать успешный проект, а потом купить Тихонову, например, мандат депутата Госдумы. «К сожалению, такое возможно в нашей стране», — горько говорила Хасис, обращаясь к присяжным.

Структура БОРНа, по ее словам, выглядела следующим образом: Горячев и Симунин принимали решения, против кого должны совершаться насильственные действия; Тихонов был кем-то вроде «технического координатора» — искал оружие и людей, которые подходили бы для совершения нападений и убийств «по психологическим критериям».

5636aaf74415252700d159377f721da7.jpeg

Оглашение приговора Тихонову и Хасис. Мосгорсуд. 6 мая 2011-го

Первым «подошедшим по критериям» стал обвиняемый по делу БОРНа Михаил Волков, который был знаком с Тихоновым «со времен разгульной молодости». «У него уже была семья и ребенок, он отошел, но Тихонов умел находить психологические точки, чтобы заставить человека идти за собой, поверить в идеалы!» — не без гордости говорила Хасис. Подсудимый Волков встал и прервал ее, попросив судью, чтобы свидетельница воздержалась от «лирических характеристик и описания его политических взглядов». Просьба была удовлетворена.

Вторым членом БОРНа стал прапорщик ФСБ в отставке Алексей Коршунов (в итоге скрывшийся на Украине и погибший после самоподрыва бомбы). Его Хасис охарактеризовала как «фанатичного русского националиста»: «Он не из тех, кем можно было манипулировать. Он увидел свой шанс реализоваться в борьбе с враждебным государством». Впоследствии к БОРНу присоединились люди из группировки «Северные», как назвала их Хасис. Это еще двое подсудимых — Вячеслав Исаев и отрицающий свою вину в убийствах антифашистов и мигрантов Юрий Тихомиров.

Хасис перешла к перечислению известных ей убийств, совершенных членами БОРНа. Всякий раз она говорила, что приказ убивать Тихонову давал Илья Горячев. Первым для «радикализации субкультурных войн и привлечения внимания» был убит один из лидеров антифа Федор Филатов. «Мужественный и подготовленный человек. Он бы выжил, если бы не равнодушие граждан, проходивших мимо лежавшего человека», — сожалела Хасис.

Потом был убит мигрант Салахедин Азизов — здесь Хасис близко к тексту пересказала те показания, которые уже дал накануне Никита Тихонов. Затем она сообщила, что по приказу Горячева Тихонов в январе 2009 года убил Маркелова и Бабурову. После этого Горячев дал команду на устранение антифашиста Ильи Джапаридзе.

В этом слова Хасис расходились с показаниями Тихонова. Тот говорил, что Горячев — после сильного резонанса от убийства Маркелова и Бабуровой — утверждал, что «сверху сказали на антифа не нападать»; и Джапаридзе был убит без согласования с Горячевым. «Субкультурная война, после которой Горячев получил очередной транш на крови», — так описывала Евгения Хасис убийство Джапаридзе.

«Симунин напрямую попросил Горячева совершить за денежное вознаграждение убийство сотрудника ФСБ — это вписалось бы в общую канву разжигания. Тихонов категорически отказался. Он не убийца за деньги, а революционер. А его люди — не наемники, а те, кто готовы взять грех на себя ради светлого будущего», — описала Хасис неслучившееся преступление.

В ноябре 2009-го Хасис была арестована вместе с Тихоновым. Из СМИ она узнала об убийстве судьи Эдуарда Чувашова, а в опубликованных снимках с камер видеонаблюдения моментально узнала в стрелявшем человеке Коршунова — по фигуре. Убийство федерального судьи, говорила Хасис, давно обсуждалось членами БОРНа, причем фамилия судьи была не важна. Список имен «скомпрометировавших себя в резонансных делах» судей с их адресами Тихонов якобы тоже получил от Горячева.

Группировка, по ее словам, планировала еще несколько громких убийств. В списке фигурировали несколько федеральных судей, ненавидевший националистов журналист «Комсомольской правды» Александр Бойко, один из адвокатов бывшего главы ЮКОСа Михаила Ходорковского Вадим Клювгант.

Вопросы Хасис начали задавать представители гособвинения, а потом и подсудимые. Прокуроров больше интересовала техническая сторона вопроса. Хасис охотно рассказывала о методах конспирации, встречах при выключенных мобильных телефонах; о том, что убивать Джапаридзе члены БОРНа отправились в женских париках — чтобы ввести в заблуждение тех, кто будет смотреть запись с некачественных камер видеонаблюдения. Она рассказывала про накладные усы и бороду и в деталях — про арсенал оружия, хранившийся у Тихонова. «Я старалась интересоваться оружием, наверное, чтобы понравиться моему гражданскому мужу», — объясняла она.

Подсудимых больше интересовали личные аспекты. Максим Баклагин спросил, почему скрытный по жизни Тихонов так много рассказывал ей. «Я была его женщиной. У меня автомат под подушкой хранился. У нас не было секретов, и он знал, что если не ответит, я сама додумаю», — гордо отвечала Хасис. Она начала рассказывать, что познакомилась с Тихоновым в 2007 году, сблизились они в 2008-м, но тут ее прервал судья: «Еще интимные подробности начнем обсуждать сейчас!» «Это [участие в БОРНе] был единственный для Никиты шанс вернуться из розыска к нормальной жизни. И он рискнул. В случае успеха он бы все получил, но БОРН разгромлена», — констатировала Хасис. Подсудимые слушали ее все более скептично.

«На каких условиях ты дала эти мифические, но очень красивые показания?» — набросился на Хасис подсудимый Тихомиров. Но судья снял вопрос и сделал замечание о том, что подобные вещи обсуждать перед присяжными недопустимо.

Источник: Медуза

Ссылки

Источник публикации