Дело Кажегельдина продолжается

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Независимая Газета, origindate::25.09.99

==

==

Сергей Шурга

Как уже неоднократно писали в российской прессе, включая и "НГ", недавно в московском аэропорту "Шереметьево-2" по просьбе казахстанских властей был задержан по прилете из Лондона бывший глава правительства Казахстана Акежан Кажегельдин, которого на родине обвиняют в налоговых преступлениях и "отмывании" за рубежом незаконно нажитых средств. Оказавшись под стражей, гость российской столицы слег в ЦКБ. Оттуда Кажегельдин обратился с посланием к президенту России Борису Ельцину, в котором просит главу российского государства защитить его от "политических преследований" и "не допустить произвола". Экс-премьер Казахстана заявляет, что желал бы предстать перед российским судом. После этого Кажегельдин оказался в элитном подмосковном санатории "Барвиха" управления делами президента РФ.

АКЕЖАН КАЖЕГЕЛЬДИН возглавлял правительство Республики Казахстан в 1994-1997 годах и прославился рекордными по интенсивности темпами проведения приватизации. В результате сегодня у наших степных соседей приватизированы не только заводы и фабрики, шахты и нефтяные промыслы, но и железные дороги, электростанции, связь, система жилищно-коммунального хозяйства. Словом, дело дошло даже до расчленения естественных монополий.

При этом особенностью приватизации в Казахстане является переход собственности далеко не в последнюю очередь к иностранцам. Например, обеспечение светом и теплом бывшей столицы республики теперь всецело зависит от бельгийской фирмы "Трактебель", выкупившей Алма-Атинскую ТЭЦ.

Все это до поры до времени расценивалось в республике как идейный "правый максимализм", если бы не одно со временем открывшееся обстоятельство. В июне 1998 года, выступая в парламенте с отчетом о ходе исполнения закона Республики Казахстан "О борьбе с коррупцией", председатель Комитета национальной безопасности Альнур Мусаев огласил информацию о проводимом следствии по зарубежным счетам бывшего председателя правительства. Ссылаясь на документы, поступившие по линии Интерпола, и данные расследования, проводившегося бельгийской королевской жандармерией, Кажегельдина обвиняют в том, что он владеет недвижимостью в Бельгии на сумму не менее 6 миллионов долларов. Следы зарубежных счетов также ведут в Швейцарию, Великобританию, США и даже Австралию.

Номинально недвижимость в Бельгии приобретена юридическими лицами: фирмами Ina Invest SA и Belital Development SA. В свою очередь, Ina и Belital учреждены офшорной фирмой Lostona Corporation, которая зарегистрирована на Антильских островах и наряду с холдинговой компанией в городе Анталья, по версии обвинителей, принадлежит Наталье Кажегельдиной - супруге экс-премьера. Кроме того, деньги в оплату недвижимости частично поступали с личного счета Натальи Николаевны.

Следует отметить, что сейчас Акежан Кажегельдин все это категорически отрицает. Но ранее Акежан Магжанович в интервью казахстанской газете "XXI век" откровенно признался: "Да, у меня есть собственность, например, в Бельгии" ("XXI век" от origindate::17.07.98 г.).

И будучи премьером, и впоследствии Кажегельдин не раз заявлял, что пришел в правительство, предварительно сколотив колоссальное состояние на ниве частного бизнеса. В роли бизнесмена, по крайней мере легального, экс-премьер выступал лишь на очень коротком временном отрезке: с 1989 по 1991 год, поскольку далее он перешел на госслужбу. Был ли этот бизнес действительно фантастически эффективным, до сих пор не вполне ясно. Однако известно, что свою предпринимательскую деятельность Кажегельдин начинал в качестве московского представителя семипалатинского кооператива "Созидатель". Вот как ее описывает руководитель кооператива Александр Лукин: "... за тот краткий период, что Кажегельдин представлял интересы "Созидателя" в Москве, он не сделал никакого реального дела и, соответственно, ни разу не получил от кооператива каких-либо денег за свою, если ее можно так назвать, коммерческую деятельность".

Чуть позже Кажегельдин, вернувшись из Москвы в родной Семипалатинск, стал акционером финансово-промышленной группы "Семей". Свидетельствует его прежний партнер, ныне глава администрации Павлодарской области Галымжан Жакиянов: "Практически мне трудно представить, когда и где г-н Кажегельдин мог заработать свои миллионы долларов... все мы жили более чем скромно. В том числе и Кажегельдин. Денег ему, как и другим, постоянно не хватало, не редкость было услышать от него просьбу одолжить небольшую сумму до зарплаты... и вся "бизнес-история" г-на Кажегельдина не продолжалась и года. Поэтому объяснить происшедшие с ним в последние годы метаморфозы, сделавшие его сказочно богатым человеком, достаточно сложно..."

Но вот 5 сентября 1997 года, непосредственно перед своей отставкой с поста премьер-министра, Акежан Кажегельдин дает сенсационное интервью популярной казахстанской газете "Караван". В этом интервью Кажегельдин излагает подлинный шпионский детектив о пресловутом "золоте партии". Он утверждает, что в последние годы существования СССР состоял в действующем резерве КГБ, работал под "специальной крышей" и по заданию высшего политического руководства страны, с полным осознанием своего долга советского патриота и коммуниста тайно выезжал за рубеж, чтобы "отмывать" деньги КПСС. "Я работал в направлении Балкан, мусульманских государств, на Юго-Востоке, - повествует Акежан Магжанович. - Доверие, которое мне оказывалось, было достаточно высокое, мне поручали работать с большими деньгами".

В алма-атинской газете "Панорама" (от origindate::19.09.97) председатель КНБ Казахстана Альнур Мусаев эту удивительную историю опроверг, хотя признал, что гражданин Кажегельдин А.М. действительно служил в КГБ, но в несопоставимо более скромных ролях. Согласно архивным материалам КНБ Казахстана, опубликованным в печати, будущий премьер независимого Казахстана при прохождении срочной воинской службы в рядах советской армии на территории Польской Народной Республики был завербован в качестве "внештатного сотрудника Особого отдела КГБ". Нетрудно догадаться, какие задачи обычно ставились перед "внештатными особистами": "стучать" на своих сослуживцев.

Потом Акежан Кажегельдин остался на сверхсрочную службу и еще два с небольшим года, с мая 1976-го по июль 1978-го, состоял "в должности разведчика наружного наблюдения УКГБ по Семипалатинской области", то есть был, как говорят в народе, "топтуном" и носил скромное звание прапорщика. Интересно, у кого из семипалатинцев стоял под окнами будущий премьер и претендент на роль президента суверенного центральноазиатского государства?

Складывается впечатление, что и рассказ о несметных богатствах, якобы ранее заработанных в легальном бизнесе, и удивительное повествование про особую миссию бесстрашного советского "суперагента" в отмывании "золота КПСС", могли быть придуманы Кажегельдиным лишь для того, чтобы скрыть тривиальную вещь - не вполне законные доходы, полученные во время пребывания на посту председателя правительства Казахстана. Так ли это, и должен решить казахстанский суд.

Будущий вождь оппозиции уходил из правительства осенью 1997 года тихо и незаметно. Он уехал лечиться в одну из частных клиник Швейцарии и из края альпийских лугов прислал на родину прошение об отставке. В письме содержалась "сердечная благодарность руководителю государства за оказанное доверие возглавлять правительство страны", выражалось "глубокое удовлетворение тем, что ему пришлось работать с Н.Назарбаевым в судьбоносный период истории".

Но события развиваются дальше. Не потому ли Кажегельдин решает заняться политической деятельностью, создает оппозиционную Республиканскую народную партию Казахстана с довольно расплывчатой популистской программой, объявляет себя претендентом на пост президента, что следователи начинают буквально дышать ему в затылок? Ведь ореол мученика, имидж демократа, преследуемого за идеи, - неплохое средство защиты, особенно если апеллировать к Западу и определенным кругам в России.

Судьба Акежана Кажегельдина во многом напоминает участь его украинского коллеги Павла Лазаренко. Тот тоже, между прочим, является лидером партии - называется она "Громада" - и тоже заявляет о намерении баллотироваться в президенты - в ответ на официальные обвинения в коррупции. Да и в России хватает примеров того, как пойманный за руку аферист вдруг начинал увлекаться политикой. Вспомним хотя бы великого строителя пирамид Сергея Мавроди...