Дело Каитовых

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Известия", origindate::12.11.2004

Дело Каитовых

В деле об убийстве семерых жителей Карачаево-Черкесии появились известный московский предприниматель, крупный московский банк и дядя Алия Каитова

Владимир Демченко

Converted 17788.jpg

Убитый Расул Богатырев и его убийца Темирлан Бостанов были хорошо знакомы

В ночь с четверга на пятницу родственники семерых жителей Карачаево-Черкесии, погибших на даче зятя президента республики 11 октября, покинули кабинет президента Мустафы Батдыева и дом правительства. Это произошло около двух часов ночи, после их встречи с полпредом президента России в Южном федеральном округе Дмитрием Козаком. Полпред пообещал в ближайшее время огласить результаты расследования и отдать под суд президента Батдыева, если он замешан в убийстве.

"Известия" провели собственное расследование трагедии, которая произошла на даче Алия Каитова - зятя президента КЧР. Результаты оказались сенсационными. Выяснилось, что трагедии предшествовал серьезный конфликт между Алием Каитовым и его родным дядей, главой "Кавказской энергетической управляющей компании" Магомедом Каитовым. При этом Магомед Каитов действовал в интересах крупного московского бизнесмена. Кроме того, в деле об убийстве фигурирует и один из крупнейших российских банков.

Расул Богатырев, Магомед Байчоров, Магомед и Руслан Узденовы, Замир Хапаев, Роберт Герюгов и Шамиль Курбанов - эти имена в Карачаево-Черкесии теперь знает каждый. Самому старшему из них 32 года. Младшему - 22. Кто они и зачем приехали глубокой ночью с 10 на 11 октября на дачу Алия Каитова?

В Карачаево-Черкесии мнения на этот счет противоречивые. Одни утверждают, что все семеро - преступная группировка, а произошедшее на даче - не что иное, как криминальная разборка. Родственники погибших не хотят об этом слышать. Их можно понять - слишком велико их горе. Но истина, как всегда, где-то посредине.

Как заявил "Известиям" один из источников в правоохранительных органах республики, скорее всего стрельба на даче зятя президента произошла спонтанно, из-за какой-то ужасной, трагической случайности. Большинство из этих семерых действительно в криминальных связях замечены не были. Они оказались в то время в том месте, потому что их позвали люди, которым нельзя было отказать. Они приехали в качестве группы поддержки Расула Богатырева и ждали у ворот, пока тот разговаривал с зятем президента. Возможно, они даже не знали, о чем идет речь. Но они не могли не догадываться, что Богатыреву и Каитову есть что делить.

Смена власти

7 октября, за три дня до событий на даче Алия Каитова, в газете "День республики" было опубликовано объявление. В нем сообщалось о проведении 20 ноября внеочередного общего собрания акционеров ОАО "Черкесского ордена Трудового Красного Знамени химического производственного объединения" имени З.С. Цахилова. Сообщалось, что инициатором проведения собрания стали три корпоративных акционера: ООО "Торговый дом "АК БАРС", ООО "Интеркамасервис" и ОАО "Финансовая экономическая группа". В повестке дня собрания значились вопросы о полной смене высшего менеджмента предприятия и проведении аудита предприятия. Этот вопрос Расула Богатырева касался напрямую.

Химзавод имени Цахилова - одно из самых привлекательных предприятий Карачаево-Черкесии. В советские времена завод давал 15 процентов всей лакокрасочной продукции страны, занимая третье место. Последние пятнадцать лет оставили от этой славы лишь воспоминания, однако потенциал предприятия переоценить трудно.

На химзаводе Расул Богатырев был личностью весьма значимой. Официально он числился дилером, однако, как говорят практически все имеющие отношение к заводу, его функции выходили далеко за эти рамки. В последние годы он сумел взять под свой контроль львиную долю реализации готовой продукции, а также поставок сырья на завод. Сотрудничество с заводом приносило ему стабильный доход, по некоторым сведениям, одномоментно в обороте по этим операциям у него находилось около 85 миллионов рублей.

Поставками краски Богатырев занимался давно, однако серьезное влияние на заводе приобрел только в последние три-четыре года. И влияние это держалось на единственном человеке - гендиректоре химзавода Николае Сапиге. Фактически Богатырев и Сапига были единым целым - любой мало-мальски серьезный вопрос они решали совместно. Некоторые источники "Известий" называют Богатырева чуть ли не теневым директором - дело в том, что Николай Сапига в последние месяцы страдал серьезной болезнью. Поговаривают также, что объем официально реализуемой продукции иногда был значительно меньше, нежели использованное сырье и электроэнергия, однако официальные проверки не установили фактов сбыта краски в обход отчетности.

В то же время весь последний год за химзавод велась ожесточенная борьба. Еще в начале осени 2003 года контрольным пакетом предприятия не владел никто. Марина Уртаева, дочь умершего в 1999 году основателя завода Захара Цахилова, владела лишь 40 процентами. Остальное было распылено среди трудового коллектива и руководителей предприятия (они контролировали около 25 процентов).

В начале осени 2003 года интерес к акциям начал проявлять председатель совета директоров завода "Кавказцемент", зять президента республики Алий Каитов. Он начал скупать акции трудового коллектива. Скупал открыто, по объявлениям, установив неплохую цену. Узнав об этом, Марина Уртаева также начала скупку акций. Рабочих уговаривали, им угрожали увольнением в том случае, если они продадут акции на сторону.

За время такой скупки Алию Каитову удалось приобрести около 7 процентов, в то время как пакет Марины Уртаевой достиг 62 процентов.

К концу года скупка акций остановилась - 6-7 процентов оставалось в руках трудового коллектива, еще 25 - у Николая Сапиги и других руководителей. Марина Уртаева попыталась купить этот 25-процентный пакет, но получила отказ. Она предложила слишком низкую цену. Разгневанная, она попыталась сменить гендиректора, однако через 2 месяца по суду Сапига в должности был восстановлен.

Расул Богатырев с Алием Каитовым были хорошо знакомы. Черкесск - небольшой город, их интересы часто пересекались, были общие знакомые и друзья. Именно Богатырев помог Каитову купить акции, принадлежащие менеджерам завода. Каитов предложил хорошую цену, и после этой сделки его пакет составил 31 процент.

Весной этого года Алий Каитов провел серию переговоров с Мариной Уртаевой. Ему удалось уговорить ее продать 62-процентный пакет. Сделка была практически совершена, оставалось утрясти незначительные детали. Однако в этот момент в игру вмешался родной дядя Алия Каитова Магомед Каитов.

В кругу семьи

Магомед Каитов в Карачаево-Черкесии личность известная. Владелец корпорации "Камос", бывший постоянный представитель правительства республики при президенте, а ныне - гендиректор "Кавказской энергетической управляющей компании", входящей в РАО "ЕЭС России".

В последний момент Магомед Каитов предложил посредникам Марины Уртаевой большую цену и перекупил ее пакет. Из-за этого между племянником и дядей произошел серьезный конфликт, о котором теперь говорит вся республика.

По сведениям "Известий", Магомед Каитов покупал акции не для себя, он представлял интересы некоего московского партнера, бизнесмена влиятельного и известного. Этот партнер порекомендовал ему провести сделку через серьезный банк - казанский "Ак Барс". Банк приобрел акции, выплатив Марине Уртаевой всю сумму. Пакет был оформлен на дочерние структуры банка - те самые "Торговый дом Ак Барс", ООО "Интеркамасервис" и ОАО "Финансовая экономическая группа". Сделка предусматривала постепенную выплату Магомедом Каитовым полной стоимости до конца 2004 года, самому же Магомеду Каитову банк выдал доверенность на управление пакетом. Тогда же Магомед Каитов встретился с Николаем Сапигой и Расулом Богатыревым, пообещал обоим долгое сотрудничество и даже небольшие пакеты акций.

Однако уже после первого транша Каитов-старший платежи банку приостановил. По всей видимости, у него возникли разногласия с московским партнером.

Банк "Ак Барс", не дождавшись обещанных денег, предложил перекупить акции Алию Каитову. Тот согласился, внес первый транш платежа и получил доверенность на управление акциями. В начале августа Алий Каитов назначил внеочередное собрание акционеров, на котором планировал сместить Николая Сапигу и все руководство завода. Однако в конце августа он неожиданно вернул доверенность на управление акциями банку.

Почему Каитов-младший отказался от управления акциями, однозначно сказать трудно. По одной из версий, получив контрольный пакет, он выяснил, что за последние месяцы часть активов предприятия, в том числе лаборатория, транспорт и несколько ценных объектов недвижимости, были выведены - проданы в рассрочку по номинальной стоимости никому не известным фирмам. Приобретать завод без этих активов было бессмысленно. Впрочем, не исключено, что причины были другими.

"Известия" связались с Магомедом Каитовым и представителями банка "Ак Барс", чтобы выслушать их точку зрения на описанные выше события. Однако ответы на направленные вопросы редакция так и не получила.

По информации "Известий", в течение сентября старший и младший Каитовы провели серию переговоров. Они решили сообща расплатиться с банком, а уже потом решить судьбу завода между собой. Они даже вместе приезжали на завод. Алий Каитов все же настоял на проведении внеочередного собрания акционеров 20 ноября, после которого со своего поста должен был уйти Николай Сапига.

Переизбрание гендиректора означало для Расула Богатырева полный уход с завода. Не исключено, что Богатырев прочел объявление не в день выхода газеты, а позже. И, прочитав, ринулся к Алию Каитову разбираться.

Живые и мертвые

Три недели родственники пропавших без вести собирались перед домом правительства республики. Каждый день они приходили в сквер, заглядывали в прокуратуру, где работает следственная группа под руководством заместителя прокурора Южного федерального округа Бориса Карнаухова. Они ловили каждое слово, обсуждали новости, плакали и гадали, где могут быть тела их родных.

- Мы мусульмане, - объясняла "Известиям" сестра Расула Богатырева Фатима, - и пока мы не сможем похоронить родственников, покоя нам не будет. Мы просим только, чтобы нам вернули тела, пусть Мустафа Батдыев идет к своему зятю и узнает, куда он дел убитых.

Следователи жаловались, что одержимость родственников им только мешает. За эти недели пришлось проверить около 100 мест, в которых могли быть спрятаны или уничтожены тела. Следователи делали это безропотно, не желая навлечь на себя обвинения в бездействии. Версии того, где могут быть тела, рождались одна за другой. Сначала все были уверены, что их сожгли в печах «Кавказцемента» — Алий Каитов является председателем совета директоров этого предприятия. Однако, как выяснилось, на заводе даже ночью работают 90 человек, провезти что-нибудь незаметно практически невозможно. В самих печах следов сожжения тел не было — по распоряжению следствия в одной из печей даже сожгли бродячую собаку, чтобы убедиться, что плоть не сгорает дотла.

—Нам повезло, что и те, и другие—карачаевцы, — заметил один из собеседников «Известий», представляющий в республике федеральный центр, —иначе сейчас были бы такие проблемы, какие нам и не снились.

По делу были задержаны 13 человек. Все давали показания, но о телах никто ничего не знал. Наверное, поиски продолжались бы еще долго, если бы не задержание в конце прошлой недели в Петербурге Темирлана Бостанова и Азамата Акбаева. Именно они «зачищали территорию» дачи Алия Каитова 11 октября, вывезли тела в горы, сожгли и спрятали в заброшенной шахте. Следователи искали эту шахту с мобильными телефонами в руках. Подобных шахт в районе аула Кумыш, на который указали задержанные, оказалось много, Бостанов и Акбаев по телефону из СИЗО руководили поисковой группой, вспоминали приметы и ориентиры на местности.

Алию Каитову предъявлено обвинение в убийстве. Такие же обвинения предъявлены Бостанову и Акбаеву. И хотя гнев родственников погибших сосредоточен именно на зяте президента республики, следствие, по информации «Известий», главными подозреваемыми считает двух последних.

Бой или бойня?

По версии родственников погибших, захвативших кабинет президента республики, его зять Алий Каитов обманом заманил всех семерых к себе, хладнокровно убил Расула Богатырева, с которым разговаривал, после чего его помощники изрешетили ждавших у ворот парней. Однако по сведениям «Известий», стрельба началась спонтанно. Причем первые выстрелы прозвучали не внутри, а за воротами дачи.

Дача Алия Каитова — огороженная двухметровым кирпичным забором территория в два футбольных поля. Вокруг — огромный парк «Зеленый остров», излюбленное место отдыха жителей Черкесска. Раньше на месте дачи был пионерский лагерь. Теперь —особняк, флигель, беседка, гараж, автомойка и даже собственная бензоколонка Алия Каитова. В пятидесяти метрах от ворот—милицейский пост с бойцами вневедомственной охраны. До недавнего времени они, вооруженные автоматами, дежурили здесь круглосуточно. Теперь дача пустует — ее охраняют несколько сотрудников частного охранного предприятия. В стене их будки видны следы от пуль, на парковке из земли выдрано несколько плиток, на которых нашли следы крови.

В ночь с 10 на 11 октября на даче была вечеринка, посвященная рождению дочери начальника Большого Ставропольского канала Германа Исмаилова (сейчас он среди задержанных). К моменту встречи Алия Каитова и Расула Богатырева многие были уже здорово навеселе, многие уже спали.

Расул Богатырев до двух ночи сидел в кафе «Шеш-Беш» неподалеку от Дома правительства. Родственники пропавших сразу после исчезновения раздобыли распечатку телефонных звонков всех семерых. Выяснилось, что Богатырев созванивался с Каитовым несколько раз, после чего поехал на дачу вместе с Русланом Узденовым.

От кафе до дачи—минут десять езды. Перед самым отъездом Расул Богатырев позвонил своему двоюродному брату Магомеду Байчорову, который жил в его доме. Тот уже спал, но сразу начал собирать людей. Звонил многим, но собрать смог только четверых. По некоторым данным, несколько человек ехать отказались. Других не пустили родители. У одного разрядился мобильный телефон. Это спасло им жизнь.

Скоро к дому Богатырева подъехали Замир Хапаев, Магомед Узденов и Роберт Герюгов. Шамиль Кубанов запаздывал, и его решили не ждать. Родители Шамиля долго допрашивали сына, куда он собрался глубокой ночью. Тот сказал, что у друга сломалась машина и выскочил из дома прямо в шлепанцах. Подъехав к дому Богатырева и увидев, что опоздал, он бегом побежал к даче — по тропинке до нее гораздо ближе, только спуститься с холма. У ворот стояли «БМВ XS» Богатырева, «Лексус» Исмаилова и «десятка», в которой под напряженными взглядами охранников ждали приехавшие с Байчоровым.

Судя по материалам дела, огонь по машине открыли Темирлан Бостанов и Азамат Акбаев —личные телохранители Алия Каитова. В какой-то момент оба вышли из-за ворот дачи, и один из них приказал находившимся в машине выйти. Для убедительности он дал очередь из автомата поверх крыши автомобиля.

Эти выстрелы и стали роковыми—другие охранники Каитова решили, что началась перестрелка, и открыли огонь на поражение. Расула Богатырева убили позже —прямо на том месте, где он разговаривал с Алием Каитовым, в беседке. Два автомата Бостанов и Акбаев взяли у дежуривших милиционеров. Рожки автоматов были опустошены, и еще несколько дней из смены в смену милиционеры передавали заполненные рожки тем, кто сменяется, оставаясь на дежурство с пустыми.

Вопрос о том, было ли у приехавших вместе с Богатыревым оружие, — самый болезненный и для следствия, и для родственников погибших. Последние не допускают даже такой возможности. Задержанные в своих показаниях утверждают, что в машине было три автомата и два гранатомета. По их словам, стрельба началась из-за того, что один из охранников Каитова услышал звук передернутого затвора. Возможно, это их линия защиты. Однако в пользу этой версии говорит тот факт, что наутро за медицинской помощью обратился один из дежуривших у дачи охранников —он был ранен в ногу. Кроме того, согласно разным свидетельствам, интенсивная стрельба была слышна у дачи от 15 до 40 минут. Но даже 15 минут — это слишком много для расстрела безоружных людей.

Тем не менее руководитель следственной бригады Борис Карнаухов заявил «Известиям», что объективных подтверждений тому, что оружие у прибывших на дачу имелось, у следствия пока нет. А за звук передернутого затвора в той ситуации можно было принять любой щелчок.

Выпьют, закусят — и давай палить в воздух

Есть и другие вопросы. Как могло произойти, что расследование убийства началось только спустя неделю? Заявления об исчезновении родственники подали в милицию 13 октября. Но только после гибели вице-премьера правительства республики Ансара Тебуева 18 октября, после того как сами родственники нашли на даче Каитова следы крови и гильзы, расследование сдвинулось с мертвой точки. Родственники погибших уверены, что в первые дни республиканское МВД покрывало Алия Каитова. Когда министр внутренних дел Александр Обухов заявил, что в парке «Зеленый остров» слышалась «обычная стрельба», это было воспринято как оскорбление.

—Да, я действительно так сказал, — объяснил «Известиям» Александр Обухов. — «Зеленый остров» — традиционное место проведения пикников. Я сам только три месяца из Нижнего Новгорода, и скажу вам, что здесь пикники совсем не такие, как в Центральной России. Соберутся, выпьют, закусят — и давай палить в воздух. Так что стрельба там — обычное дело. Тем не менее я послал наряд на следующий же день. Они подъехали к даче, у шлагбаума— наряд милиционеров. На вопрос, здесь ли была стрельба, отвечают отрицательно и показывают в глубь леса. Там все осмотрели — нет никаких следов. На следующий день под давлением родственников послал еще одну группу. Тот же результат. Направили следователя—уже на саму дачу. Но и он доложил, что следов не обнаружено. Теперь понятно, что и следователь, и сотрудники вневедомственной охраны — предатели. Они арестованы, их будут судить. А тогда об этом никто и подумать не мог.

Еще один вопрос—связаны ли между собой убийства на даче Каитова и смерть Ансара Тебуева. Вице-премьера правительства Карачаево-Черкесии застрелили в служебном автомобиле по пути на работу. Родственники семерых погибших уверены, что Тебуев, узнав об убийствах, в жесткой форме потребовал сдачи Каитова. И поплатился за это жизнью. Однако Борис Карнаухов в беседе с «Известиями» сказал, что расследование двух преступлений ведется независимо друг от друга, их связи между собой пока не установлено.

Тем не менее самый главный вопрос, которым сегодня в республике задаются все, — несет ли ответственность за то, что произошло на даче зятя президента, сам президент Мусгафа Батдыев. Для тех, кто все эти дни приходил на площадь перед домом правительства, ответ очевиден—президент не мог не знать о том, кто есть его зять.

Впрочем, есть и другое мнение. По кавказским обычаям мужчина отвечает за действия сына, но не зятя, которого он не воспитывал. Очевидно, что к самому конфликту акционеров Химзавода, из-за которого и произошла трагедия, Мустафа Батдыев никакого отношения не имел. Поэтому сторонники этой позиции склонны видеть в происходящем у Дома правительства мастерски срежиссированный противниками Батдыева спектакль, финал которого может оказаться непредсказуемым и еще более кровавым.