Дело Манилова Живет

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


На что тратят бюджетные деньги российские губернаторы: храмы, зоопарки, Олимпийские Игры, ликероводочные заводы и "ледовые дворцы"

1112604231-0.jpg Нет такого политика, который не мечтал бы войти в историю. И отечественные губернаторы не исключение. Лучший способ высечь свое имя на скрижалях истории — реализовать масштабный и запоминающийся проект. Как ни странно, у некоторых получается. У большинства — увы, нет.

Скучно живем

Бывший губернатор Ульяновской области Владимир Шаманов после своего избрания обещал ульяновцам, что за четыре года достроит мост через Волгу, который заложили еще во времена СССР. Немного поработав, Владимир Анатольевич понял, что выполнить обещание не сможет, и в прошлом году вынужден был признать: «При нынешних темпах финансирования мост 120 лет будем строить, проще законсервировать».

Кстати, понимая, что с мостом ничего не получится, Шаманов начал строить в Ульяновске Ледовый дворец. Заместитель губернатора Михаил Шканов даже призывал всех «точить коньки». Стадион так и не построили. Зато получился каток, тоже неплохо.

Новый ульяновский губернатор Сергей Морозов за короткое время по числу проектов быстро обогнал своего предшественника. Практически каждую неделю при областной администрации создается новый совет в разных сферах деятельности.

На въездах в населенные пункты губернатор распорядился установить знаки с гербом области. В обладминистрации готовятся широко отметить 135-летие Владимира Ленина. Озаботился губернатор и культурой — создает Поволжскую ассоциацию писателей. Кроме того, решено вспомнить хорошо забытое из недавнего прошлого: в области восстанавливают доски почета. «Из-за нехватки средств мы не можем пока поддерживать людей материально, — заявил Сергей Морозов, — но морально поощрить их необходимо». Кроме того, отныне лучшим муниципальным образованиям области будут вручать переходящее почетное знамя ордена Ленина Ульяновской области. А вот переходящее Красное знамя будут вручать сельскохозяйственным предприятиям и медицинским коллективам. Еще одним средством поощрения станет почетный знак «За веру и добродетель», который будут вручать за заслуги перед Ульяновской областью.

Но чтобы войти в историю, этого, конечно же, мало. Поэтому среди планов губернатора появился проект восстановления Свято-Троицкого собора на площади Ленина, разрушенного большевиками в 1930-е годы, а также создание на улице Карла Маркса местного Арбата — Дворцового бульвара. Правда, на днях строительство храма было приостановлено из-за опасения разрушить близлежащие исторические постройки. И 29 марта губернатор неожиданно заявил, что Свято-Троицкий собор на центральной площади возводиться не будет.

А вообще один из главных проектов, который губернатор озвучил еще в феврале на встрече с представителями культуры, — сделать так, «чтобы мы перестали быть такими угрюмыми и начали улыбаться». «Ульяновская область живет незаслуженно скучно», — посетовал Морозов.

Я планов наших люблю громадье!

О светлых замыслах, осуществленных или, как правило, нет, бывшего губернатора Саратовской области Дмитрия Аяцкова можно написать целую книгу. Дмитрий Федорович, расставшийся со своим креслом в минувшую субботу, прославился своим богатым воображением. Масштабные проекты сопровождали Аяцкова почти на всем его губернаторском пути, только с приходом Владимира Путина он стал несколько спокойнее. В 2000 году, пояснил эту метаморфозу сам Аяцков, президент подписал мало кем замеченный указ, предписавший главам регионов быть скромнее.

Дмитрий Аяцков пришел к власти в области в 1996 году, и первым же его грандиозным проектом стало превращение Саратова в столицу Поволжья. Борьба за высокое звание сопровождалась объявлением «диктатуры закона» на территории всей отдельно взятой Саратовщины и обещанием создать «достойную среду обитания» для каждого избирателя. Затем губернатором был озвучен призыв собрать 10-миллионный урожай зерновых. Чуть позже было обещано построить горнолыжный курорт в одном из сельских районов. Далее появились идея возвести международный аэропорт на острове на Волге, в окрестностях Саратова, намерение легализовать проституцию (на самом деле автором этого проекта был тогдашний уполномоченный по правам человека в области Александр Ландо, но Дмитрий Аяцков идею горячо поддержал), обещание запустить в Саратове метро, открыть надземную дорогу для поездов на воздушной подушке, наделить чиновников вотчинами, параллельно лишив их бюджетного содержания, наладить экспорт древесины в Китай, где туго, как показалось Аяцкову, с палочками для еды (стоит заметить, что леса в Саратовской области декоративные).

Дмитрий Аяцков чуть не первым объявил в области прием беженцев из Югославии и наверняка единственный из губернаторов пригласил (но так и не дождался) в гости Понтифика Иоанна Павла II, завел себе советника по космосу (в память, по-видимому, о том, как сам, уже будучи губернатором, собирался стать космонавтом). Большинство идей со временем, разумеется, было забыто, так и не получив воплощения.

Конечно, кое-что удалось претворить в жизнь. Например, легализовать частную собственность на землю, упразднить вытрезвители, организовать в области ежегодный отдых детей из Чечни, наладить активную дружбу с Севастополем (и, как следствие, с Кучмой), открыть «Национальную деревню» — настоящий памятник Советскому Союзу — на Соколовой горе, Музей боевой славы и учредить множество почетных знаков. В том числе «За стойкость и выживание» (им любили награждать оппозиционных журналистов), «За любовь к родной земле»(в числе многих им напоследок был награжден пресс-секретарь губернатора Роман Чуйченко), «За веру и благотворительность», «Надежда губернии» (выдавался одаренным студентам и школьникам) и т.д.

О новом саратовском губернаторе Павле Ипатове в смысле грандиозных замыслов пока сказать нечего. В своей программе (по слухам, написанной им самим) он пообещал не вмешиваться в большой и малый бизнес, дать возможность людям зарабатывать, запустить наконец ипотеку и бороться с коррупцией среди чиновничества, чем сильно порадовал присутствующих. Однако по понятным причинам совершить ничего из обещанного он еще не успел, так что и эти его слова пока что можно считать светлыми замыслами, которые, может быть, сбудутся, а может, и нет.

Мы строили, строили…

Как и все его коллеги, губернатор Свердловской области Эдуард Россель, конечно же, страдает гигантизмом. Но в отличие от многих глав регионов он имеет силу воли, чтобы продвинуть заявленные проекты. По крайней мере до того уровня, чтобы не стать объектом насмешек. Конечно, самый грандиозный проект Росселя — создание Уральской республики — так и не был реализован. Но тут уж ничего не попишешь — разгромили мечту. Хотя уральские франки, между прочим, уже были отпечатаны.

Второй по масштабам проект Росселя — строительство неимоверных размеров Храма на крови — в жизнь все-таки был воплощен. Правда, борьба за останки членов царской семьи завершилась неудачно, но это не так уж и важно.

Наконец, инициированная Росселем международная выставка вооружений в Нижнем Тагиле не умерла, как предполагали оппоненты, а регулярно проходит, планомерно наращивая потенциал. С международным статусом, конечно же, не очень солидно получилось (единственные иностранные участники — Украина и Израиль), но израильтяне сказали, что если они выставились, то в следующий раз сюда прибегут французы и американцы.

Последний проект, озвученный недавно губернатором, — создание Евро-Азиатского университета по типу американских университетов. Правда, сейчас он пока на бумаге, особенно после начавшейся реформы образования. Но, зная упрямство Росселя, можно не сомневаться: что-то построится.

На этом фоне такие проекты, как учреждение собственной «Нобелевки» — Демидовской премии, которая вручается не только уральским, но и российским ученым, просто мелочевка. Тем более что финансируется премия не из бюджета, а одной из бизнес-структур.

Предшественники нынешнего новосибирского губернатора Виктора Толоконского Иван Индинок и Виталий Муха вошли в историю региона достижениями в строительстве. Индинок, назначенный в 1993 году указом Бориса Ельцина и руководивший областью всего два года, успел восстановить в центре Новосибирска часовню, символизирующую центр России. Она была построена в начале XX века в память о проезде через Новониколаевск императора Николая Второго, однако большевики ее снесли. Говорят, Индинок решил ее восстановить в подражание Юрию Лужкову, отстроившему храм Христа Спасителя. А вот Виталий Муха построил новое здание Кукольного театра в стиле барокко и новый зоопарк, ставший теперь одним из символов города.

Виктор Толоконский, ставший губернатором в 1999 году, вот уже несколько лет мечтает построить на площади Маркса памятник легендарному летчику, трижды герою Советского Союза, новосибирцу по происхождению Александру Покрышкину. Но все как-то не получается: дело в том, что на площади расположен промышленный рынок. Впрочем, в этом году рынок все-таки закроют, а на его месте вырастут бизнес-центр и парк. Есть у Толоконского проект и по перестройке привокзальной площади имени инженера Гарина-Михайловского, считающегося крестным отцом Новосибирска. Здесь собираются построить фонтаны и памятник инженеру, в 1980-х годах выбравшему деревню Новониколаевскую как место будущей постройки моста через Обь.

Глава Карелии Сергей Катанандов в бытность мэром Петрозаводска был фанатично увлечен строительством фонтанов. При нем в северном городе были реанимированы старые и построены новые фонтаны. Поначалу это вызывало нарекания населения, так как направлявшиеся на благоустройство города деньги, как обычно, требовались для затыкания разных дыр в коммунальном хозяйстве. А теперь ничего, привыкли, всем нравится.

Глава Удмуртской Республики Александр Волков по профессии — строитель, кроме того, человек верующий. Неудивительно, что первым делом он занялся реставрацией Александро-Невского собора в Ижевске. На этом объекте был опробован метод сбора средств на реставрацию и строительство храмов посредством создания специального фонда, в который предприятия республики, организации, верующие и частные лица вносили деньги. После бога Волков вспомнил о себе, и в городе отгрохали помпезный президентский дворец, перестроенный из заводского цеха в стиле русского классицизма. После президент занялся простым народом и отстроил Ижевский цирк в стиле хай-тек.

Наконец, минувшей осенью был сдан в эксплуатацию музей знаменитого ижевского оружейника Михаила Калашникова. Потом Александр Волков опять обратился к богу — сейчас в Ижевске полным ходом идет восстановление Свято-Михайловского собора, который был полностью уничтожен в тридцатые годы. Попечительский совет специального благотворительного фонда возглавляет сам президент Удмуртии. Акционерные общества и государственные предприятия перечисляют средства в фонд не без напора и уговоров со стороны главы республики.

Водка — это наше все

Полгода назад губернатор Томской области Виктор Кресс надумал построить в областном центре зоопарк. Правда, никакого продолжения эта история пока не имела. На днях губернатор озвучил еще одну идею — построить в Томске оперный театр. Оба варианта, наверное, были бы неплохи для томичей, если бы был другой социальный контекст — в нынешнем это явная утопия. Надо полагать, все еще впереди.

Что позади, так это реализация пары идей покруче, причем об одной из них Виктор Кресс говорил, что это «дело его чести». Речь идет о создании в области на бюджетные деньги двух новых спиртоводочных предприятий. Первый «проект века» — строительство биотехнологического комплекса, который по первоначальному замыслу должен был производить спирт качества, близкого к предельному для выпуска джина, виски и пр., продвигал некий предприниматель (медик и певец по образованию). Именно он нарисовал губернатору ослепительную картину денежной реки, которая потечет в казну за проданную продукцию с «предельно качественными характеристиками». Проект превратился в банальный долгострой, который поглотил 200 млн. руб. бюджетных денег. В результате биотехнологический комплекс превратился в банальный спиртовой заводик, от которого власть поспешила избавиться в расчете на то, что новые владельцы когда-нибудь рассчитаются с бюджетом.

А через дорогу от него стоит еще одно алкогольное детище областной власти — ликероводочный завод «Альтом», который (тоже на областные деньги) был размещен в середине корпуса «Гормолзавода». В боковых помещениях здания разливали молоко, в середине — водку. Здесь дело также не заладилось.

Бывший губернатор Псковской области Евгений Михайлов, придя к власти, тоже сделал ставку на водочный бизнес, построив свою «ликерку». Утверждалось, что только так в дотационном регионе можно решить бюджетные проблемы. Удалось ли это сделать, так и осталось неясным. Но, во-первых, ежегодно из бюджета области в водочное предприятие, имеющее статус ГУПа, вливали миллионы рублей «на поддержку производства», во-вторых, Псковщина твердо утвердилась в первой тройке российских регионов по числу больных белой горячкой. Кстати, новый губернатор Псковской области Михаил Кузнецов первым делом запретил дотировать ликероводочный завод.

Мир не узнал о самарском шедевре

Губернатор Самарской области Константин Титов, когда Россия заявила о желании принять у себя чемпионат мира по футболу, тут же «пригрозил» построить для этого современный стадион. Но грандиозный проект так и остался прожектом: пока в областном центре даже землю под его строительство не выделили.

Еще в 1996 году Константин Титов говорил о запуске в производство на самарском авиазаводе магистрального лайнера Ту-334, который идет на смену Ту-134. И повторял это все последующие годы. Но в прошлом году выяснилось, что Ту-334 будут выпускать совсем не в Самаре, а в Казани.

Зато в 1999 году, за год до президентских выборов, в которых Константин Алексеевич участвовал, он осуществил масштабный культурный проект — постановку на сцене Самарского академического театра оперы и балета «мировой премьеры» оперы «Видения Иоанна Грозного» с участием Мстислава Ростроповича. В местных СМИ писали, что маэстро получил гонорар в размере 500 тыс. долл., а бюджету премьера обошлась в три миллиона «зеленых». Правда, когда Ростропович уехал, зрителей в театр стало приходить совсем мало, а на последний в сезоне спектакль продали всего шесть билетов. Всего сыграли «Видения» полтора десятка раз. В свою очередь, мир о спектакле вообще не узнал. И нельзя сказать, что очень расстроился…

Как только экс-губернатор Санкт-Петербурга Владимир Яковлев сел в кресло Анатолия Собчака, он издал одно из первых своих распоряжений «О создании благотворительного фонда «Зоосад» и мерах по укреплению материально-технического состояния зоопарка». Генеральным попечителем фонда «Зоосад» стала супруга губернатора Ирина Ивановна Яковлева.

Главной задачей «Зоосада» был перевод питерского зоопарка в другое место и перепрофилирование освобожденной территории. Проще говоря, зоопарк собирались переселить на окраину города, а на его месте построить то ли гостиничный комплекс, то ли увеселительные заведения. Учитывая стоимость земли в центре города, это дало бы многомиллионную прибыль. При этом новый зоопарк обещали сделать крупнейшим в мире.

Правда, вскоре выяснилось, что половина животных, намеченных для обитания в новом зоопарке, попросту не выживет в северных условиях. Особенно развеселил зоологов проект создания птичьего базара в виде искусственной скалы, для которого планировалось закупить 1200 чаек (хотя на питерских помойках их побольше будет). Ладно бы, что каждая такая птичка съедает по несколько килограммов рыбы в сутки. Но ведь у нее еще и кишка прямая, так что на пару километров вокруг приближаться без опаски получить «метку» на костюм было бы невозможно.

Удивило специалистов и желание закупить для зоопарка не менее 65 крокодилов, 200 обезьян, 5000 пчел, 100 пингвинов, стада бизонов, зубров, а также утконосов и панд (которых и так в мире можно пересчитать по пальцам). Готовя рецензию на этот проект, специалисты подсчитали, что только самые простые корма (сено, веники, овес), необходимые для запланированного количества животных, обойдутся в 5 млн. долл. в год. Для сравнения: весь годовой бюджет Ленинградского зоопарка, то есть корма животным и зарплата сотрудникам, составляет 800 тыс. долл.

Нынешний губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко, к счастью, гигантизмом не страдает. Но планы передать городу на Неве часть столичных функций сохранила.

Кстати, о зоопарках. О них мечтают не только губернаторы. Мэр Ярославля Виктор Волончунас выступил с идеей построить к 1000-летию города, что будет отмечаться в 2010 году, зоопарк европейского уровня. Под зоопарк уже присмотрен земельный участок в 100 гектаров на берегу Волги, где сейчас растет лес. По мнению мэра, зоопарк должен быть построен за счет средств инвесторов с поддержкой бюджета города. «Инфраструктура зоопарка — кафе, рестораны, индустрия развлечений может принадлежать частным инвесторам, а содержание зоопарка мог бы взять на себя городской бюджет», — уверен мэр Ярославля.

Правда, большинство жителей города сомневаются в успехе. Содержание животных в неволе в нормальных условиях стоит очень дорого — откуда у Ярославля такие деньги?.. Сторонники предложения мэра уверены, что деньги могут быть найдены, а содержание животных могут взять на себя коммерческие структуры: лису будет содержать один завод, медведя — другой, жирафа — третий. Благо предприятий в городе хватает.

О спорт — ты миф!

Губернатор Иркутской области Борис Говорин в 2001 году обратился к жителям региона с просьбой поддержать его инициативу о проведении в Иркутске зимних Олимпийских игр в 2010 году. Шансы сибирского города, уверял губернатор, просто идеальные. Зимняя Олимпиада-2010 должна, мол, пройти в Азии, а так как Китай принимает летние Игры 2008 года, а Корея и Япония уже были организаторами таких игр, конкурентов практически нет. Губернатор особо подчеркнул, что его планы «вызвали очень позитивный резонанс и в Национальном олимпийском комитете, и в администрации президента РФ», а «спонсоры будут стоять в очереди, чтобы успеть вложить деньги». Увы, через пару лет выяснилось, что зимние Олимпийские игры 2010 года пройдут в Канаде, которая, кстати, вовсе и не Азия.

У губернатора Тульской области Василия Стародубцева своя спортивная «фишка» — строительство международного велоцентра. На последней встрече с президентом Василий Стародубцев получил одобрение главы государства на этот проект. Правда, пока строительство велоцентра остановилось: на берегу Упы, где должны были вестись работы, сделана только насыпь, которая обозначает контур будущего велоцентра. Продолжит ли начинание Стародубцева сменяющий его в конце апреля Вячеслав Дудка, неизвестно. Кстати, велодром — это что! Мэр Тулы Сергей Казаков грозился построить в городе автотрассу для «Формулы-1″ и даже участок земли присмотрел. Не срослось.

Что касается Стародубцева, то за восемь лет своего губернаторства Василий Александрович, несомненно, войдет в историю Тульской области своими экономическими проектами. Сразу же после избрания в 1997 году Стародубцев съездил в столицу мормонов Лейк-Плэсид и привез оттуда идею строительства модульного нефтеперерабатывающего заводика, дабы избавить регион от крупных монополистов на бензиновом рынке и обеспечить область народным бензином 66-й марки. Завод был куплен в США за 4 млн. долл., однако в связи с дефолтом 1998 года его строительство затянулось. У администрации области средств хватило лишь на то, чтобы растаможить и кое-как смонтировать оборудование. Потом заводик выкупила одна из московских фирм и даже обещает наладить производство бензина к весне нынешнего года.

Еще один губернаторский проект касался сельского хозяйства. Известный на всю страну аграрий Василий Стародубцев решил вытянуть сельское хозяйство области из долгов и вечного прозябания с помощью царицы полей кукурузы и подсолнечника. Этими зерновыми культурами было засеяно в области 50 тыс. га. По некоторым оценкам, проект обошелся в 60 млн. долл. Из 38 тыс. га кукурузы убрано 3,4 тыс., из 12 тыс. га подсолнечника — 3,9 тыс. Остальное ушло под снег. По сообщениям местной прессы, губерния потеряла треть выращенных зерновых при «рекордной» урожайности в 10,2 центнера с гектара.

Наконец, не забыл губернатор и об отечественном автопроме. Чемпион мира по шахматам Анатолий Карпов уговорил губернатора начать выпуск на базе Тульского комбайнового завода малолитражных автомобилей «Мишка», которые должны были потеснить на рынке «Оку». Но «народный автомобиль» на дорогах Тулы так и не появился.

Губернатор Ярославской области Анатолий Лисицын несколько лет назад, когда в России еще только начинали укреплять пресловутую вертикаль власти, разработал федеральный законопроект о слиянии регионов. Мол, губернии-доноры устали кормить целую ораву дотационных субъектов, так что нужно укрупнять регионы по принципу «один сильный плюс один слабый». После чего Лисицын положил глаз на Костромскую область, но в Костроме его благородный порыв не оценили. Да и в Кремле, похоже, тоже. Законопроект успешно похоронили, а укрупнение регионов начали, как говорится, с мест не столь отдаленных и по совсем иным принципам.

К сожалению, эпоха харизматических губернаторов уходит в прошлое. Вряд ли назначенцы будут радовать вверенное им население нестандартными проектами. За них ведь могут и по шапке настучать. Так что войти в историю им вряд ли удастся.

Андрей Рискин

Оригинал материала

«Независимая газета»