Дело Урлашова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Евгений Урлашов

«Проект Урлашов» закрыт на 12,5 лет. Разрабатывавший опального мэра Ярославля генерал МВД обвинен в коррупции, а губернатор области отстранен от должности президентом


«Подрывал авторитет власти»


«Дело Урлашова» завершилось вполне прогнозируемым приговором — 12,5 лет колонии строгого режима и штрафом.


Ксения Карпинская, адвокат бывшего избранного мэра Ярославля, заявила «Новой», что они уже обжаловали приговор. Как незаконный и необоснованный.


— Процесс шел с явным обвинительным уклоном, презумпция невиновности была начисто забыта. Все сомнения суд трактовал как технические ошибки, — заявила Карпинская. — Даже показания одних и тех же фигурантов в одних случаях суд признавал допустимыми доказательствами, последовательными, не противоречащими. А в других — отметал. Например, показания пошедшего на сделку со следствием Пойкалайнена (Максим Пойкалайнен — бывший директор «Агентства по муниципальному заказу ЖКХ» Ярославля, ранее приговоренный к четырем годам лишения свободы. — И. М.).


По мнению Карпинской, суд «подгонял» доказательства под обвинительный приговор.


Снежный ком


Урлашову инкриминировали два эпизода. По первому, по версии следствия, в 2012–2013 годах мэр Ярославля, его заместитель Дмитрий Донсков и советник Алексей Лопатин требовали 18 млн рублей от Сергея Шмелева, директора компании «Радострой», выполнявшей работы по содержанию дорог Ярославля. В случае невыполнения требований обвиняемые якобы угрожали не оплатить работы по муниципальному контракту.


По второму эпизоду Урлашов якобы получил взятку в 17 млн рублей от гендиректора компании «Ярдорстрой» Эдуарда Авдаляна за содействие в принятии решения о передаче компании контрольного пакета акций «Городского дорожного управления».


Остановимся подробнее на «эпизоде Шмелева». Еще в декабре 2013 года «Новая» опубликовала расследование о том, как оперативниками ГУЭБиПК (Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России) фабриковались доказательства «покушения на взятку от Сергея Шмелева» (подробности в «Новой» №135 от 2 декабря 2013).


Напомню, в декабре 2012 года Ярославль завалило снегом. Компания «Радострой», выигравшая тендер на уборку улиц, явно не справлялась с взятыми на себя обязательствами, у нее просто не оказалось необходимого количества снегоуборочной техники. По просьбе мэра Урлашова тогда на уборку снега вышли многие предприятия, у которых была спецтехника. Вышли под честное слово градоначальника, что Шмелев с ними рассчитается.


Снег убрали. Но с оплатой работ, выполненных сторонними организациями, «Радострой» не спешил. Хотя деньги из городской казны получил сполна. Протянул до лета, когда пришло время заключать новые контракты, уже на следующую зиму. Урлашов предупредил Шмелева, что если тот не рассчитается со старыми долгами, то нового контракта «Радострой» не получит.


Вот тогда-то гендиректор ООО «Радострой» Сергей Шмелев и обратился к своему другу, в то время заместителю руководителя ГУЭБиПК генералу Борису Колесникову. Это потом Колесников стал фигурантом уголовного дела о коррупции и фальсификации уголовных дел сотрудниками антикоррупционного ведомства МВД и покончил жизнь самоубийством. А тогда Колесников был в силе. После общения с ним Шмелев написал заявление о вымогательстве.


Интересная деталь. В уголовном деле есть расшифровка телефонных разговоров Урлашова с тем же Шмелевым, состоявшихся 27 июня 2013 года. Именно в этот день ООО «Радострой» выиграло новый тендер на уборку городских улиц. И мэр Ярославля не скрывал раздражения: «Пошло не так, как мы договорились». Была договоренность, что Шмелев рассчитается со всеми, кто убирал снег минувшей зимой, и только после этого может рассчитывать на победу в новом тендере. Урлашов предупреждает Шмелева, что у него «рычагов 101 из 100%», чтобы отменить этот тендер.


Конечно, Уралшов не имел права угрожать расторжением контракта. Тем более что у него не было на это полномочий, он не имел отношения к организации и проведению тендера. Но в словах Урлашова, если их и «подтягивать» к статьям УК России, — максимум угроза превышения должностных полномочий. Но никак не вымогательство. Тем не менее через пять дней после озвучивания угроз, в ночь на 3 июля, Урлашова арестовали. Не с поличным, не при получении меченых денег…


Не хотел и не брал


В ходе судебного рассмотрения дела всплыли многочисленные записи телефонных разговоров Шмелева и других свидетелей с обвиняемыми, с оперативниками антикоррупционного ведомства МВД, с губернатором области…


Из этих записей становится понятно, что с 25 июня (за два дня до конкурса) Шмелев участвует в оперативном эксперименте и активно выступает инициатором встреч и разговоров, «желает решить все вопросы с мэром», принести ему деньги.


Но события развиваются не так, как смоделировали сотрудники ГУЭБиПК и Шмелев. Мэр не предъявляет требований, передать ему деньги не получается. Начинается проработка «запасного варианта»: принести деньги кому-то из людей, близких к Урлашову.


Есть даже не телефонный разговор, а видеозапись беседы Шмелева, Пойкалайнена и Донскова. Шмелев предложил деньги, но его собеседники отказались их брать. Когда чиновники ушли, Шмелев разговаривает с оперативником и объясняет, что Пойкалайнен и Донсков «то ли испугались, то ли проснулась совесть».


Есть в деле и запись телефонного разговора еще одного бизнесмена с Сергеем Ястребовым, в то время губернатором Ярославской области. Губернатор четко дает понять, что бизнесмену надо уступить победу в тендере Шмелеву, чтобы тот продолжил «проект»: «Тебе же будет спокойнее», — настойчиво советует губернатор собеседнику буквально за несколько минут до начала торгов по тендеру.


Все эти записи однозначно указывают на то, что заранее была смоделирована ситуация: победитель тендера «понесет деньги мэру». И это был «проект», в котором были три заинтересованные стороны. Шмелев, который стремился заполучить контракт на уборку улиц, ГУЭБиПК, которое планировало записать в послужной список уголовное дело в отношении мэра-оборотня. И чуть ли не главный бенефициар — губернатор области, рассчитывавший убрать с политического поля харизматичного противника.


Дело в том, что 19 июня 2013 года, за две недели до ареста Урлашова, в Ярославле прошел митинг, в котором приняли участие около трех тысяч человек. По ярославским меркам — это очень много. На этом митинге Урлашов и объявил о своих губернаторских амбициях.


Самое неприятное для власти было в том, что митинг прошел под лозунгами против монополии «Единой России». И видимо, именно 19 июня 2013 года стало днем, когда было принято политическое решение «закатать Урлашова». Чтобы другим неповадно было…


Но Шмелев не смог передать деньги меру. Не сработал и «запасной вариант».


Сделка с «посредником»


Пришлось запускать версию, что деньги Урлашову должны были передаваться через посредника, некоего Захарова, который в мэрии не работал и с Урлашовым был знаком шапочно…


Захаров подписал сделку со следствием, «честно» рассказал, что он «посредник» в передаче взятки градоначальнику, получил 1 год и 10 месяцев колонии и быстро освободился по УДО.


Показания «подельника» Захарова и «потерпевшего» Шмелева легли в основу приговора в отношении Урлашова по первому эпизоду.


Что интересно. «Дело Урлашова» — не первый уголовный процесс, в котором Сергей Шмелев фигурировал в качестве потерпевшего. До Ярославля были уголовные дела в Сочи и Шуе. В обоих городах «Радострой» выигрывал конкурсы на уборку улиц. Но городские власти отказывались платить из-за неудовлетворительного качества выполненных работ. Шмелев обращался к силовикам, утверждая, что с него требуют взятки. И тогда начиналась борьба с коррупцией, задержания и посредников, и чиновников (подробности в «Новой» №73 от 8 июля 2013).


И еще один момент. Как следует из заявления Шмелева и текста обвинительного заключения, направленного в суд, в вымогательстве взятки вместе с Урлашовым принимал участие и бывший вице-мэр Ярославля Дмитрий Донсков. Но суд оправдал Донскова, признав, что его вина не установлена и не доказана. Одни и те же доказательства, которые в случае с Урлашовым суд признал объективными и допустимыми, в отношении Донскова оказались «не заслуживающими доверия».


Оглашая приговор Евгению Урлашову, судья Кировского районного суда Ярославский области Михаил Ратехин, рассматривавший уголовное дело, заявил, что «преступные действия Урлашова признаны подрывающими авторитет власти». Хотя по всему выходит, что само уголовное преследование Урлашова стало следствием того, что он де-факто совершил покушение на сложившуюся систему властных отношений в области. А суровый приговор — это уже последствия «подрыва авторитета власти». О том, что авторитет власти в Ярославской области слаб, косвенно свидетельствует и то, что 28 июля 2016 года президент России подписал указ об освобождении Сергея Ястребова от должности губернатора.

Ссылки

Источник публикации