Дело Фирташа. Часть 2: Дела семейные

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Фирташ.jpg

Союз Дмитрия Фирташа с Марией Калиновской — один из ключевых моментов в биографии самого загадочного украинского олигарха, контролирующего газовый рынок страны.

Брак между Мариной и Дмитрием Фирташем продлился три года — с конца 2002 до середины 2005.

Если бы презентация Group of Dmitriy Firtash прошла в начале супружеской жизни партнеров, это бы выглядело жалкой профанацией. Тогда у Фирташа не было никаких существенных активов для создания химических, медийных и энергетических холдингов. Именно в эти годы были созданы Eural Trans Gas, а затем RosUkrEnergo, ставшие основой бизнеса олигарха.

Зато теперь у Фирташа есть шансы занять третью строчку после губернатора Чукотки Романа Абрамовича и американского медиамагната Самнера Редстоуна в мировом рейтинге алиментов, выплаченных бывшим женам в ходе бракоразводного процесса.

Задача бывшей жены Фирташа — доказать в суде, что во время подписания имущественного соглашения между ней и представителем Дмитрия Фирташа Юрием Бойко, министр топлива и энергетики вводил в заблуждение относительно истинного масштаба бизнеса его друга.

...Во время одной вечеринки знакомый Дмитрия Фирташа и Марины Калиновской в шутку предложил в дальнейшем аббревиатуру «КМИЛ» расшифровывать как «Кроют Матом и Лают». Пожалуй, обильное употребление нелитературной лексики было одним из немногих общих качеств партнеров. Во всем остальном Дмитрий и Марина были антиподами.

— Это были два абсолютно разных человека, — рассказывает бывший сотрудник фирмы, друг семьи Фирташа Бума Ройф. — Дима был очень спокойным и выдержанным. Когда надо, мог взорваться, когда надо — промолчать. Марина, наоборот, — очень импульсивная, напористая и жесткая женщина. В работе они идеально подходили друг другу.

— Все, кто тогда работал с нами, фактически были исполнителями. Мотором всегда были Дима и Марина, — вспоминает супруга брата Марины Калиновской. — Они были единым целым. Большую часть времени проводили на работе, сутками проводили в поездках. Дружили семьями, везде появлялись вместе — каждый со своими детьми, Марина с мужем, Дима с женой Люсей.

Молодые Дмитрий Фирташ и Марина Калиновская. Фото первой половины 1990-х

До вступления в фиктивный брак с Фирташем Калиновские с детьми часто гостили у мамы Дмитрия Фирташа в Богдановке. Там же, в доме родителей, почти все лето отдыхала жена Фирташа Люся и его дочь Иванка.

«Дима со всеми возился, как со своими детьми, — рассказывает тесть Дмитрия Фирташа. — Он очень хорошо относился к Сережке и Сашке (сыновьям Марины Калиновской), они называли его дядей Димой».

Мама олигарха вспоминает, как Марина Калиновская в шутку предлагала поженить своего сына Сергея и дочку Дмитрия Фирташа Иванку, «чтобы не разрывать семейный бизнес».

«Мы, конечно, смеялись, а Сережа обещал, что если Иванка пойдет за него, он обязательно поделится долей в бизнесе с братом», — вспоминает женщина.

Впрочем, общность двух семей сопровождались некоторыми нюансами. Дмитрий Фирташ на тот момент уже давно перестал быть добропорядочным семьянином.

По рассказам друзей, он редко появлялся в гостинке, где жили его тогдашняя супруга Люся и дочка Иванка. Через много лет во время бракоразводного процесса со следующей женой Мариной Калиновской Дмитрий Фирташ будет уверять суд в своем «трепетном отношении к браку и семье». А в те далекие дни после работы он отправлялся ночевать в квартиру к некой Оксане. Через некоторое время он стал встречаться еще и с ее подружкой.

Не все однозначно было и в семье Калиновских. Существует версия, что, продолжая жить в одной квартире, Марина и Зиновий уже более десяти лет были разведены.

В конце 1970-х один из подчиненных Зиновия Калиновского, некий Иван Никоряк предложил Марине Калиновской выкупить у нее одну из двух принадлежавших ей квартир.

Чтобы сделка не вызывала вопросов, Марина, якобы предложила покупателю заключить фиктивный брак и таким образом прописать его на своей квартире. Причем Никоряк утверждает, что небольшую махинацию благословил сам Зиновий, а спустя некоторое время Марина шантажом заставляла его доплачивать за квартиру крупные суммы денег.

Марина Фирташ отрицает знакомство с человеком c такой фамилией. По ее словам, это купленный Фирташем свидетель, призванный бросить тень на ее репутацию. Впрочем, подтвердить или опровергнуть этот факт может лишь фотокопия паспорта Марины Фирташ. Однако УП эти документы получить так и не удалось.

В середине 1996 года Марина Калиновская и Дмитрий Фирташ решили вывезти обе семьи на ПМЖ в Германию. Родственники с обеих сторон утверждают, что выезжали по так называемой «еврейской линии».

Надо отметить, что для Черновцов, где находилось одно из самых больших поселений евреев в стране, подобный повод для выезда, тем более в Германию, был делом привычным.

Но в случае с семьями Калиновских и Фирташей была одна существенная сложность — из семи членов двух семей документально подтвердить принадлежность к еврейской национальности могли только трое: муж Марины — Зиновий и двое его сыновей Сергей и Саша.

Ни Марина Калиновская, ни Дмитрий Фирташ, ни его супруга Люся, ни их дочь Иванка не имели права законно воспользоваться т.н. «еврейской линией». Сейчас родственники лишь скромно улыбаются на расспросы о том, имел ли место подлог документов. Очевидно, что был.

В Германии на протяжении года обе семьи, Калиновских и Фирташей, жили в одной квартире. До окончательного оформления документов детей отправили в школу.

Фирташ со своей дочерью от первого брака Иванкой и Мариной Калиновской

Марина Калиновская и Дмитрий Фирташ появлялись дома не часто — большую часть времени они проводили в Черновцах, продолжая развивать набирающий обороты бизнес.

Эмиграционные службы Германии не долго присматривались к новоприбывшим эмигрантам. Первые подозрения в фальсификации документов возникли относительно Люси Фирташ и Марины Калиновской. Участились допросы. И якобы даже началось судебное разбирательство.

Вопрос с Людмилой решили быстро. Через знакомых нашли коренного немца (в семье его называют Антоном), владельца небольшой страховой компании, согласившегося заключить с Людмилой фиктивный брак. Для завершения сделки в июле 1998 года Дмитрий Фирташ и Люся полюбовно развелись.

Но пока разбирались с Людмилой, данные Марины Калиновской уже оказались в базе данных пограничных служб. В дальнейшем у нее могли возникнуть серьезные проблемы с въездом в Германию, где на тот момент развивалась часть общего бизнеса.

Видимо, на возможный вариант решения проблемы Марину Калиновскую вдохновил удачный исход ситуации с Людмилой Фирташ. В середине 1997 года она обратилась за помощью к одному из сотрудников «КМИЛ» Буме Ройфу.

«Она прямо предложила мне заключить фиктивный брак с целью выехать на ПМЖ в Германию, — утверждает Бума. — Я может, и хотел ей помочь, но в этом ей отказал». Сама Калиновская отрицает, что обращалась с подобной просьбой вообще к кому-либо.

В середине 1999 года сыновья Марины Калиновской вернулись в Украину. К тому моменту общий бизнес Марины Калиновской и Дмитрия Фирташа шагнул далеко за пределы Черновцов.

Партнеры сняли квартиру на улице Прорезной, где и поселились вместе с Александром и Сергеем Калиновскими.

В столице Дмитрий Фирташ и Марина Калиновская обросли новыми контактами и связями. Длинный газовый путь будущей монополии начался со знакомства с Владимиром Галаздрой, директором одной из компаний, сотрудничавших с «Интергазом» Игоря Бакая.

Вообще «газовая» история Калиновской и Фирташа заслуживает особого внимания, чему «Украинская правда» посвятит отдельный материал.

Сейчас лишь отметим, что в мае 2000 года совместными усилиями Марины Калиновской, Дмитрия Фирташа и их новых партнеров фирма «КМИЛ» получила лицензию на поставки природного газа по нерегулируемым тарифам.

Дальнейшие отношения партнеров развивались по весьма странному сценарию. 19 сентября 2002 года 46-летняя Марина Калиновская и 35-летний Дмитрий Фирташ заключили официальный брак.

Правда, позже Марина будет утверждать, что к тому времени у нее с Дмитрием Фирташем были уже достаточно близкие отношения. По ее словам, в октябре 1996 года они обвенчались в храме Русской Духовной Миссии в Иерусалиме.

После настойчивых требований «Украинской правды», Калиновские предоставили даже копию свидетельства о венчании. Подлинность документа вызывает большие сомнения.

Во-первых, настоящее свидетельство было утеряно, а документ, оказавшийся в распоряжении УП оказался копией «свидетельства, выданного на замену».

Во-вторых, это оказался первый документ подобного образца, выданный Русской Духовной Миссии, о чем свидетельствует регистрационный номер.

И самое главное, согласно фотокопии паспорта Дмитрия Фирташа, в октябре 1996 года он все еще состоял в законном браке с Люсей. Если священники Русской Духовной Миссии в Иерусалиме не проверяют даже паспортов своих прихожан при совершении таинства венчания, их работа в принципе должна вызывать большие сомнения.

Родственники и друзья Фирташа утверждают, что на самом деле никакого венчания не было, и истинной целью Марины при заключении брака было разрешить конфликт с немецкими властями и упростить въезд на территорию Германии под фамилией нового мужа. Дмитрий Фирташ, по их версии, «благородно ей в этом помог».

Сторонники Марины Калиновской уверены, что корыстные цели преследовал Фирташ, который таким образом стал юридическим участником общего бизнеса. Напомним, что официально до этого он не был учредителем ни «КМИЛ», ни какой-либо другой фирмы, принимавшей участие в совместном бизнесе.

Впрочем, обстоятельства заключения брака указывают на то, что никто из «молодоженов» не преследовал цели создания общей семьи. Новый союз носил исключительно деловой характер.

Свидетелями на церемонии бракосочетания выступил тот самый Галаздра и его супруга Светлана. Никаких празднеств в честь «молодоженов» не устраивали.

Ни Марина Калиновская, ни Дмитрий Фирташ не извещали о планах связать себя узами брака. Учитывая достаточно близкие отношения родственников Марины и Фирташа, это было бы вполне логичным.

Абсолютно все близкие друзья Калиновской и Фирташа в беседе с УП рассказали, что узнавали о браке между партнерами по бизнесу значительно позже из обрывков разговоров. В Богдановке многие до сих пор уверены, что единственной законной женой Дмитрия Фирташа является Люся. Даже родной дядя олигарха Петр Фирташ узнал о его браке с Калиновской из газет, когда поднялся скандал вокруг их развода.

Калиновская и Фирташ. «Свадебная фотография» фиктивного брака. Фото сделано после росписи в загсе

На истинную причину заключения брака может указать один интересный факт. Через месяц после того, как Марина и Дмитрий Фирташ стали официальными супругами, в октябре 2002 года была зарегистрирована компания Eural Trans Gas, правопреемницей которой через два года стала RosUkrEnergo.

Деятельность Eural Trans Gas приносила несоизмеримо больший доход в бюджет семьи Фирташей, чем мелкая торговля продовольствием. Становление этой компании заслуживает более детального расследования, результаты которого будут отражены в рамках «газовой» истории семьи Фирташа.

Фактически частной компании позволили с одной стороны получать доход от украинских потребителей газа в обход государства, а с другой — напрямую отбирать прибыль у российского «Газпрома». По итогам 2003 года чистый доход компании составил 767 миллионов долларов.

Счет пошел на миллионы. Существующего между партнерами доверия было уже мало. Возможно, печати в паспортах должны были стать дополнительной гарантией невозможности «кидка».

Уже к концу 2002 года Марина Фирташ стала удаляться от ведения бизнеса. Ее родственники утверждают, что супруг сознательно не допускал ее к оперативному управлению компаниями.

Партнеры Фирташа объясняют это тем, что Марина Фирташ с ее грубым характером и манерами не вписывалась в формат переговоров, перенесшихся из офисов мелких фирм в высокие правительственные кабинеты.

А вот Фирташ с присущим ему педантизмом сумел перестроиться. Он быстро свыкся с необходимостью носить дорогие костюмы, его речь стала более внятной и сдержанной.

Брак Марины и Дмитрия Фирташа распался также тихо, как и был заключен. Никого не предупреждая, 22 июля 2005 года Дмитрий Фирташ обратился с соответствующим иском в суд. Марина Фирташ, по ее словам, в это время находилась на лечении в Ялте.

Надо отметить, что судебное разбирательство проходило в лучших традициях рейдерских атак. По непонятной причине Фирташ решил обратиться с иском о расторжении брака не в Печерский суд города Киева, где был прописан и он, и Марина Фирташ, а в Соломенский районный суд столицы.

Примечательно, что из материалов дела не понятно, кто представлял интересы истца в суде. Более того, в протоколе окончательного судебного заседания указывается, что в зале суда присутствует сам истец. Создается впечатление, что Дмитрий Фирташ лично собирал справки, оплачивал квитанции и выстаивал очереди.

К судье Дмитрий Фирташ обратился с таким текстом:

«Более года мы с женой не живем вместе, каждый из нас имеет разные интересы. Совместная жизнь у нас не сложилась, в частности, из-за расхождений в характерах и взглядах, в связи с чем между нами постоянно возникали конфликты и ссоры. Общих детей у нас нет.

Примирение между нами невозможно, так как мы утратили чувство любви и взаимного уважения. При редких встречах моя жена старается меня унизить и обидеть. Около полугода я фактически проживаю в одной семье с другой женщиной, которую очень люблю и с которой хочу заключить брак».

Между прочим, с момента подачи иска прошло более двух лет, насколько известно, Дмитрий Фирташ до сих пор не связал себя узами брака ни с одной женщиной. Он продолжает жить в гражданском браке с Владой — по некоторой информации, она работала в одной из фирм Игоря Бакая.

Впрочем, это самый безобидный изъян поданного иска. Грубые неточности в материалах дела свидетельствуют о том, что решение суда явно готовилось наспех.

В деле элементарно не совпадают цифры и даты. Обращаясь к суду 22 апреля 2005 года, Дмитрий Фирташ прилагает квитанцию об оплате государственного налога, датированную 9 сентября того же года.

Без указания причин в деле меняются судьи — к рассмотрению иск принимает судья Мазур Л.М., а решение по делу выносит судья Ситайло Л.Г.

Ошибки в материалах дела доходят до абсурда — в некоторых местах судья, рассматривавшая дело, вместо фамилии «ФИРТАШ» указывает «ФИЛЬТАШ».

Полная неразбериха с подписями Дмитрия Фирташа. В материалах дела стоит около десяти автографов газового магната, отличающихся друг от друга различными деталями. И ни одна из них полностью не совпадает с подписью в копии его паспорта.

В обращении к суду Дмитрий Фирташ указывает, что проживает по адресу ул. Шелковичная 23-10. В протоколе судебного заседания он же дает показание: «Семейная жизнь не сложилась. На данный момент мы проживаем вместе...».

Вполне логично было бы, если бы судебные повестки Марине Фирташ поступали на Шелковичную. Но в ходе всего рассмотрения дела извещения поступали по совсем по другому адресу, указанному Дмитрием Фирташем в первом обращении к суду — на ул. Тутковского, 39.

Марина Фирташ утверждает, что она по этому адресу никогда не проживала и о начале судебного разбирательства узнала значительно позже.

В материалах дела действительно нет ни одного документального подтверждения тому, что Марина Фирташ была извещена о поступившем иске. Кроме единственной повестки, датируемой днем последнего судебного заседания, на которой расписался...сам Дмитрий Фирташ.

В результате итоговое заседание суда проходило в отсутствии Марины Фирташ. 12 августа 2005 года суд принял решение расторгнуть брак между Мариной и Дмитрием Фирташем.

Договор о разделе совместного имущества и предоставлении содержания Марине Фирташ был подписан лишь спустя полгода. По непонятной причине сам Дмитрий Фирташ не захотел встречаться с Мариной. Его интересы, как уже сообщало УП, на основании генеральной доверенности представлял нынешний министр топлива и энергетики Юрий Бойко.

Согласно подписанным документам, Дмитрий Фирташ в лице Юрия Бойко обязался выплатить бывшей супруге общую сумму содержания (алиментов) в размере $36 миллионов, из которых 14 миллионов были перечислены еще в 2005 году, а остальные 22 миллиона должны были поступить на счета Марины Фирташ не позднее 6 марта 2006 года.

По договору о разделе имущества Марине Фирташ отходят две квартиры по улице Паторжинского д. 33 (213 кв.м.) д. 33-а (279 кв.м.) и одна квартира по улице Шелковичной 23 площадью 213 кв.м. Ко всем трем квартирам прилагаются машиноместа. По соседству в доме по Паторжинского находится квартира Рината Ахметова.

Бывшей супруге газовый магнат оставил автомобиль черный Cadillac Escalade 2001 года выпуска.

Перечень имущества, перешедшего к Дмитрию Фирташу, может вызывать искреннюю жалость к миллиардеру.

В маленьком абзаце указаны 80% уставного фонда ТОВ «Баскетбольный клуб Киев» стоимостью 800 тысяч гривен и чуть более полмиллиона долларов на трех счетах в АБ «Клиринговый дом».

Секрет скромности совладельца RosUkrEnergo кроется в последнем, пятом пункте перечня. Стороне 2 (Дмитрий Фирташ) переходит в собственность «другое имущество, в частности, ценные бумаги, имущественные, неимущественные и корпоративные права, приобретенные Сторонами в период брака, и принадлежат им на правах совместной собственности». Двадцать пять слов стоимостью 4,6 миллиарда.

Рядовые миллиардеры США и Европы могли только помечтать о такой строчке в договоре о разделе имущества со своими бывшими женами.

Согласно законодательству большинства западных стран, при подписании бракоразводных договоров и соглашений такие формулировки неприемлемы по определению. Там действует принцип: все имущество, подлежащее разделению между супругами, должно быть оценено. Оценить «все другое имущество» невозможно.

Тем не менее, Марина Фирташ договор подписала. И почти год ее устраивали все формулировки документа. По ее словам, на пересмотр договоренностей ее толкнуло то, что Дмитрий Фирташ до сих пор не перевел на ее счета оставшиеся $22 миллиона алиментов.

И теперь Марина Фирташ делает все, чтобы набиться в компанию к владельцам RosUkrEnergo. В Печерском суде ей уже отказали в удовлетворении иска, которым она хотела признать недействительным имущественное соглашение. Однако Марина Фирташ намерена продолжать судиться в Австрии и Великобритании.

Хотя представители Group DF демонстрируют, что иски не являются серьезной угрозой для бизнеса Дмитрия Фирташа, во время недавнего судебного разбирательства в Высоком суде правосудия Британских Виргинских островов интересы совладельца RosUkrEnergo отстаивали 22 адвоката.

Очевидно, у самой Марины на данный момент нет возможностей — ни финансовых, ни административных — чтобы довести это дело до конца.

Впрочем, положение Дмитрия Фирташа может значительно ухудшиться, если в Украине или в России кто-то из оппонентов поверит в реальность успешного завершения тяжбы между бывшими партнерами. За небольшую долю от половины акций «Крымского титана», «Крымсоды», «Ривнеазота» и венгерской Emfesz Марине Фирташ могут оказать неоценимую помощь.

Если же допустить, что официально основные приобретения миллиардер совершил после развода, его проворности можно только позавидовать — создать группу компаний с общими активами около 5 миллиардов за два года украинским бизнесменам еще не удавалось.

Калиновская и Фирташ. Фотография сделана летом 2005 года. В это время Фирташ уже тайно подал в суд на развод

Впрочем, считать Марину Фирташ скромной жертвой своего бывшего супруга было бы не правильно. В этой истории есть еще один момент, который говорит о том, что с годами Калиновская не потеряла своих деловых качеств.

Дело в том, что сомнения в справедливом разделе имущества у Марины Фирташ возникли спустя два года после развода, в начале 2007 года — примерно в это же время наконец получила официальное подтверждение информация о том, что Дмитрий Фирташ является владельцем RosUkrEnergo. И тогда же начался процесс консолидации активов Group DF.

Марина Фирташ долго ждала огласки причастности своего экс-супруга к газовому монополисту. Когда же это случилось, сделала вид, что удивлена баснословными активами бывшего мужа.

С уверенностью можно утверждать, что пока вся страна сбивалась с ног, пытаясь установить истинных совладельцев RosUkrEnergo, она лишь выжидала удобного момента, чтобы подать в суд и получить часть капиталов бывшего супруга.

Ссылки