Дело белодомовского аппаратчика Копейкина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::04.04.2007, Фото: "Коммерсант"

Дело белодомовского аппаратчика Копейкина

Кто ведет волгоградский "Химпром" к банкротству с целью приватизации за бесценок в интересах "Реновы Оргсинтез"

Анатолий Петроченков

Фото Павла Смертина ('Коммерсант')

Заместитель руководителя аппарата правительства Михаил Копейкин

Как и в любые смутные времени, которые начались в России в девяностых (да все никак не кончатся), людям разных социальных слоев (но со схожим менталитетом!) приходится общаться друг с другом во имя интересов «дела», под этим всегда понимают только власть и деньги. Презренный металл − только это, и вряд ли что-то большее, может объединять человека, близкого к премьер-министру, успешно возражающего министру финансов и министру экономики, доктора наук, автора многих научных трудов, человеку высшего света, и студента-недоучку, которого дважды выгоняли из МГУ, бывшего заведующего финансами в какой-то парикмахерской, шлявшегося неизвестно где несколько лет, провалившего все дела, которые ему поручали, любителя покутить и пустить пыль в глаза. Но связь эта, оказывается, очень крепкая, раз именно доктор наук Михаил Копейкин похлопотал в начале 2004 г. перед бывший премьером Михаилом Касьяновым о назначении генеральным директором одного из крупнейших химических комбинатов России волгоградского ОАО «Химпром» студента-недоучки (потом, правда, обзаведшегося несколькими дипломами заочных зарубежных учебных центров).

Вверх по лестнице, ведущей еще выше

Биография Михаила Копейкина – образец чиновничьей карьеры. Михаил Копейкин родился 10 апреля 1954 года в Москве. Окончил элитный в то время Московский институт управления им. С. Орджоникидзе. В 1987 году окончил факультет повышения квалификации Всесоюзной академии внешней торговли. В 1988 году — Московский институт повышения квалификации руководящих работников и специалистов химической промышленности. В 1990 году окончил Высшие экономические курсы при Госплане СССР. В 1991 обучался в Скандинавском центре управления (Стокгольм, Швеция). В 1992 году обучался в Объединенном Венском институте (Вена, Австрия). Доктор наук, автор 4 монографий, 50 научных трудов общим объемом около 100 печатных листов, посвященных проблемам проведения экономических реформ, повышению роли государства в регулировании экономики, управлению государственной собственностью, осуществлению институциональных преобразований, активизации инвестиционной и инновационной деятельности.

А вот ступени карьеры этого выдающегося деятеля (цитируется по KMnews.ru). C 1976 по 1989 годы работал в Государственном институте по проектированию заводов основной химической промышленности НПО «Минудобрения» Министерства по производству минеральных удобрений СССР. В 1989 году переведен на работу в Госплан СССР на должность заместителя начальника подотдела отдела совершенствования хозяйственного механизма, планирования и управления. C 1991 по 1993 годы работал на руководящих должностях в Министерстве экономики СССР, Министерстве экономики и финансов Российской Федерации. С 1993 по 1996 годы работал в Министерстве экономики России, занимая должности начальника сводного отдела, руководителя Комплекса экономической реформы, начальника Департамента экономической реформы, с 1995 года — член коллегии Министерства. С 1996 года работает в аппарате правительства Российской Федерации, где занимал должности начальника Департамента экономики и инвестиций, Департамента экономики, Департамента экономики и управления собственностью. С 30 июня 2003 года является заместителем руководителя аппарата правительства Российской Федерации − начальником Департамента экономики и управления собственностью.

Сегодня Михаил Копейкин известен как ценимый премьер-министром специалист, который аргументировано может возразить министру финансов Алексею Кудрину и министру экономики Герману Грефу.

Чернорабочий капиталистического строительства

А теперь об Алексее Козлове. Родился в Москве в 1966 г. В 1983 г. поступил на геологический факультете МГУ, откуда его выгнали со второго курса. После службы в армии восстановился в МГУ, но не продержался и года. Занимался мелким бизнесом. Из известных должностей: 1989 г. — председатель издательского кооператива «Канон-Г», 1992 г. — финансовый директор парикмахерской «Инсайт Холдинг».

С 1992 по 1995 – провал в официальной биографии. Впрочем, в разных источниках дружно сообщается, что г-н Козлов в эти годы объездил полмира, побывал в Европе, Азии, Южной Америке, Африке. Чего мог делать неудачливый бизнесмен и студент-недоучка, например, в Южной Америке?

Впрочем, его возвращение на родину можно назвать триумфальным. В 1995 году он оказался вдруг директором банка «Эффект-кредит». За какие заслуги получил этот пост геолог-недоучка – его официальная биография умалчивает. Известно лишь, что к этому назначению приложили руку некие высокопоставленные чиновники. Впрочем, дальнейшая судьба банка свидетельствует о том, что Козлова приглашали в качестве могильщика.

В течение 1995 операция по уничтожению «Эффект-кредита» был завершена. Алексея Козлова, эффектно справившимся с первым разорением банка отправили на повышение - в феврале 1996 г. Он перешел в «Национальный кредит». После краха банка в 1997 г. вкладчики потеряли несколько миллиардов рублей, а Алексею Козлову его покровители за верную службу позволили стать богатым человеком. Именно с этого момента г-ну Козлову было все равно где работать.

После «тяжелых трудов» по разорению двух банков А. Козлову дали отдохнуть (для корректности отметим, что для сохранения некоей степени «белизны» Козлова из «Нацкредита» убрали за несколько месяцев до официальной даты банкротства). Три года молодой, талантливый руководитель и бизнесмен проболтался на синекуре в виде поста заместителя директора Региональной общественной организации «Институт новой экономической политики». Чего он там делал, неизвестно.

В 1998 г. «блестящая» карьера Алексея Козлова чуть не прервалась. Как сообщали в прессе «аппарат правительства уличил Козлова в подделке диплома МГУ», а прокуратура возбудила уголовное дело. Но «партнеры» псевдовыпускника позвонили куда надо, и через три месяца дело закрыли. К чести Козлова он больше никогда не пытался представить себя выпускником МГУ. Судя по всему, это краткое сообщение − отголосок неудачной попытки устроить Козлова на работу в правительство.

Далее биография Алексея Козлова (офицера ФСБ в резерве) напоминает судьбу резидента, которого посылают в различные развивающиеся страны в целях дестабилизации. Так в начале 2000 г он был назначен на должность главы Представительства администрации Тульской области при Правительстве РФ. «Красный губернатор» Василий Стародубцев нуждался в помощи правительственных чиновников перед выборами в начале 2001, и косвенным результатом каких-то договоренностей стало назначение Козлова. Уровень чиновника, по совету которого опытный губернатор мог назначить своим московским представителем совершенно ему незнакомого молодого человека с сомнительной репутацией, уж никак не меньше замминистра или начальника важного департамента в аппарате правительства. Как раз такой пост занимал тогда Михаил Копейкин.

Но договоренности имеют свои границы. И уже в августе 2000 г. патрон Козлова в правительстве по-дружески попросил главу Минприроды Виталия Артюхова пристроить верного человечка. В советниках А. Козлов продержался меньше четырех месяцев.

А тут как раз подвернулась операция ЗАО «Федеральный промышленный банк». Сюда Козлова и перевели сразу на должность председателя совета директоров. Зиц-карьера бывшего парикмахера сделала новый виток.

Все операции с участие г-на Козлова и его высокопоставленного хозяина имеют один конец − деньги перекочевывают неизвестно (?!) куда, а контора с треском лопается. В феврале 2004 г. ЗАО «Федеральный промышленный банк» было продано аккурат за несколько месяцев до отзыва лицензии.

Операция «Химпром»

Жадность − вот что погубило многие блестящие карьеры. Но кусок оказался слишком привлекательным. Приближенный к небесам олигарх Виктор Вексельберг решил вложить свои деньги в химическую промышленность и «заказал» принадлежащий государству (51% акций) один из крупнейших в России химических комбинатов − волгоградский «Химпром». Для этого во главе предприятия нужно было поставить своего человека, который бы довел предприятие до банкротства, а потом за бесценок сдал на руки Вексельбергу (почти эти слова губернатор Волгоградской области Николая Максюты сказал лично президенту Владимиру Путину 19 февраля 2007 г. во время проведения в Волгограде заседания Госсовета). Работка как раз для такого деятеля, как Алексей Козлов. И тут первый (и единственный раз) выглянуло из тени лицо главного хозяина Козлова. Убедить премьера Михаила Касьянова назначить никак не связанного с химией "специалиста" генеральным директором стратегического предприятия общероссийского уровня и подавить возмущение всего химического сообщества России мог только человек высшего уровня власти, им и оказался заместитель руководителя аппарата правительства Российской Федерации Михаил Копейкин.

Конечно, Михаил Юрьевич не думал, что кто-нибудь когда-нибудь узнает, что именно он положил на стол Касьянову приказ о назначении Козлова, не первый раз занимался такими делами. Но чиновник недооценил последствий химической реакции. Через неделю уже стало известно не только имя правительственного бизнес-партнера нового директора, но и то, что назначать его было нельзя.

Дело в том, что новый гендиректор не имел ни профильного образования, ни опыта работы на производстве, у него не было и права доступа к секретной документации, которое необходимо на подобной должности.

Более того, Копейкин утаил от премьера, что г-н Козлов является миноритарным акционером «Химпрома» как один из владельцев фирмы «Биофармтехнология», в связи с чем претендовать на должность гендиректора никак не должен. Журналисты выяснили, что в реестре акционеров завода имелась запись: «Закрытое акционерное общество «Биофармтехнология». Этой фирме принадлежит 5% акций ОАО «Химпром». Уставный капитал — всего 10 тысяч рублей. Учредители «Биофармтехнологии» — ООО «Столичные инвестиции» и ООО «ВКЛАДЪ». Оба общества были зарегистрированы по одному и тому же адресу (Малая Дмитровка, д. 24/2), имели одинаковое количество сотрудников, общий номер телефона и практически идентичные банковские реквизиты. Это промежуточные конторы, у которых тоже есть свои (одни и те же) учредители: ЗАО «Андарлайн», ЗАО «Сильверлэнд-2000», ЗАО «Бэзикстрой» и другие. Все эти многочисленные ЗАО напрямую связаны с кипрским оффшором «Мэйнсэт Девелопмент Лимитед» и неким жителем Подмосковья — Олегом Папахиным. Когда этот молодой человек узнал, что он является владельцем множества фирм, то очень удивился и объяснил, что дело, видимо, в том, что несколько лет назад у него вместе с другими документами украли паспорт. Вот такой «достойный» кандидат был поставлен во главе общероссийского химического гиганта.

Но написать бумажку о назначении мало, надо было сломить естественное сопротивление коллектива «Химпрома». В публикациях февраля 2004 г., красочно живописуется, как нынешний заместитель Козлова по управляющей компании «Ренова Оргсинтез» господин Васькин, представляющийся полковником ФСБ, «надавил» на гендиректора фирмы-регистратора ЗАО «Реестр-сервис», а потом и исполняющего обязанности директора «Химпрома» Евгения Кисиля, чтобы вопреки всем законам они подписали необходимые документы для проведения собрания акционеров.

Более того, чтобы подавить на корню возможное сопротивление, против Евгения Кисилия было возбуждено уголовное дело и в итоге в июне 2005 г. Волгоградский областной суд приговорил Кисиля к трем годам лишения свободы условно.

Для справки, Евгений Кисиль проработал на «Химпроме» 35 лет и знал предприятие от «А» до «Я». При нем завод начал выходить из прорыва. Уже в первые месяцы своего руководства заводом он предпринял ряд мер по увеличению эффективности работы «Химпрома», нашел общий язык с рабочими. Была утверждена новая антикризисная программа развития предприятия, результаты которой не замедлили сказаться: экономическая эффективность увеличилась почти в два раза, что констатировала аудиторская проверка, проведенная в конце 2003 года. Но подряд-то был взят на банкротство «Химпрома»!

После этого с завода стали уходить опытные кадры, а предприятие погружаться в хаос разорения. В июне 2006 года в электролизном цехе рухнули плиты перекрытия, Ростехнадзор предложил закрыть ключевые цеха, но не получив практической реакции на слова, в 2007 году подал в суд. В Актах Ростехнадзора есть все – от предупреждения о вероятности внезапного обрушения стен и крыш цехов, до отсутствия средств предотвращения выбросов жидкого хлора. Чудо, что на заводе еще никто не погиб.

Дело Копейкина

Операция «Химпром» с самого начала пошла не совсем гладко. Негосударственный пакет акций (34%) нужно было отнять у известного волгоградского бизнесмена Олега Савченко. Человека не последнего в области, даже участвовавшего в губернаторской избирательной компании. Подельники пошли по накатанной колее. В июле 2004 года некий миноритарий В. Сидоров (владелец менее 1% акций) подал иск, который привел к аресту 34% акций ВОАО "Химпром", принадлежащих структурам Олега Савченко, и закончился тем, что он был вынужден их продать. Организацию операции в СМИ приписали Алексею Козлову. Но Савченко продал акции не Вексельбергу, а экс- президенту «СИБУРа» Дмитрию Мазепину, который быстро добился, чтобы предприятием руководил его протеже; так что в ноябре 2004 г. А. Козлов вынужден был написать заявление об отставке, несмотря на попытки правительственных чиновников удержать своего менеджера в госпредприятии. Позже, в сентябре 2006 года зампред Комитета по безопасности Госдумы Виктор Илюхин потребует от Генпрокуратуры проверить наличие «сговора» правительственных чиновников и менеджеров Реновы с целью сознательного доведения завода до банкротства и приватизации по минимальной цене. В ноябре открылся судебный процесс против руководства Химпрома, как сознательно наносящего ущерб предприятию невыгодными сделками (с аффилированными с «Реновой» трейдерами) и т.д.

А в феврале 2007 г. на собрании акционеров в совет директоров был избран Анатолий Сердюков, тот самый, который сейчас трясет коррупционеров из Минобороны. Более того, в конце марта Сердюков был избран председателем Совета директоров «Химпрома». А 19 февраля всю историю, о сознательном доведении «Химпрома» до банкротства с целью приватизации за бесценок в интересах миноритарных акционеров (а таковой всего, фактически, один, это «Ренова Оргсинтез»), Максюта рассказал президенту Владимиру Путину. Президент же, в свою очередь, попросил свежеиспеченного вице-премьера Сергея Иванова разобраться в ситуации.

Говорят, когда Сталин просил «разобраться» с судьбой какого-то гражданина, его за сутки доставляли с Колыму в Москву, мыли, одевали и выпускали навеки благодарным «отцу народов». Сейчас не тридцатые годы, но уже через две недели после того, как Иванов впервые в жизни услышал о «Химпроме», местные силовики арестовали семь членов шайки, орудовавшей на «Химпроме», только доказанные факты тянут на 2 млн. рублей похищенной продукции. Сейчас идет разбирательство, каким образом десятки машин «неучтенной продукции» из группы отравляющих веществ могли миновать зоркие глаза руководства завода. Одновременно появились сообщения, что сотрудники ФСБ обратились с вопросами химического толка к Михаилу Копейкину.

P.S. Напоследок, не лишним будет вспомнить о завете тов. Сталина об усилении классовой борьбы по мере приближения к окончательной победе социализма. Резкое увеличение коррупционных дел по мере приближения к не менее окончательному наступлению стабилизации наводит на мысль об объективности законов развития общества. Что и вселяет определенный оптимизм в отдельных работников правоохранительных органов.