Дело медтехники

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© igolkin, origindate::30.01.2012, Фото: emcmos.ru

Дело медтехники

Как подставные фирмы Леонида Шаймана получают заказы у главы департамента здравоохранения мэрии Москвы Леонида Печатникова

Анна Власова

Compromat.Ru

Леонид Печатников

В самое ближайшее время столичную систему здравоохранения ожидает невиданный прежде расцвет. Во всяком случае, об этом свидетельствуют многочисленные выступления и интервью нового руководителя департамента здравоохранения правительства Москвы Леонида Печатникова. Леонид Михайлович, разумеется, знает, о чем говорит. Вверенный ему департамент уже начал осваивать бюджет по городской программе модернизации медицинского оборудования 2011-2012 гг., общим объемом 20 млрд руб. А осенью прошлого года московские власти одобрили программу «Столичное здравоохранение на 2012 — 2016 годы» весом в 1 трлн бюджетных рублей. После такой финансовой «капельницы» самочувствие городской медицины просто обязано улучшиться кардинальным образом. А собственно реализация планов должна существенно оживить многие сегменты рынка медицинской промышленности. Ведь, как сказал г-н Печатников в интервью «Российской газете», «только на закупку нового оборудования на 2012-2013 гг. по сравнению с двумя предыдущими выделено почти в 9 раз больше средств — 50,2 млрд рублей. Город получит более 20 тысяч современных аппаратов: в том числе 54 компьютерных томографа, 45 магнитно-резонансных томографов, 800 аппаратов искусственной вентиляции легких и многое другое».

Однако большинство профильных участников рынка не испытывают в связи с открывающимися перспективами никакого воодушевления. И для скепсиса у них уже накопилось достаточно оснований. Упомянутая программа модернизации оборудования с самого начала пошла не так, как ожидали производители и поставщики медицинской техники. В результате сегодня в деле (и в доле) оказалось ограниченное число фаворитов. А остальные довольствуются ролью постоянных аутсайдеров. Если присмотреться к сюжету пристальнее, нетрудно убедиться: действующий расклад отнюдь не случаен. А роль главы департамента Леонида Печатникова в истории с модернизацией куда многограннее, чем это предписано его должностными полномочиями.

Леонид Печатников стал чиновником в правительстве Сергея Собянина в декабре 2010 года. Прежде доктор наук, профессор, пульмонолог и заслуженный врач РФ возглавлял одно из крупнейших частных медицинских предприятий России, носящий «импортное» название «Европейский Медицинский Центр». А еще весьма преуспел в преподавательской деятельности — читал лекции в Российском государственном медицинском университете, Парижском университете имени Леонардо да Винчи, Московском физико-техническом институте, где стал одним из основателей кафедры "Математического моделирования в здравоохранении и медицине" на факультете прикладной математики. Казалось бы, зачем успешному, финансово благополучному и независимому врачу и ученому ступать на тернистый чиновничий путь? Однако было зачем. На новом месте Леонида Михайловича ждала, без преувеличения, миссия.

Как говорят источники, близкие к правительству Москвы, руководителем Департамента здравоохранения доктор наук Печатников стал при непосредственном и живейшем участии Леонида Шаймана. В свое время трое совладельцев ОАО «Нидан-соки» — Игорь Шилов, Леонид Шайман и Чаба Бальер продали 100% акций компании. И решили сосредоточиться на рынке медицинских услуг, купив у аптечной сети «36,6» тот самый «Европейский Медицинский Центр» (ЕМЦ). Кроме того, Леониду Шайману и врачу-урологу Борису Айзиковичу принадлежит медицинский центр «Авиценна» в Новосибирске.

Как сообщал «Коммерсантъ», в 2014-м году совладельцы «ЕМЦ» планируют вывести компанию на IPO, предложив рынку до 40% акций. Сегодня в собственности у ЕМЦ всего три клиники, при этом его текущая капитализация оценивается в €230 млн. Однако за два года стоимость актива можно существенно приумножить. Именно в этом, уверены участники рынка, и состоит та самая миссия Леонида Печатникова. Ведь полноценный доступ к бюджету остается в нынешней России самым надежным и эффективным способом преуспеяния для частного капитала.

Программа модернизации медицинского оборудования стала тем проектом, на котором Шайман и Печатников решили обкатать известный алгоритм. Допустить к конкурсным торгам на поставку медтехники надо было только «своих» поставщиков и только дружественных производителей. Для этого нужны были верные исполнители и надежное прикрытие сверху. Правда, с первыми чуть было не вышла осечка. Поначалу Печатников планировал привлечь к делу своего заместителя Сергея Волкова. Но 29 июня 2011 года Волков был задержан и ему было предъявлено обвинение в «злоупотребление должностными полномочиями» и «превышение должностных полномочий». Тогда главе департамента пришлось обратиться к своему свеженазначенному первому заму Алексею Абрамову. И тот, присягнув на верность шефу, не подвел.

Одновременно коммерческим директором в ГУП «Гормедтехника», отвечавшее за текущую работу по проведению торгов, стал Алексей Ачикалов, бывший подчиненный Леонида Шаймана в медцентре «Авиценна». Именно Ачикалову было поручено разработать техническую документацию для проведения торгов таким образом, чтобы «лишние» претенденты никак не смогли победить ни в одном конкурсе. На роль фаворитов Леонид Печатников — с подачи Шаймана — назначил три компании, аффилированные с бизнесменом — «Инопром мед», «Фармадис» и «Джи Эл Эн Инвест». Свежеиспеченных генеральных директоров фирмам-«конкурсантам» срочно доставили из Новосибирска. Хоть и были они техническими руководителями, но все же с правом подписи, а так как ставки в игре больно высоки, зиц-директоров отбирали и вербовали почти как агентов разведки.

«Любимым производителем» Печатников и Шайман, после недолгих переговоров и консультаций, выбрали концерн Toshiba — под него г-н Ачикалов и взялся сочинять технические задания, витиевато расписывая специфические параметры продукции выбранной марки. Так что когда настал черед первого конкурса — на поставку КТ, МРТ и рентгеновских аппаратов — оказалось, что продукция отечественных компаний-производителей, отвечая требованиям ГОСТа и конкурсной документации, не соответствует заданным техническим условиям. А стало быть, поставщики российского оборудования не могут быть допущены к торгам.

Еще более изобретательно г-н Ачикалов подошел к решению проблемы «цена-качество». Фактор снижения стоимости для конкурсантов он «уценил», а фактор технических характеристик, напротив, «утяжелил». Так что поставщик-претендент, даже на треть снижавший цену, заведомо оставался в проигрыше в сравнении с тем, кто предлагал оборудование пусть и дорогое, но зато по техническим параметрам идентичное заявленным требованиям (на это и был рассчитан «подгон» технических требований под характеристики Toshiba).

В интервью «Новой газете» г-н Печатников по этому поводу высказался многосложно: «В случаях закупки высокотехнологичной медтехники логика здравого смысла и в самом деле не всегда применима.

На конкурсе конкурируют не собственно участники, каждый из которых — просто посредник, а конкретные модели ведущих производителей, которых в мире всего четыре. При этом участники могут предлагать одну и ту же модель по разной цене, в зависимости от маржи, которую хотят получить.

Члены конкурсной комиссии, со своей стороны, ориентируются на показатель «цена–качество». То есть, если им представится возможность купить не самый совершенный аппарат по очень выгодной цене, они ею воспользуются. Но если с ним будет конкурировать аппарат заведомо более высокого класса и тоже по выгодной цене — предпочтение будет отдано ему, пусть он и окажется дороже».

С журналистами Печатников говорил, аккуратно подбирая слова. Интервью, конечно, не допрос у следователя, но, как известно, любое слово может быть использовано... (Как в воду глядел, скорее всего, и это не за горами.)

К здравому смыслу поначалу пытались обратить своего начальника главврачи столичных больниц, не желавшие брать, что дают. Но с ними г-н Печатников не церемонился, пригрозив непокорным оперативным увольнением. Дураков нет — хоть и дурно пахло дело, но шефов, да еще назначаемых самим Собяниным, поставленным все знают кем, не выбирают.

Итак, в первом же конкурсе безоговорочным победителем вышла компания «Инопром мед». При том, что предложенная ею цена оказалась самой высокой — 693 млн руб. Минимальная цена, предлагавшаяся претендентами в том лоте, составляла почти на 100 млн руб. меньше. Секрет такой странной победы прост. Хоть уровень цены и имел значение при оценке предложения, важнее на деле оказалось соответствие параметров оборудования техническим параметрам, подогнанным под «правильные» модели.

Участники торгов не из числа фаворитов пытались найти «логику здравого смысла». Дескать, как же такое возможно, что все торги в Москве выигрывают три фирмы-«пустышки», о которых никто на рынке толком и не слышал? И в этих поисках дошли до начальника управления контроля социальной сферы и торговли ФАС России Тимофея Нижегородцева. Откуда же им было знать, что за 100 тысяч долларов антимонопольный чиновник уже пообещал Алексею Абрамову полную неприкосновенность «проекта». Шайман и компания оказались на шаг впереди конкурентов. Более того, и с Михаилом Евраевым, начальником управления ФАС РФ по контролю за госзаказом, «вопрос был согласован». А больше «обиженным» и бежать-то некуда. Так что аферисты могли работать спокойно.

И работа закипела. Деньги для участия в конкурсах подставные фирмы получали в виде займов ЕМС и «Авиценна», остальное было делом техники (точнее — технических условий на закупаемое оборудование). В конкурсных торгах поочередно продолжали побеждать три фаворита, предлагавшие традиционно самые высокие цены. К примеру, поставку компьютерных томографов ООО «ТехноМедикал» готово исполнить за 349 млн руб., но побеждает «Фармадис» — с ценой 590 млн руб. За другой лот то же «ТехноМедикал» просит 855 млн руб., а побеждает «Иннопром мед» — с ценой в 1 млрд 102 млн руб. И таких примеров участники торгов могут привести множество. Претенденты предлагали правительству города оборудование и Siemens, и Philips, и General Electric. Тоже вроде мировые бренды. И экономия бюджету могла бы составлять от 20 до 40% от стоимости поставок. По той простой причине, что в цену не включалась «откатная» составляющая — господам Печатникову, Абрамову, Ачикалову и чиновникам ФАС. Не «сидели» в ценах независимых поставщиков и заработки г-на Шаймана. Ну а раз так — кому в Москве, спрашивается, нужны такие контрагенты?

По оценкам специалистов, общая сумма переплаты за медтехнику, закупленную на срежиссированных торгах, составила не менее 1 миллиарда рублей. Но кто будет считать потери бюджета Москвы, если лихая компания подельников «порешала вопросы», кажется, со всеми контролирующими службами?

Сегодня программа модернизации медицинского оборудования уже перевалила за свой экватор — из 20 млрд руб. освоены 12. Главу департамента Печатникова совершенно не беспокоит то обстоятельство, что далеко не все купленное оборудование поставлено, и не все поставленное — смонтировано. Что технические задания пошли по боку, сроки исполнения контрактов давно вышли, а дорогостоящие комплектующие на ходу заменяются дешевыми. Наоборот — дополнительный профит.

Но на этом группа Печатникова — Шаймана вовсе не намерены останавливаться. По словам участников рынка, у тандема уже готова программа акционирования и ГУП «Гормедтехника», и городской аптечной сети, и всего имущественного комплекса столичных медучреждений. Отойти львиная их часть должна холдингу Шаймана. Именно на эти цели и предназначены миллиарды, которые выручают сейчас подставные поставщики Печатникова. Если дело выгорит (а пока никто ведь не чинит никаких препятствий), через два года Леонид Шайман и Ко смогут представить потенциальным инвесторам не один ЕМЦ за €230 млн, а медицинский холдинг ценою в миллиард, а то и не один.