Дело о «распилах» в КНИТУ: проректор брал откаты в мексиканском ресторане?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

01Ильдар.jpg

В суде рассекретили подробности дела Ильдара Абдуллина - с кем и как он, по версии следствия, присвоил 60 млн. рублей.

Обвинение по громкому делу о хищениях в КНИТУ-КХТИ, в которых обвиняется проректор Ильдар Абдуллин, было зачитано на днях в Московском райсуде. В вину правой руке Сергея Дьяконова теперь ставится не только получение откатов при закупке оборудования, но и, к примеру, сдача вузу в аренду принадлежащих ему лично помещений. Также раскрыто имя «делового партнера» ученого мужа — им оказался директор ООО «Экофарм» Игорь Кушниковский, который, к возмущению защиты, проходит по делу лишь свидетелем.

Лаборатория за 34 млн. рублей обошлась КНИТУ вдвое дороже

В Московском райсуде на днях продолжилось рассмотрение громкого уголовного дела о многомиллионных хищениях в КНИТУ-КХТИ, виновником которых, по версии следствия, является проректор по научной работе вуза 61-летний Ильдар Абдуллин. Сейчас подсудимый продолжает работать в университете на той же должности. Единственным неудобством для него являются домашний арест и периодические судебные заседания, на которые он является вместе со своим адвокатом Владимиром Гусевым. На последнем заседании прокурор зачитал обвинительное заключение, теперь в суде ожидают свидетелей по делу.

Гусев.jpg

Владимир Гусев

Напомним, что общая сумма ущерба по делу составляет свыше 60 млн. рублей. Всего проректору вменяются 7 преступных эпизодов — он обвиняется в мошенничестве, превышении должностных полномочий, злоупотреблении должностными полномочиями и нанесении ущерба организации своими действиями.

Как выяснил побывавший на процессе корреспондент «БИЗНЕС Online», истории с хищениями бюджетных средств в КНИТУ предшествовала инициатива минобрнауки России — в ноябре 2012 года ведомство направило в вузы письма с предложением о создании в них новых научных лабораторий в области инженерных или естественных наук. От имени КНИТУ Абдуллин подал заявку, и в декабре того же года на счет университета были перечислены 75 млн. рублей. Эти деньги должны были пойти на создание лаборатории просвечивающей электронной микроскопии.

Любопытно, что Абдуллин в рамках своих полномочий ко всему прочему являлся председателем аукционной комиссии по размещению госзаказов КНИТУ и принимал решения о признании участников торгов победителями. По версии следствия, после того как деньги на лабораторию пришли на счет университета, подсудимый через своего подчиненного Александра Дресвянникова пригласил на встречу Игоря Кушниковского — директора ООО «Экофарм», с которым вуз уже работал ранее по поставке товаров. Встреча старых знакомых состоялась в одном из корпусов вуза, где Абдуллин, по версии следствия, сообщил Кушниковскому о поступлении баснословной суммы из минобрнауки. Также подсудимый пообещал, что поставщиком станет «Экофарм», и взамен на это потребовал, чтобы после заключения госконтракта и перечисления денег на счет фирмы Кушниковский заплатил ему 20 млн. рублей. Сумму отката Кушниковский должен был «вытащить» из выделенных на создание лаборатории денег, а значит, Абдуллин знал, что реальная стоимость оборудования намного ниже, полагает следствие. Директор «Экофарма» согласился подобрать нужное оборудование.

После этого все тот же ничего не подозревающий подчиненный Абдуллина направил в адрес «Экофарма» электронное письмо, в котором сообщалось о необходимом вузу оборудовании — двух электронных микроскопах производства компаний Hitachi и Leica и другом оборудовании. В ответ на письмо сотрудница «Экофарма» по указанию шефа выставила ценник в 75 млн. рублей — эти сведения позднее использовались администратором закупок КНИТУ (по версии следствия, тоже ничего не подозревающем) для составления техзадания при подготовке к аукциону.

Откаты в мексиканском ресторане

В конце декабря 2012 года состоялся аукцион. Помимо «Экофарма» на участие в нем заявилась московская компания «Токио Боэки», заявка которой в последующем была отклонена, как полагает следствие, по указанию Абдуллина. В феврале 2013 года между КНИТУ и «Экофармом» был заключен госконтракт. Оборудование было поставлено, на счет фирмы поступило 75 млн. рублей. При этом рыночная стоимость поставленного оборудования, по версии следствия, составляла 34 млн. рублей. А значит, похищенная Абдуллиным сумма — порядка 40 млн. рублей. К таким выводам пришло следствие. Интересно, что половину этих денег Абдуллин получил от Кушниковского наличкой в мексиканском ресторане «Лакантина» в Москве, а оставшуюся часть, как полагает следствие, «похитил при неустановленных следствием обстоятельствах».

255Университет.jpg

Второй эпизод мошенничества в особо крупном размере связан с событиями 2013 года. Действия разворачивались по схожему сценарию. В декабре 2013 года КНИТУ вновь получил бюджетные деньги от минобрнауки России. На этот раз сумма оказалась скромнее — 40 млн. рублей. Но и из этих субсидий, как полагает следствие, проректор по научной работе смог «выжать» нескромные 16 млн. рублей. На этот раз было решено и вовсе отказаться от проведения аукциона, контракт сразу был заключен с компанией «Экофарм», на счет которой были перечислено 40 млн. рублей. Реальная же стоимость оборудования на этот раз составляла 23,8 млн. рублей.

По версии следствия, Абдуллин в этом случае потребовал с Кушниковского 8 млн. рублей. Эта сумма была передана проректору в январе 2014 года за трапезой все в том же ресторане «Лакантина». Обстоятельства похищения второй половины следствием также не установлены.

Еще один эпизод дела связан с арендой зданий для КНИТУ. Вкратце суть его такова: Абдуллин, по версии следствия, сдавал в аренду вузу собственные помещения. В результате этих действий ущерб составил более 3 млн. рублей.

«Никто без Кушниковского похитить деньги не мог»

Получается, что в сумме при «неустановленных следствием обстоятельствах» Абдуллиным было похищено порядка 28 млн. рублей. Но каким образом эти деньги могли быть сняты со счета «Экофарма» без ведома директора фирмы? Таким вопросом задается защитник Абдуллина Владимир Гусев.

Любопытно, что Кушниковский ранее проходил по делу подозреваемым, но производство в отношении него было прекращено. По словам Гусева, дав «изобличающие показания» против проректора, директор «Экофарма» из подозреваемого превратился в свидетеля.

G3477.jpg

«Все обвинение — это фактически мнение Кушниковского по обстоятельствам дела, — говорит Гусев. — Никто без Кушниковского, которому эти деньги были перечислены по контракту, похитить их просто не мог». Сам Кушниковский, по словам Гусева, не может объяснить то, как деньги якобы оказались у Абдуллина. К тому же следствие заявляет: «Неустановленным следствием образом». «Но кто тогда может это объяснить? — вопрошает защитник. — Мы у следователя спрашивали, он это тоже никак объяснить не мог. Соответственно, в деле по этому поводу каких-либо документов, доказательств тоже нет».

Адвокат также настаивает на том, что в деле нет потерпевшего. «Это тот пробел, на который мы изначально обращали внимание: невозможно похитить деньги без потерпевшего. А потерпевшего-то нет! Государство в данном случае не потерпело, КХТИ — тоже, Кушниковский тоже не признан потерпевшим. Будем разбираться в суде», — заключил Гусев.

Возможно, ответ на вопрос о том, куда все же подевались деньги, похищенные неустановленным следствием образом, в суде сможет дать сам директор «Экофарма».

Ссылки

Источник публикации