Дело о крупном мошенничестве

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Дело о крупном мошенничестве Бывшему спикеру Думы Ивану Рыбкину он пообещал завалить рублями всю экономику страны. Рыбкин с вниманием отнесся к предложениям предпринимателя.

"Басманная прокуратура Москвы возбудила уголовное дело в отношении руководителя "Финансового концерна 'Левин'" Владимира Левина. Ъ уже писал о разработанной Левиным финансовой схеме, которая, по его мнению, позволила бы завалить экономику России инвестициями. Но схема не заработала, а Левина, называвшего себя "академиком ООН, нобелевским лауреатом и человеком, который доказал теорему Ферма", обвинили в неуплате налогов и мошенничестве.

Карьера казачьего генерала
Владимир Левин родился 1 января 1956 года в городе Советске Калининградской области. Там на военной базе служил его отец. Закончив среднюю школу, Левин поступил в Латвийский государственный университет, а потом женился. У него родилась дочь, но Левин ее оставил и, разведясь с женой, в 1978 году переехал в Москву, где устроился на работу в НИИ радиоизотопного приборостроения. В 1980 году Левин поступил в аспирантуру МИФИ. Через два года он бросил учебу и женился во второй раз -- ему была нужна прописка. Невеста жила в 10-метровой комнате незаселенной трехкомнатной квартиры в подмосковной Лобне. Сразу после свадьбы молодожен уговорил жену написать расписку, что в случае развода она оставляет ему всю жилую площадь. Чуть позже он добился у нее разрешения на прописку дочери от первого брака и сразу же начал бороться за предоставление семье всей квартиры. У него ничего не вышло, и Левин решил, что виноват в этом один из ближайших родственников жены. Поэтому он заставил супругу написать на работу родственнику заявление, что тот их обокрал. У оклеветанного начались неприятности, и он подал в суд на молодую семью. Через полтора года суд удовлетворил его иск и оштрафовал жену Левина на 50 рублей.
Все это время Левин жил у жены на иждивении. Только в 1983 году он устроился на работу инструктором по противопожарной профилактике 4-го отряда военизированной охраны Минречфлота СССР.
С началом кооперативного движения Левин зарегистрировал в Химках свой первый кооператив "Зодиак". Жена чуть не испортила ему бизнес, написав в милицию заявление о финансовых махинациях в кооперативе. Женщину толкнуло на этот шаг то, что Левин ее регулярно бил. Но милиционерам привлечь кооператора к ответственности не удалось, а жена его бросила, оставив ему всю квартиру. После разбирательств с милицией Левин бросил кооператив и зарегистрировал "Юго-западную торговую компанию". Эту компанию он тоже бросил, не заплатив бюджету более 1 млрд рублей налогов. Последним его детищем стал "Финансовый концерн 'Левин'" (ФКЛ).
Тогда наконец-то Левин разбогател и купил себе квартиру на проспекте Мира. Офис концерна разместился в десятикомнатной квартире на Покровском бульваре. Полную ее стоимость бывшему хозяину Левин не оплатил, дав ему лишь небольшой аванс. В такой же манере он покупал мебель и оборудование. Когда кредиторы приходили за долгом, Левин в лучшем случае выдавал им вексель, обещая погасить его в ближайшее время. Если же он был не в настроении, то просто выгонял их.
Знакомые Левина называют его человеком скупым и аскетичным в быту. Спал он на раскладушке, вместо занавесок у него на окнах висели солдатские одеяла. Мебели не было вообще. О кухне, ванной и туалете редкие гости Левина вспоминали с содроганием. Сотрудники концерна рассказывают, что когда их начальнику хотелось есть, он посылал первого попавшегося ему на глаза работника за хлебом и баклажанной икрой. Причем предполагалось, что купить все это тот должен за собственный счет. В концерне за ним были закреплены две черные "Волги". Его часто спрашивали, почему такой солидный человек не купит себе приличную иномарку, на что Левин отвечал: "Это не патриотично". Денег на бензин Левин своему шоферу не давал.
В прошлом году Левин стал казачьим генералом. Головному казачеству России он пообещал $200 млрд на 10 лет. Но казаки не получили ни цента. Как выяснилось, таких денег у Левина просто никогда не было -- то, что на счетах руководимого им финансового концерна находятся триллионы рублей, было не чем иным, как выдумкой.
Работа с людьми
Суть работы финансового концерна Левина сводилась в конечном счете к программе эмиссии собственных денег. Но не в виде "акций" или иных "мавродиков", которые бы потом обменивались у населения на деньги настоящие, а в виде записей на балансах банков. В них Левин заносил активы крупных предприятий, которые соглашались с ним работать. В этом случае предприятие считалось "поставленным на учет" (этого термина не смог объяснить ни один из банковских юристов), его руководство начинало ждать инвестиций, а в активах банков появлялись записи о привлеченных триллионах. Причем Левин требовал, чтобы Минфин и Центробанк признали наличие на его банковских счетах этих средств.
Договаривались с руководителями предприятий так называемые "провайдеры". Предприятия ждали инвестиций, а провайдеры -- обещанной Левиным зарплаты. Зарплату от него ждали и технические работники, переводившие данные из "провайдерских" наработок в компьютерные файлы. Они буквально жили в офисе -- работа за компьютерами шла до 3-4 часов утра, потом короткий сон тут же на диванах, и с раннего утра опять за работу. Левин кормил их обещаниями о будущих миллиардах.
Некоторым, правда, зарплата перепадала. Счастливчиками были люди из ближайшего окружения Левина. Среди них -- управляющий делами концерна слесарь пятого разряда Александр Кузнецов. Самого активного "провайдера" Владимира Юхимчука разыскивает милиция Нижневартовска: некоторые местные коммерческие структуры, поверившие его рассказам о левинских проектах, перечислили на счет концерна несколько миллионов рублей.
Платил Левин и бывшим генералам госбезопасности, бывшим дипломатам и ученым, работавшим у него в концерне. Они, кстати, помогли Левину протолкнуть его идеи на самом высоком уровне. Они, конечно же, почти ничего не понимали в левинской теории, но в нужный момент знакомили его с нужными людьми, которым Левин сразу начинал рассказывать о будущих миллиардах рублей и миллионах долларов. Владимиру Жириновскому он пообещал построить охотничье хозяйство, в результате чего личная выгода политика составила бы $8 млн. И руководитель крупнейшей фракции четвертой Госдумы начинал проталкивать идеи Левина в парламенте. Бывшему спикеру Думы Ивану Рыбкину он пообещал завалить рублями всю экономику страны. Рыбкин с вниманием отнесся к предложениям предпринимателя.
Работа с предприятиями
Итак, основой финансового механизма Левина были "поставленные на учет предприятия". Для постановки себя "на учет" у Левина предприятие должно было зарегистрироваться и произвести оценку своих фондов. Владимир Левин разработал две совершенно замечательные анкеты для учета фондов предприятий, их "денежных активов" и "природных ресурсов и полезных ископаемых". Руководители предприятий должны были заполнить их за своей подписью и заверить нотариально. Фактически эти анкеты представляли собой баланс предприятия с подробнейшей расшифровкой его статей. В них содержались данные, за которые разведки всех государств мира не пожалели бы никаких денег. Один из представителей ФСБ, ознакомившись с этими анкетами, схватился за голову: для сбора таких агентурных сведений любой спецслужбе потребовались бы годы и годы. С приходом Левина эти ведомства нужно было немедленно расформировать за ненадобностью.
Левин также разработал "Основные направления деятельности по обеспечению безопасности Финансового концерна 'Левин'", в которых предлагалась разработка и реализация совместных программ с ФСБ, МВД, Службой безопасности президента, Советом безопасности при президенте, внешней разведкой, ФАПСИ, налоговой полицией и налоговой инспекцией. Основной задачей "Основных направлений", как значилось в документе, являлось "создание в ФСБ оперативного спецподразделения по тематике Концерна с финансированием из источников ФКЛ для спецпроверки с привлечением ФАПСИ технических средств обработки и передачи финансовой информации, хранящейся и циркулирующей в сети Концерна". На базе спецслужб предлагалось создать агентство безопасности "Л-5" -- "для обеспечения личной безопасности В. В. Левина, как автора и носителя высочайших научных идей и проектов".
Всего этого вполне достаточно, чтобы рассматривать деятельность ФКЛ как "финансово-экономический десант" (сохраняя формулировки левинских документов), обладающий "экономическим оружием" в виде "новых финансовых технологий" и охраняемый от внешнего мира всеми спецслужбами России как оружие, способное взорвать экономику любой страны.
Алхимической ретортой деятельности Левина, где он мог бы переплавить свои дутые капиталы в действительные, выступали банки. На конечном этапе деятельности концерна их было два: Трастбанк, переименованный затем Левиным в "Инвестиционный банк В. В. Левина", и Металлхимбанк, удостоившийся гордого названия "Резервный банк В. В. Левина". Центробанк, однако, не признал их новые балансы, исчислявшиеся квадриллионами рублей, и осенью прошлого года отозвал лицензию Трастбанка и ограничил, в качестве предупреждения, лицензию Металлхимбанка. Но список банков, которые погорели благодаря деятельности концерна, этим не ограничивается. Так, на удочку Левина попались в свое время и московские банки "Фагра", "Эльдорадо" и Сельхозпромбизнесбанк, краснодарский банк "Церта", Волгодонский филиал ростовского Энабанка, в который были поставлены на учет активы "Атоммаша", и множество других. Равно как и невозможно привести полностью список пострадавших предприятий. Более того, среди "учтенного" в концерне находятся не только отдельные предприятия, но и целые районы, сданные на учет, очевидно, администрацией вместе с землей и людьми на ней. Так что в перспективе Левин вполне мог бы попробовать себя в роли рабовладельца или феодала. Рассказывают, что Левин очень интересовался судьбой выведенных из обращения купюр образца 1961 года. Ведь они до сих пор хранятся в подвалах Центробанка. Можно представить себе на минуту ситуацию, что Левин запускает эти деньги в работу в какой-то отдельно взятой замкнутой экономической структуре, необходимой ему для осуществления своих планов. Это вполне могла бы быть как какая-либо республика бывшего СССР, так и просто город с единственным крупным предприятием, от которого зависит его жизнедеятельность.
Прокуратуру направил Минфин
Для осуществления всей своей теории Левину требовалось, чтобы Центробанк утвердил балансы банков, а Минфин принял его финансовую систему. Однако оба ведомства отнеслись к проектам однозначно. Центробанк занялся банковскими структурами, попавшими в сферу влияния левинских новаций. Министерство же финансов просто переслало все материалы в прокуратуру. В сопроводительном письме бывший замминистра финансов Андрей Казьмин просто приравнял деятельность Левина к работе фальшивомонетчика, справедливо отметив, что эмиссия денег -- прерогатива государства.
Но арестовали Левина, впрочем, не за это. Основанием для возбуждения уголовного дела послужило заявление фирмы "Смарагд", которая перечислила концерну трехпроцентный залог под инвестиции. Около двух десятков фирм оплатили таким образом Левину будущие инвестиции, которых, разумеется, не дождались. Правоохранительные органы возбудили против Левина уголовное дело по обвинениям в мошенничестве и неуплате налогов в особо крупных размерах.
Последними словами Левина перед входом в камеру "Бутырки" была просьба забрать деньги, 2, 5 млн руб., у Нинки (последняя гражданская жена Левина, экстрасенс), не то она их растратит, и отобрать два радиотелефона у ближайших соратников, чтобы не наговорили лишнего (в смысле денег). Оказавшись в камере, Левин даже обрадовался -- наконец-то ему будет обеспечено регулярное трехразовое питание.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации