Дело о шантаже британской короны

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Time", США, Перевод: "Инопресса.Ру", origindate::31.10.2007

Дело о шантаже британской короны

Шантаж! Секс! Наркотики! И некий член британской королевской семьи

Кэтрин Мейер

Похоже, эта история содержит все элементы блокбастера: шантаж, секс, наркотики и образ члена британской королевской семьи. 28 октября вести о "заговоре" с целью "шантажа Короны" вырвались на первые полосы утренних британских газет, заставив британцев удивленно давиться овсянкой. Согласно этим сообщениям, в сентябре двое мужчин были арестованы после того, как потребовали 50 тыс. фунтов взамен на видеозапись, где некое лицо, служащее при одной особе из королевской семьи в качестве личного ассистента, якобы запечатлено в момент употребления кокаина. Из некоторых статей в прессе можно сделать вывод, что на видеозаписи услужающее лицо и особа из королевской семьи занимаются друг с другом сексом, причем, так сказать, в "однополом" формате; согласно более безобидным версиям, услужающее лицо лишь утверждает, что занималось любовью с особой из королевской семьи. Из-за этой лавины скандальных россказней легко забывалось, что почти никаких фактов, которые можно было бы проверить, не оглашено. Но одна "фигура умолчания" все-таки бросалась в глаза. Ни в одной статье не упоминались имена ассистента или предположительной высокородной жертвы гипотетического заговора.

Не думайте, что вся британская пресса разом оплошала. Редакторы изданий знают имя шантажируемой особы королевской крови и постарались в последующих материалах подчеркнуть, что это лицо – "он" это или "она", не разглашается – не занимает высокого положения в династии. Но на сайтах по всему миру утверждается, что имя таинственной высокородной особы угадано, и пресса за пределами Великобритании уже выдвигает собственные теории. Некоторые из этих теорий ни в малейшей степени не соответствуют действительности. Но много и убедительных версий.

И все же ни один из основных издательских домов, базирующихся в Великобритании или имеющих там активы, не решается опубликовать имя предполагаемой жертвы. Назвать его/ее имя либо разгласить какие-либо подробности, по которым его/ее можно опознать, – значит нарушить предписание суда, полученное Королевской прокурорской службой (КПС) – органом, ответственным за передачу в суд уголовных дел, расследуемых полицией Англии и Уэльса. "Когда расследуются случаи шантажа, вполне допустимо просить о постановлении суда в соответствии со статьей 11 (Акта о неповиновении суду от 1981 года), дабы защитить право на частную жизнь лица, которое, согласно версии обвинения, является потерпевшей стороной, – сказали нам в пресс-службе КПС. – Весь смысл шантажа – в запугивании жертвы угрозами предать нечто огласке, и, если на судебном процессе эта информация предается огласке, фактически угроза осуществлена".

Другими словами, распоряжение КПС о "затыкании рта прессе" призвано защитить предполагаемую жертву. Однако можно утверждать, что этот запрет возымел прямо противоположное действие. Сенсационная история о члене королевской семьи, пусть даже дальнем родственнике, в некоторых британских изданиях попадет на первую полосу. Но всякий редактор, собирающийся публиковать такую статью, должен удостовериться, что ее текст не содержит никаких утверждений, на основании которых издание могут привлечь к суду по обвинениям в клевете. Из некоторых материалов следует, что в нынешнем году уже были попытки продать в прессу сюжет об ассистенте и ряд версий по поводу действий особы королевской крови, но ни одна из газет, куда поступило это предложение, не попалась на удочку. Если это правда, можно заключить, что некоторые из самых опытных журналистов британских таблоидов сомневаются, что эту версию можно доказать.

Вместо этого пресса превратила в тему сам судебный запрет на публикацию деталей. Теперь же британская пресса переключилась на подробности, которые ей разрешено разглашать, – например, на личности двоих задержанных по этому делу. 29 октября целый ряд изданий обнародовал их имена. 30-летний Иен Стрэчен в таблоиде Mirror был охарактеризован как "бизнесмен родом из Шотландии", а в более крупном конкуренте первого издания, Sun, как "обаятельный светский человек". Другой, 40-летний Шон Макгиген, – по слухам, ирландец и, как сказал его сосед в интервью Evening Standard, "человек грубый".

Вот еще одна колоритная деталь. Адвокат, утверждающий, что представляет интересы Стрэчена, – это итальянец Джованни Ди Стефано. Когда-то в Guardian был опубликован очерк о Ди Стефано, друге Саддама Хусейна, где сообщалось, что в то время список клиентов итальянца представлял собой "целую галерею наиболее скандально известных преступников за последние несколько десятилетий". Как сказал Ди Стефано в интервью Daily Mail, Стрэчен отрицает, что требовал за видеозапись деньги, – дескать, сотрудники предполагаемой жертвы сами вызвались приобрести у него кассету. [ИТАР-ТАСС, origindate::30.11.2007: В ходе следствия выяснилось, что шантажисты предлагали видеоматериалы, записанные в одной из квартир Лондона неподалеку от Букингемского дворца, по меньшей мере, трем центральным изданиям.- врезка К.Ру] Ссылаясь на адвоката, Daily Mail сообщает, что на пленке можно видеть,"как ассистент некоего лица королевской крови хвастается, что это лицо совершило с ним половой акт".

20 декабря Стрэчен и Макгиген должны, как намечается, предстать перед судом. Запрет на публикацию подробностей, выданный по запросу КПС, не имеет оговоренного срока действия и теоретически может ограничить освещение судебного дела в Великобритании вплоть до завершения процесса. 30 октября газета Sun написала, что лицо королевской крови, оказавшееся в эпицентре скандала, "находится на грани публичного признания". Источник в Букингемском дворце, на который ссылается газета, выразил обеспокоенность, что эта история наносит ущерб репутации всей королевской семьи, а также добавил: "Завеса секретности вокруг всего дела раздувает его до пределов, совершенно не соответствующих его истинному масштабу".

Как доказала практика, скандалы вокруг королевской семьи всегда являются "кассовыми". Когда в 1990-е годы начались нелады в семьях Чарльза и Дианы, а также Эндрю и Сары, продажи газет повсюду резко выросли. Весь мир потрясло отречение от престола Эдуарда VIII в 1936 году (на этот шаг он пошел, приняв решение жениться на разведенной американке Уоллис Симпсон). Однако последнее из известных дел о шантаже члена королевской семьи успешно замалчивалось много лет. В 1891 году герцог Кларенс, сын короля Эдуарда VII, выкупил за 200 фунтов неосторожные письма, которые посылал некой проститутке. Эта история всплыла лишь пять лет назад, когда письмо герцога его поверенному было продано с аукциона.

В наше время, как свидетельствуют последние события, держать в тайне столь смачные истории гораздо труднее. Специалист по законодательству в области СМИ Рази Мирескандари, партнер юридической фирмы Simons Muirhead & Burton, говорит, что вполне может представить себе ситуацию, когда судебный запрет на разглашение информации окажется неосуществимым, так как вебсайты, где бы они ни были зарегистрированы, "становятся легкодоступны практически любому. Правоохранительные органы могут оказаться в положении человека, который пытается заткнуть брешь в плотине пальцем. Правда, до такой стадии дело еще не дошло". В случае с анонимным лицом королевской крови, замешанным в истории о предположительном шантаже, в плотине уже образовалась брешь.