Дело посягнувшего на устойчивость рубля упало в цене

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Обвиняемому в отмывании миллиардов вменяют всего 12 миллионов

1242713942-0.jpg В Таганском райсуде Москвы начался процесс над бывшим председателем правления коммерческого банка «Новая экономическая позиция» (НЭП) 38-летним Борисом Сокальским. Следствие утверждало, что отмыв за полгода через НЭП и другие подконтрольные ему банки 235 млрд. руб. и почти $400 млн. , господин Сокальский «нарушил исключительное право Российской Федерации на финансовое регулирование» и посягнул на «устойчивость рубля». Правда, уже в суде прозвучало, что незаконная банковская деятельность не была столь масштабной. Во всяком случае, господин Сокальский, по данным следствия, заработал на ней всего 12 млн. руб.

Готовясь к заседанию, Борис Сокальский вытащил из сумки несколько объемных тетрадей с многочисленными ярко-красными закладками и разложил их рядом с собой на скамье подсудимых. Когда судья Наталья Ларина открыла заседание, подсудимый, подойдя вплотную к решетке клетки, начал внимательно слушать.

Согласно обвинительному заключению, зачитанному в суде, в 2003 году владелец и одновременно председатель правления банка НЭП Борис Сокальский «организовал преступную группу для осуществления незаконных банковских операций и получения незаконного дохода в особо крупном размере». Подсудимый приобрел столичный АКБ «Родник», оформив его на подставных лиц. Председателем правления банка «был назначен бывший сотрудник солнцевской прокуратуры Александр Перминов (его дело, выделенное в отдельное производство, также направлено в суд.— «Ъ»). А после того как подсудимый Сокальский стал владельцем зарегистрированного по утерянному паспорту Фонда стратегического планирования (ФСП), то эта организация и банки НЭП и «Родник» стали, по версии следствия, основой схемы по масштабной обналичке денежных средств.

По данным следствия, криминальная схема заработала 12 мая 2004 года, когда со счетов десяток фирм-однодневок, в том числе ООО «Технотрон», ООО «ТД «Купец»", ООО «МТК «Поляриус»" и т. д. в банк НЭП начали приходить деньги, предназначенные для обналичивания. Отсюда они отправлялись в «Родник», а затем возвращались в НЭП. В конце концов средства снимались наличными по чекам ФСП в НЭП или АКБ «Структура». Использование данных чеков, считает следствие, позволяло злоумышленникам полгода обходить запрет ЦБ на наличные расчеты между юрлицами, на суммы, превышающие 60 тыс. руб. Экс-банкир Сокальский обвиняется по 172-й («Незаконная банковская деятельность»), 186-й («Изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг») и 201-й («Злоупотребление полномочиями») УК России. Причем в результате действий подсудимого, сказано в обвинительном заключении, в теневой оборот было введено более 62 млрд. руб., чем «нарушено исключительное право Российской федерации на финансовое регулирование» (статья 71 Конституции РФ), «причинен вред осуществлению основной функции Центрального банка России по защите и обеспечению устойчивости рубля» (статья 75 Конституции РФ). Но при этом самому Борису Сокальскому вменяется лишь 12 млн руб., полученных им якобы в качестве комиссионных за обналичку 99 поддельных чеков ФПС. Стоит напомнить, что на момент задержания в 2007 году господин Сокальский в финансовой системе уже не работал (НЭП был обанкрочен за два года до этого), а числился секретарем московского арбитражного суда. Тем не менее в то время следствие утверждало, что он руководил крупнейшей криминальной финансовой схемой, через которую было обналичено более 235 млрд. руб., $391 млн. и €66 млн.

Обвинения в свой адрес подсудимый Сокальский выслушал довольно спокойно. Свою причастность к незаконным операциям он отрицает. Выступавшие затем в суде работники банка НЭП утверждали, что никаких указаний о выдаче наличных денег или подделке чеков подсудимый Сокальский им не давал. Инкассаторы НЭП Сергей Плужников и Сергей Куницин вспомнили, что ежедневно в кассу банка они привозили наличными до 800 млн. руб. и для безопасности этих перевозок банк помимо трех бронированных «Нив» купил еще и три броневика Volkswagen. Инкассаторы утверждали, что по запискам они забирали в АКБ «Структура» до 200 млн. руб., половину из которых на месте отдавали неким молодым людям. Все указания о выдаче денег, а также записки в «Структуру» писала, по словам инкассаторов, работница банка Елена Горбачева. Ее должность инкассаторы назвать не смогли, вспомнив лишь, что «она сидела за компьютером». Самого Бориса Сокальского свидетели видели всего пару раз и никогда с ним не общались. В свою очередь, бывшая глава дополнительного офиса НЭП «Петропаловский» Светлана Чуконина, в котором, по версии следствия, и происходила обналичка, пояснила суду, что в деятельность офиса подсудимый не вмешивался. Она вообще смогла вспомнить лишь одно распоряжение, подписанное подсудимым, касающееся работы допофиса. Это был запрет на еду на рабочем месте. «Он (Борис Сокальский.— «Ъ») требовал, чтобы в банке не пахло щами, и проверял, не стоят ли баночки с едой у сотрудников на рабочих местах»,— вспомнила свидетель. Также свидетель Чуконина пожаловалась суду, что была уволена с прежнего места работы после начала уголовного преследования Бориса Сокальского, а следователи в обмен на показания против него обещали ходатайствовать о ее восстановлении в должности.

Адвокат господина Сокальского Александр Котельницкий утверждает, что экс-предправления НЭПа стал жертвой недобросовестных клиентов этого банка. По его словам, один из них, являющийся сейчас главным свидетелем обвинения, не захотел возвращать долг в $1,5 млн. «Борис Борисович (Сокальский.— «Ъ») даже в синагогу обращался по поводу возврата денег, но это не помогло, а ведь были они друзьями»,— отметил адвокат. По его словам, «банк выдал крупные кредиты, которые не были возвращены, а когда Борис Борисович стал добиваться возвращения заемных средств, началось его уголовное преследование».

Оригинал материала

«Коммерсант» от origindate::19.05.09