Дело пропавшего стабилизационного кредита СБС-Агро

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::12.02.2004, Фото: "Газета"

Назначили виноватого

За то что ЦБ потерял 5 млрд руб

Светлана Петрова, Анфиса Воронина, Елена Березанская

Converted 16142.jpg

После вынесения приговора Алексеев заявил, что теперь ему необходимо «выпить 100 грамм водки и поспать»

Со второй попытки прокуратура добилась осуждения сотрудника ЦБ Александра Алексеева, который участвовал в предоставлении "пропавшего" стабилизационного кредита СБС-Агро. Руководство ЦБ настаивает на невиновности Алексеева, а наблюдатели считают, что следователи назначили его на роль стрелочника.

Скандальное дело слушалось в Замоскворецком суде Москвы уже второй раз. На первом процессе прокуратура требовала признать Алексеева виновным и приговорить к трем годам лишения свободы, применив при этом амнистию, но Алексеев был признан невиновным.

На этот раз гособвинитель предложил наказать Алексеева еще строже - дать до пяти лет лишения свободы с запретом занимать должности в госорганах в течение трех лет. Вчера суд признал Алексеева виновным в злоупотреблении полномочиями вопреки интересам руководимой организации (ст. 201 ч. 1 Уголовного кодекса) , но освободил его от наказания за добропорядочное поведение и "в связи с изменившейся политической и экономической обстановкой". Суд также постановил ежемесячно удерживать 10% из зарплаты Алексеева в пользу государства.

В октябре 1998 г. совет директоров ЦБ решил открыть СБС-Агро на год кредитную линию на 7,4 млрд руб. и обязал московский главк заключить соглашение об открытии линии и условиях кредитования. Непосредственным исполнителем решения стал первый замначальника столичного главка ЦБ Алексеев. СБС-Агро получил от ЦБ два кредита на 5,86 млрд руб. , которые, как и предполагалось, в основном пошли на финансовое оздоровление банка. Банк так и не выздоровел, а по кредитам пришлось отвечать регионам, которые поручились за него перед ЦБ. Всего СБС-Агро удалось получить гарантии от администраций 44 регионов. В апреле 2001 г. Генпрокуратура предъявила обвинение Алексееву, который ставил подписи под кредитными соглашениями. По мнению обвинителей, Алексеев не дождался выполнения всех условий, поставленных перед СБС-Агро. В мае 2002 г. Замоскворецкий суд оправдал Алексеева, но в июле по настоянию прокуратуры дело вернули на новое рассмотрение.

Представители и сотрудники ЦБ вчера предпочли не обсуждать вердикт суда и его возможные последствия для Банка России и его сотрудников, объясняя, что это "очень болезненный вопрос", "хотя, конечно, и не конец света". Сам Алексеев был недоступен для журналистов, а его адвокат Владимир Каталиков отказался обсуждать приговор с корреспондентом "Ведомостей". Накануне он говорил "Интерфаксу", что Алексеев обжалует обвинительный приговор. А директор юридического департамента ЦБ Сергей Голубев утверждал, что Банк России по-прежнему настаивает на невиновности Алексеева, который, по мнению руководства, лишь четко выполнил предписанные ему указания. Сам Центробанк осознанно брал на себя риски, выдавая после кризиса стабкредиты банкам, объяснял Голубев "Интерфаксу".

Бывший первый зампред ЦБ Сергей Алексашенко полагает, что осуждение Алексеева заставит сотрудников ЦБ задуматься о смене места работы. "Алексеев - стрелочник", - говорит Алексашенко. По его словам, получается, если стрелочник не выполняет приказы, его увольняют, а если выполняет - сажают в тюрьму или признают виновным. А Голубев накануне говорил, что "обвинительный приговор Алексеева окажет влияние и на членов совета директоров Банка России". "И в следующий раз, если возникнет похожая ситуация, члены совета директоров ЦБ рук не поднимут для того, чтобы проголосовать за выдачу стабилизационного кредита", - предупреждал Голубев.

Председатель Национального банковского совета, вице-премьер Алексей Кудрин на вопрос "Ведомостей", не опасается ли он, что после осуждения Алексеева сотрудники ЦБ будут менее ревностно выполнять указания своего руководства, ответил через своего пресс-секретаря, что "честному человеку бояться нечего".

"Комментировать дела, в которых не принимал участия, некорректно, - говорит член Московской городской коллегии адвокатов Михаил Бурмистров. - Но если по уставу ЦБ принимать подобные решения полномочен совет директоров, а в компетенцию подсудимого не входит приостановление решений, то возникает вопрос о правомерности привлечения его к ответственности".

"Московское управление было лишь исполняющим органом", - говорит зампред банковского комитета Госдумы Павел Медведев. Его "очень смущает", что, раз уж дело было заведено против Алексеева, не появилось дел по другим авторам и исполнителям схемы спасения СБС-Агро. "Если есть желание наказывать, то наказывать надо не стрелочника, а если есть желание отчитаться о проделанной работе, то стрелочник - подходящая цель", - резюмирует Алексашенко.

***

Оригинал этого материала
© "Газета", origindate::12.02.2004, "Банкир отдаст государству 10% своей зарплаты"

Мария Локотецкая

[...] Алексеев, не признававший своей вины, утверждал, что лишь исполнил решение совета директоров ЦБ, в принятии которого не принимал участия. Одним из аргументов его адвокатов было то, что их подзащитный не является субъектом должностного преступления, так как Центробанк имеет особый статус – не отвечает по долгам государства, а государство -- по долгам ЦБ. Сам же Алексеев не является госслужащим, а посему не может быть осужден по статье 286 УК.

При вынесении Алексееву первого приговора 20 мая 2002 года Замоскворецкий суд согласился с аргументами защиты и оправдал подсудимого 'в связи с отсутствием в его действиях состава преступления'. Однако этот приговор был отменен 23 июля 2002 года Мосгорсудом, куда с протестом обратилась прокуратура. Дело было направлено на новое рассмотрение в Замоскворецкий суд. Повторный процесс длился с октября 2002 года. Показания в суде давали те же свидетели – руководители 'СБС-Агро', коллеги Алексеева из московского главка ЦБ, а также бывшие руководители Центробанка. Все они фактически повторили прежние показания, но только на этот раз суд оценил их иначе. Свидетели, в частности, указывали, что Алексеев был лишь техническим исполнителем.

Бывший глава Центробанка Виктор Геращенко, в частности, заявил в суде, что Алексеев был обязан исполнить решение совета директоров, а нынешний первый заместитель председателя ЦБ Татьяна Парамонова подтвердила, что 'ЦБ не является государственным учреждением'. Однако, огласив показания свидетелей, судья Людмила Карагодина постановила, что Алексеев «действовал вопреки интересам ЦБ», поскольку 'кредит до сих пор не возвращен и государству причинен ущерб в крупном размере'. Вынося приговор, судья признала, что при выделении в конце октября 1998 года первого транша кредита план финансового оздоровления «СБС-Агро» имелся, однако 'заключения по нему ЦБ не было', что являлось обязательным условием.

Судья согласилась, что Центробанк не является государственным учреждением и имеет особый статус, а Алексеев не субъект должностного преступления. В этой связи суд решил переквалифицировать действия подсудимого со статьи 286 часть 3 УК «Превышение должностных полномочий' на статью 201 часть 1 'Злоупотребление полномочиями', то есть использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам это организации. [...]

Решение суда подсудимый, находившийся под подпиской о невыезде, воспринял с растерянностью (прокуратура требовала приговорить Алексеева к пяти годам лишения свободы). [...] 'Мы подумаем. А сейчас мне нужно выпить 100 грамм водки и поспать', – заключил он. Решение суда он назвал гениальным. Действительно, если бы суд признал Алексеева виновным по предъявленной ему прокуратурой статье УК, то тем самым фактически подтвердил бы, что Алексеев -- госслужащий, а ЦБ -- госучреждение. [...]