Дело рейдера боится

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© The Moscow Post, origindate::13.07.2011

Дело рейдера боится

Кто помогает "потрошителю" рынка столичной недвижимости Кантемиру Кокаеву (Карамзину) уходить от уголовного наказания

Семен Костиков

Уже больше 10 лет в Москве орудует преступная группа во главе с Кантемиром Кокаевым, которая специализируется на захвате дорогостоящих объектов столичной недвижимости.

За самим Кокаевым («для красоты» он взял себе более русскую фамилию — Карамзин) давно закрепилась репутация настоящего отморозка — психически неуравновешенного типа с завышенной самооценкой. Отчасти эти личностные особенности обусловлены нетрадиционными сексуальными предпочтениями Кокаева, которые, к слову, разделяют и многие члены его банды.

Карамзин всегда действует на грани фола — грубо, дерзко, не особо заботясь о том, чтобы запутать следы или подчистить концы. Во всех уголовных делах и аферах, в которых он замешан, фигурируют одни и те же исполнители, офшоры, налоговые инспекции, регистрирующие органы, эксперты, нотариусы, а иногда и судьи. При этом сам Кокаев не только не скрывает свои ресурсы и связи, но и открыто бравирует ими.

Несмотря на откровенно криминальные методы работы, Кокаеву-Карамзину до сих пор удавалось избежать серьезных неприятностей. Это обстоятельство постоянно питало его веру в собственную всесильность и безнаказанность, толкая на все более отмороженные действия. Однако можно не сомневаться: ложное ощущение вседозволенности рано или поздно сыграет с Карамзиным и его подельниками злую шутку. Ведь все они ходят по острию ножа: растущее в геометрической прогрессии количество уголовных дел вокруг Карамзина неизбежно должно перейти в качество.

Проба пера

Школу профессионального мошенника уроженец Адыгеи Кантемир Кокаев проходил вдали от своей исторической родины — на Камчатке. Уже на этом этапе Карамзин проявил склонность к грубым подставам и подлогам, которые впоследствии станут его «фирменным стилем».

Так, в 2000 г. Карамзин втерся в доверие к местному банкиру Георгию Грешных, пообещав сделать из него губернатора. Выбранный им способ ведения предвыборной агитации оказался довольно экстравагантным: Кокаев попросту инсценировал похищение кандидата. Однако этот фарс был реализован настолько топорно, что после «счастливого спасения» горе-банкира из рук похитителей с его губернаторскими перспективами было покончено навсегда. Впоследствии Грешных еще полгода пришлось ходить на допросы к следователям и приложить немало усилий, чтобы его статус в уголовном деле с «потерпевшего» не переквалифицировали на «подозреваемый».

К 2001 году над Карамзиным замаячила реальная перспектива стать обвиняемым сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса. Помимо эпизода с лжепохищением экс-кандидата в губернаторы интерес правоохранительных органов привлекла также деятельность Карамзина на посту директора компании «Дальэкс-Кам», в офисе фирмы даже прошел обыск. Определенные вопросы к Кокаеву возникли и со стороны его бизнес-партнеров. В результате переезд, а фактически бегство в Москву оказалось для него единственно возможным выходом.

Первый захват

Любой человек с нормальным инстинктом самосохранения после камчатских событий постарался бы «залечь на дно», переждать. Вместо этого Карамзин организовал одну из самых резонансных на международном уровне рейдерских атак — ее жертвой стала структура американского миллиардера Джорджа Сороса.

В ходе этой операции Кокаев-Карамзин не только отшлифовал свои старые приемы, но и творчески их развил. Его коньком стало хищение чужого имущества путем подделки и подлога документов. При этом Кокаев никогда не брезговал и силовым воздействием на оппонентов, подключая к акциям устрашения своих земляков с Северного Кавказа. По сути, в этот период Карамзиным был создан костяк организованной преступной группы, связи которой простирались далеко за пределы России.

В частности, Кокаев близко сошелся с международным авантюристом Марком Ричардсом (их плодотворное сотрудничество продолжается до сих пор). В кризисном 1999 году Ричардс уступил соросовскому Институту «Открытое общество» (ИОО) здание в центре Москвы за $1,4 млн., а спустя два года вместе с Карамзиным решил заработать на нем еще раз.

В один прекрасный день руководство ИОО узнало, что приобретенное у ЗАО «Сектор-1» (фирма Ричардса) здание на Озерковской набережной институту уже не принадлежит. Новый собственник — компания «Нобель Технолоджис Лтд.» — предложил купить его еще раз, но уже за $15 млн. А чтобы предложение звучало более убедительно, сотрудников ИОО сначала заблокировали в офисе, а спустя некоторое время силой выбросили из него, не дав забрать оттуда даже личные вещи.

«Соросовцы» обратились в милицию и арбитражный суд. Но вернуть похищенное оказалось непросто — им противостояла хорошо подготовленная банда со связями в судебных и регистрирующих органах. Достаточно упомянуть, что преступникам без труда удалось подменить экземпляр договора между Институтом «Открытое общество» и Ричардсом, который хранился в Москомрегистрации.

Лишь к концу 2005 года ИОО отстояло свое здание в суде, однако арбитражные разбирательства продолжались вплоть до 2008 года: как только адвокатам потерпевшей стороны удавалось отбить притязания «Нобель Технолоджис Лтд.», появлялся другой офшор, который предъявлял очередной фальшивый договор с ЗАО «Сектор-1» и заявлял, что является полноправным владельцем здания. Впоследствии названия этих компаний еще не раз всплывут, поэтому их стоит перечислить: «Танзанит Холдингс Инк.», «Эй-Эм-Ар Интернэшнл Корпорейшн Лтд.», «Ситадел-Эй-Эм-Ар Инк.».

Интересы упомянутых офшоров в суде представляли все тот же Карамзин и члены его преступной группы — Александр Приёмкин и Денис Исаев. Стоит отметить, что последние также являются представителями швейцарской International Lottery Company (ILC), совет директоров которой возглавляет Марк Ричардс: Исаев значится исполнительным директором ILC, а через «благотворительные» фонды, директором которых является Приёмкин, ILC выводит 10% всей выручки, полученной от реализации своих лотерей в России.

Несмотря на поражение в борьбе за здание на Озерковской набережной, на этом проекте Карамзин выстроил и обкатал целую систему по захвату чужой собственности. В общих чертах преступная схема выглядела следующим образом. Вначале фальсифицировались учредительные документы или договоры купли-продажи. Захваченное таким образом имущество оформлялось на различные офшоры и фирмы-»прокладки», директорами которых, как правило, выступали окружавшие Карамзина смазливые молодые мальчики. Затем к процессу подключались коррупционные связи в регистрирующих и налоговых органах, с помощью которых соответствующие изменения вносились в государственные реестры и кадастры. Наконец, общее прикрытие этих афер обеспечивали влиятельные покровители Кокаева-Карамзина в судебных и правоохранительных органах.

Операция "ВСУМ"

Имея в своих руках такой мощный преступный аппарат, Карамзин решил, что может замахнуться на более масштабный проект. На этот раз его жертвой стало ОАО «Военно-строительное управление г.Москвы» (ВСУМ) — крупное стратегическое предприятие, принадлежащее Министерству обороны.

В конце 2008 года руководство ВСУМ обнаружило, что часть дочерних обществ компании, на балансе которых находились объекты недвижимости в Москве и Мытищах, переоформлены на другие фирмы, а затем перепроданы офшорам «Танзанит Холдингс Инк.», «Эй-Эм-Ар Интернэшнл Корпорейшн Лтд.» и «Китиа Лимитед». Две из трех названных компаний к тому времени уже успели «засветиться» при попытке захвата здания на Озерковской набережной.

Непосредственно всю «грязную» работу по подделке и регистрации в столичной МИФНС №46 «липовых» договоров купли-продажи выполнил подкупленный Карамзиным юрист ВСУМ Валерий Кулиш. По роду своих служебных обязанностей он прекрасно представлял себе корпоративную структуру ВСУМ, знал ее слабые места. При этом Кокаев каким-то образом сумел убедить Кулиша сперва оформить похищенное имущество на себя, а лишь потом перепродать его офшорам. Согласившись на эту схему, Кулиш фактически подписал себе обвинительный приговор. К Карамзину же серьезные претензии предъявить трудно: завербовав и подставив Кулиша, себе и своим офшорам он отвел «скромную» роль «добросовестного приобретателя».

В результате «слитый» Кокаевым Кулиш уже три года «чалится на нарах», проходя по пяти уголовным делам в качестве обвиняемого. А Карамзин пока фигурирует в них всего лишь как свидетель, что не мешает ему сдавать похищенное имущество в аренду, ежемесячно зарабатывая на этом десятки миллионов рублей.

Вор у вора дубинку украл

В разгар рейдерской атаки на ВСУМ Карамзин успел перехватить контроль еще над двумя перспективными девелоперскими активами — ООО «Фобос» и ООО «ИСК «Столица-Групп». Эта история — почти точная копия описанных выше: те же офшоры, те же люди, те же преступные схемы и приемы.

В обеих компаниях, связанных между собой общими учредителями, возник внутренний конфликт, в ходе которого одни собственники — братья Дмитрий и Алексей Барзановы — решили «кинуть» других. С этой целью они наняли Карамзина, который пообещал быстро и эффективно решить их проблему.

В результате на основании сфабрикованных протоколов и поддельных договоров купли-продажи оппонентов братьев Барзановых исключили из состава участников «Фобоса» и «Столицы-Групп». Изменения в ЕГРЮЛ вносились через уже знакомую нам по прошлому эпизоду МИФНС №46.

Однако на этом запущенный Карамзиным конвейер фальсификаций и подлогов не остановился — наступил черед «кинуть» самих заказчиков. Вскоре Барзановы обнаружили, что, пока они праздновали свою победу, «Фобос» транзитом через «Танзанит Холдингс Инк.» оказался в руках у «3 Дом Корпорейшн», а «Столица-Групп» через «Ситадел-Эй-Эм-Ар Инк.» у «Китиа Лимитед». Как видим, три из четырех задействованных в афере офшорных компании уже использовались Кокаевым-Карамзиным для рейдерских атак на ИОО и ВСУМ.

Как ни странно, но за все случившееся в СИЗО отправился только Дмитрий Барзанов. Правда, оказавшись за решеткой, он в отличие от Кулиша не стал выгораживать Карамзина и дал подробные показания о том, как и самое главное с помощью кого у законных владельцев были похищены их активы. Обыск, проведенный в офисе Карамзина, дополнил картину преступления: следователи изъяли огромное количество фальшивых печатей, штампов и бланков судов, нотариусов, регистрирующих органов.

Казалось бы, есть все основания для ареста Кокаева. Однако это справедливое требование следствия натолкнулось на очевидно скоординированное сопротивление судов различных уровней.

Черный ход через задний проход

Сегодня Карамзин (Кокаев) является фигурантом 5 (!) уголовных дел: несколько эпизодов касаются захвата активов ВСУМ, другие — хищения долей в ООО «Фобос» и ООО «ИСК «Столица-Групп». Только за последний год его дважды объявляли в розыск в связи с несоблюдением избранной в его отношении меры пресечения в виде подписки о невыезде. Каждый раз следственные органы задерживали Карамзина и шли в суд за новой санкцией — арестом, но судьи Тверского районного суда, а затем и Мосгорсуда проявляли невиданную гуманность по отношению к человеку, который уже 10 с лишним лет терроризирует владельцев московской недвижимости.

Такие же чудеса происходят и в Арбитражном суде г.Москвы, где только по сюжетам, связанным с «Фобосом» и «Столицей-Групп», рассматривается более 20 дел. Трудно представить, но факт: все важнейшие решения по ним принимаются в пользу кокаевских офшоров. В результате официальным директором «Фобоса» до сих пор остается Приёмкин, а «Столицы-Групп» — Исаев.

Такая непотопляемость объясняется отнюдь не юридической подкованностью Кокаева-Карамзина. В приватных разговорах он открыто бравирует своими связями, которые помогают ему заходить в высокие судебные кабинеты через черный ход. Хотя знающие люди утверждают, что речь скорее следует вести про «задний проход» и выводит он Карамзина чуть ли не на уровень руководства Мосгорсуда и ВАС.

Свет в конце туннеля

Несмотря на всю неповоротливость российской правоохранительной системы, ситуация вокруг Кокаева-Карамзина все же сдвинулась с мертвой точки. Количество уголовных дел растет день ото дня, начались посадки его подельников и исполнителей, кое-кто уже дает показания.

Правда, у Карамзина еще осталась поддержка на уровне отдельных представителей судебных кругов. Однако даже для них ситуация стала приобретать угрожающий характер. Фактически их вынуждают участвовать в откровенном криминале. При этом шанс остаться в тени, не разоблачить себя весьма призрачен. С одной стороны, их регулярно выдает крайне не сдержанный на язык Карамзин, любящий бравировать своими связями. С другой — чем дальше, тем больше им самим приходится выходить на свет, принимая откровенно неправосудные решения в его пользу.

Недалек тот час, когда их фамилии будут открыто полоскать в СМИ, наряду с фамилиями других, давно «засвеченных» подельников Карамзина. А дальше — перспектива сесть на скамью подсудимых в качестве члена организованного преступного сообщества, созданного Карамзиным для совершения тяжких преступлений с целью получения финансовой или иной материальной выгоды. Будучи профессиональными юристами, эти люди должны понимать, что такая квалификация их действий является вполне обоснованной, а осужденным по ст.210 УК грозит до 15 лет лишения свободы.