Дело BONY: эвенкийский след

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Эвенкия гниет с губернатора Боковикова

Оригинал этого материала
© FreeLance Bureau, origindate::04.05.2000

Дело BONY: эвенкийский след

Игорь Саськов,
Тура-Норильск-Красноярск

Александр Боковиков

Александр Боковиков

Северный завоз. На это словосочетание в российской экономике разные люди реагируют по-разному. Высокие чиновники морщатся, как от зубной боли, чиновники пониже радостно потирают руки, жители малых народностей Крайнего российского Севера воспринимают северный завоз, как единственную возможность выжить. Однако слюну стяжательства и больших барышей, полученных в обход закона, при этих словах выделяет гораздо большее количество людей. Русский Крайний Север вообще и северный завоз, в частности, последнее десятилетие стали настолько криминальными понятиями, что даже те факты, которые стали известны FLB, являются лишь надводной частью айсберга. Это как знаменитая "золотая лихорадка" на Аляске, которая вполне благополучно перетекла из прошлого века в век нынешний, прочно обосновавшись в России. Она обзавелась таким криминальным "панцирем", по сравнению с которым выстрелы из винчестеров за большой самородок - невинные шалости. Россия сама ежегодно отдает Северу "золото" в виде бюджетных денег, выделяемых на северный завоз, - и ежегодно же всплывают подробности гигантского воровства государственных средств. Если же добавить к этому хищения цветных металлов на Крайнем Севере, картина получится и вовсе удручающая. Взгляните сами. Ниже речь о тех, кого правоохранительные органы только пытаются схватить за руку и только в двух российских регионах - Эвенкийском и Таймырском автономном округах. Удастся ли им это? Пока возбуждаемые уголовные дела тихо-мирно уходят в песок, пардон, в вечную мерзлоту Крайнего Севера.

Рыба гниет с головы, а Эвенкия - с губернатора?

Для начала небольшой штришок, датированный зимой прошлого года. Тогда в довольно неприятную ситуацию попал губернатор Эвенкийского автономного округа Александр Боковиков, о злоупотреблениях которого при распределении средств из федерального бюджета для северян региональная сибирская пресса писала неоднократно. В конце декабря Боковиков был задержан при прохождении таможенного контроля во время посадки на обычный рейс по маршруту Красноярск-Тура (административный центр Эвенкии). В дорожной сумке руководителя региона таможенники обнаружили 94 шкурки меха песца без каких-либо сопроводительных документов на этот ценный груз. Сам лидер округа объяснил работникам красноярской таможни, что мех его попросили передать якобы в базирующуюся в столице Эвенкии организацию "Сибирьпушнина" для оформления в соответствии с правилами знакомые красноярские охотники-промысловики. Сами они, мастера стрельбы и лыж, мол, не успели сделать это в связи с приближающимися новогодними праздниками. В итоге после дачи письменных объяснений по этому поводу Александр Боковиков был отпущен и улетел планируемым рейсом. Мех, ценность которого исчисляется десятками тысяч долларов, был изъят для проверки всех обстоятельств по этому делу. Выяснением подробностей произошедшего тогда занялись правоохранительные органы Красноярского края, и дело благополучно заглохло. Впрочем, этого следовало ожидать с самого начала. Как рассказали тогда корреспонденту FLB в приватной беседе сотрудники таможни, скорее всего, обвинений в контрабанде мехов эвенкийскому губернатору невозможно предъявить прежде всего из-за сенаторской неприкосновенности Боковикова. Впоследствии меха просто сдали на таможенный склад для последующей реализации как конфискованный во время проверки багажа груз кого-либо из неизвестных пассажиров злополучного авиарейса. История была забыта - мараться из-за такой мелочи никто не захотел. Ну, да это еще были цветочки...

"Ягодки". И не самые крупные

Российский Крайний Север стал настоящей Меккой для финансовых аферистов крупного масштаба еще давно. Очередное громкое уголовное дело, возбужденное в краю вечной мерзлоты и северных оленей, потрясло уже в этом году всех.

В конце февраля 2000-го года по представлению регионального Управления по борьбе с организованной преступностью УВД Красноярского края была выдана санкция на арест первого заместителя губернатора Эвенкийского автономного округа Ивана Бахтина, который обвинялся в нецелевом использовании бюджетных средств на сумму 42 миллиона рублей. Заметим при этом, что статья, по которой обвинялся государственный чиновник такого высокого уровня, в любой момент могла бы быть переквалифицирована в другую, более жесткую статью УК РФ, а именно "хищение средств в особо крупных размерах". До этого, впрочем, так и не дошло. Как, кстати, и до суда.

Финансовую деятельность Эвенкийского автономного округа тогда начала проверять контрольно-ревизионная комиссия Минфина России, обнаружившая факты злоупотреблений, по которым уже в феврале года Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело. С тех пор специально созданная следственная группа занималась проверкой всех коммерческих структур, каким-либо образом связанных с Эвенкией и действующих в Москве, Красноярске и Туре. А после проведенных обысков в красноярском представительстве Эвенкии и на квартирах некоторых ее руководителей, в деле появился первый обвиняемый, вице-губернатор округа Иван Бахтин. Как стало известно FLB из заслуживающих доверие источников, правоохранительными органами тогда было установлено следующее.

Еще в 1997-м году из федерального бюджета в адрес Эвенкии было выделено 42 миллиарда неденоминированных рублей для закупки топлива и горюче-смазочных материалов. Это и есть так называемый "северный завоз". Эти деньги власти Эвенкии должны были перевести за поставку горючего в Тюмень, на счета нефтяной компании "Сибнефть". Однако вместо этого средства оказались на счету московской фирмы "Вельво-холдинг", которая прежде никогда не занималась поставками горючего куда бы то ни было. Более того, в договоре, заключенном между руководством округа и москвичами (а от имени северян подпись на документе ставил именно Иван Бахтин, первый зам "любителя мехов" Александра Боковикова), не был указаны не только сроки поставки, но даже элементарные обязательства сторон при невыполнении условий договора. В результате этой аферы 42 миллиарда, ставшие в прошлом году в связи с деноминацией сорока двумя миллионами рублей, попросту пропали. Этим-то любопытным фактом и заинтересовалась тремя годами позже прилетевшая на Север контрольно-ревизионная комиссия Минфина, а в конце концов и региональное управление по борьбе с организованной преступностью Красноярского края. Что было дальше? Не торопите события, итог которых гораздо интереснее их самих. Заметим только, что Иван Бахтин так и не был арестован, и пойдем дальше.

Месяц спустя следственной бригадой ФСБ при сотрудничестве Минфина России против Бахтина возбуждается уже второе уголовное дело с аналогичной формулировкой. На этот раз речь идет о хищении четырех с половиной миллионов рублей, дополнительно выделенных уже правительством Владимира Путина на организацию северного завоза в нынешнем, 1999-м году. ФСБ уже установило каналы, по которым приходящие на Крайний Север деньги стремительно уходили в карманы расхитителей. Так, первое звено этой цепи хищений представляло собой фиктивный договор, который от имени северян заключил Бахтин с красноярским краевым внебюджетным фондом "Правопорядок", подчиняющимся, во-первых местным "силовикам", а во-вторых, красноярскому губернатору Александру Лебедю. Сам договор был составлен якобы для погашения кредиторской задолженности Эвенкии перед фондом за 1997-й год. Направление туда денег уже являлось нецелевым использованием, однако на этом госчиновник не остановился.

В тот же день, когда средства ушли в фонд, был составлен и подписан еще один договор, теперь уже с красноярской фирмой "Анкей" о поставке нефтепродуктов и завозе их на Север. Фирма вскоре отправила фонду письмо с просьбой перечислить на ее счет все 4,5 миллиона, которые Эвенкия якобы ошибочно перечислила в "Правопорядок" и которые нужно было вернуть для закупки ГСМ. Как предположили эксперты Минфина, такая схема увода средств из-под контроля фискальных органов была сделана для того, чтобы как можно больше запутать уже намечавшееся следствие по этому поводу. Кое-кому попросту хотелось направить его по ложному пути.

Сами же деньги, придя в Красноярск, вскоре оказались на счетах общества с ограниченной ответственностью "Артекс" из Омска, занимающейся посредничеством при торговле нефтепродуктами с местного нефтеперерабатывющего завода. Чуть позже все коммерческие участники этой аферы растворились вместе с деньгами в небытие. В итоге красноярский Крайний Север остался и без топлива, и без денег. Началось расследование.

Самым любопытным во всей этой истории остается пока то, что ни сам Иван Бахтин с целым дуплетом уголовных дел, ни губернатор Эвенкии Александр Боковиков, который, как предполагается, знал о всех финансовых махинациях с федеральными деньгами, до сих пор находятся на своих рабочих местах и выполняют служебные обязанности. Впрочем, что касается Боковикова, то его по-прежнему спасает иммунитет члена Совета Федерации, хотя он и вызывался уже несколько раз для допросов, о результатах которых в ФСБ пока предпочитают молчать. И сначала даже казалось, что вот его первому заму-то, видимо, придется несладко: Бахтину было предъявлено обвинение, и он стал проходить через сито допросов и протоколов. Но... Наручники на кистях государственного чиновника так и не щелкнули. Почему?

Этот вопрос до сих пор остается без ответа. Дела прикрыты либо настолько хорошо замаскированы МВД и ФСБ, что об их результатах не знает никто. А северный завоз, как известно, государству Российскому нужно проводить каждый год. Без перерывов.

BONY "кормился" от северного завоза

Впрочем, справедливости ради надо сказать, что один успех в деле препятствования многомиллионным хищениям средств на Крайнем Севере русские сыщики в прошлом году все-таки отпраздновали. Прошлой осенью в Словении сотрудниками Интерпола был арестован бывший заместитель мэра Норильска Виктор Акатов. Он обвиняется в том, что еще в 1998-м году перевел на свой личный счет в печально знаменитом "Бэнк оф Нью-Йорк" полтора миллиона долларов, предназначенных для закупки продуктов и поставки их в школы заполярного города. Мошенник вернулся в Красноярский край, но уже в качестве обвиняемого. Почти год Акатов находился в международном розыске, и вот усилия сыщиков увенчались успехом. FLB стали известны подробности этой аферы, как и то, что с тех пор о "деле Акатова" никто ничего не слышал. Неужели снова помогли "сильные покровители"?...

Сам Виктор Акатов является, как он сам заявил на первых допросах в Словении, московским бизнесменом. Это действительно так - у Акатова московская прописка, однако каким образом он несколько лет назад получил огромную власть и доступ к большим деньгам на Крайнем Севере, сказать никто так и не смог. Даже находящийся в тюрьме бывший мэр Норильска Василий Ткачев, летом 1999-го осужденный за взяточничество на семь с половиной лет лишения свободы. Тем не менее, правоохранительным органам известно, что именно Ткачев сделал все, чтобы в 1997-м году в Норильске появился Виктор Акатов, получив протекцию мэра и его помощь.

Вскоре, в начале 1997-го года при администрации Норильска было создано муниципальное учреждение под названием "Межрегиональная организация снабжения и сбыта", директором которой стал москвич Акатов, после чего Ткачев назначил его своим заместителем. Получив такие огромные властные полномочия, Акатов стал действовать. Бизнесмен, ставший чиновником, заключил договор с начальником управления образования Норильска о том, что предприятие Акатова поставит в школы заполярного города продукты питания на довольно крупную сумму денег. Разумеется, за это нужно платить - и начальник управления образования отдал Акатову вексель Норильского горно-металлургического комбината в счет оплаты поставок на сумму 9 с половиной миллионов рублей.

Далее довольно-таки стандартная преступная схема отмывания денег развернулась следующим образом. Вексель был направлен Акатовым в один из московских банков, где обналичился, после чего деньги уже с банковского счета перечислялись в равных долях на счета двух столичных фирм якобы в качестве оплаты за продукты питания. Видимо, это было сделано для того, что возможному будущему следствию было как можно более проблематичнее искать эти средства. Из этих фирм вся сумма затем собирается вновь под "одно крыло" - на счет некоего московского АО "Висконт", где уже с рублевого счета деньги конвертируются в доллары и переводятся на валютный счет. Последний отрезок пути похищенные средства проходят по маршруту "Висконт" -- Лондонский банк - "Бэнк оф Нью-Йорк", на личный счет господина Акатова. Вся операция по переводу средств за рубеж в размере полтора миллиона долларов заняла всего 3 недели.

Кстати, по словам Алексея Калугина, и.о. начальника следственного управления УВД Красноярского края, расследующего это дело, как только средства ушли из Норильска в Москву, Виктор Акатов больше на Севере не появлялся. Вскоре он уехал и из страны. Само же уголовное дело было возбуждено лишь в ноябре 1998-го года, когда выяснилось, что ни продуктов, ни денег не будет.

И вот теперь бывший заместитель мэра Норильска переехал из Европы на скамью подсудимых в Сибирь, где ему грозит тюремный срок до 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества. Что же касается возвращения в Россию похищенных средств, то этот вопрос до сих пор находится в стадии проработки Интерполом во взаимодействии с банковскими структурами США и российской Генеральной прокуратурой. Об окончании этого переговорного процесса так и не объявлено. Как и о начале публичных судебных слушаний по делу Акатова.

Российские миллиарды шли в Америку из тундры

То же самое касается и продолжающегося в Красноярске суда над депутатом красноярского городского Совета, бизнесменом и известным спортсменом-альпинистом Сергеем Баякиным, который уже год находится в краевом следственном изоляторе и обвиняется в хищении бюджетных средств, предназначенных для покупки и завоза на Крайний Север топлива и продуктов питания на общую сумму несколько миллионов рублей. Кстати, это дело не вышло бы за рамки обычного судебного разбирательства регионального масштаба, если бы накануне начала суда шокирующее всех заявление не сделал начальник следственной бригады МВД РФ, работающей в крае более полутора лет, Валерий Гизатулин. Он, заявил, что помимо уже предъявленного Баякину обвинения, красноярский политик подозревается также в групповом хищении шесть лет назад 30-ти миллиардов неденоминированных бюджетных рублей, после чего эти деньги были переведены в "Бэнк оф Нью-Йорк" задолго до всемирного с ним скандала, где благополучно исчезли. Как предполагает следствие, в 1994-м году Норильский горно-металлургический комбинат в счет долгов в региональный бюджет передал краю 10 тысяч 800 тонн меди, которые при посредничестве существовавшей тогда фирмы Баякина "Промтехника" были проданы за рубеж. Однако не все из полученных от этой сделки 24-х миллионов долларов были возвращены государству и перечислены в бюджет. По словам Гизатулина, около 30-ти миллиардов рублей тогда были конвертированы из долларов в рубли, потому попали в латвийский "Парекс-банк", где были конвертированы в доллары и пришли в BONY. Следствие по этому делу продолжается, существуют и соответствующие документы, так что Валерий Гизатулин не исключил, что вскоре Сергею Баякину будет предъявлено новое, дополнительное обвинение.

Вместе с тем адвокат Баякина Екатерина Дюжева назвала слова "силовика" "полным бредом", заметив, что таким образом идет нагнетание общественного мнения против ее клиента накануне суда. Народный избранник по-прежнему находится в Красноярском следственном изоляторе номер 1, и по словам адвоката, может и не дожить до вынесения приговора - дают знать о себе условия содержания и серьезные проблемы со здоровьем в связи с полученной полгода назад черепно-мозговой травмой.

Зима. Эвенки негодуют

Прошедшую зиму, длящуюся здесь около полугода, этот российский регион перенес с большим трудом. Судите сами. Уже в ноябре властями Эвенкийского автономного округа было принято решение ввести на всей территории этого субъекта Федерации режим чрезвычайной ситуации, связанной с острейшим дефицитом топлива. Тогда, по данным Восточно-Сибирского регионального центра МЧС, горючего для работающих в столице округа Туре двух котельных оставалось на два дня бесперебойной работы. И это при том, что столбик термометра здесь стоял около пятидесятиградусной отметки. Кроме того, в Туре было полностью разморожено два многоквартирных дома, в которых проживает в общей сложности более пятидесяти человек. Решался вопрос об эвакуации пациентов местной городской больницы, были закрыты и детские сады.

О грозящей катастрофе с началом холодов в Эвенкии говорили еще минувшим летом, когда группа депутатов Законодательного собрания округа (там он называется Суглан) предлагала рассмотреть вопрос о вводе в регионе прямого президентского правления, поскольку из-за нерасторопности местной администрации, которая не смогла вовремя оплатить топливо, был фактически сорван его завоз. Из необходимых на зиму 30-ти тысяч тонн горючего, в Туру было доставлено чуть более 9-ти тысяч тонн. Тогда это предложение повисло в воздухе, и теперь Эвенкия была вынуждена завозить горючее уже самолетами, получая по воздуху по 60 тонн в сутки. Впрочем, положения это не спасло, что и вынудило руководство округа заявить о введении "чрезвычайки", который тогда правительство России вполне справедливо расценило как призыв о помощи.

И помощь пришла. Пришла в лице российского МЧС, которая вскоре стала по сути главной властью в Эвенкии, хотя, по словам начальника управления ГО и ЧС Эвенкии Владимира Транько, из-за нехватки нефтепродуктов для местных котельных здесь всерьез обсуждался вопрос о срочной эвакуации всего пятитысячного населения Туры. Судите сами. В самом городе при температуре минус 47 градусов по Цельсию две недели практически не работало паровое отопление в домах и не хватало электроэнергии. Кроме того, как посчитали представители МЧС, пытающиеся силами министерства спасти положение, руководство Эвенкийского автономного округа фактически расписалось в своем полном бессилии. По неофициальным данным, губернатор округа Александр Боковиков передал все свои властные полномочия по исправлению ситуации представителям МЧС России, а сам, сказавшись больным, долгое время даже не появляется на ежедневных оперативных совещаниях, призванных скоординировать работу всех оперативных служб. Тем временем, по данным FLB, администрация Эвенкии предлагала замерзающим по вине властей жителям Туры покупать у тех же властей за "живые" деньги дрова - по 2000 рублей за машину. Комментарии, как говорится, излишни.

В конце концов, когда ситуацию удалось немного нормализовать, да тут еще весна подоспела, лопнуло терпение у руководства МЧС. В марте этого года находящийся в Красноярске с рабочим визитом министр МЧС Сергей Шойгу провел заседание межведомственной комиссии, на котором были подведены итоги подготовки Красноярского края к предстоящей зиме уже нового, 2000-го года. На совещании было отмечено, что самая критическая ситуация сложилась в Эвенкии и на Таймыре, где ощущается острая нехватка продовольствия и топлива. Было решено организовать в эти регионы экстренные поставки продуктов питания и горючего по воздуху, для чего министр распорядился выделить по линии МЧС дополнительные авиационные силы. Кроме того, Шойгу заявил, что о начале по инициативе его ведомства проверки сотрудниками ФСБ административных органов Эвенкии и Таймыра. Как заявил сам Шойгу, его очень интересует, куда ушли те многомиллионные средства, которые были выделены этим регионам Крайнего Севера на так называемый "северный завоз", положение по которому в конце концов вновь вынуждено исправлять подконтрольное ему министерство. Снова остановимся и заметим: о результатах этой проверки широкой общественности пока неизвестно ничего.

Замерзшее послесловие

В неутешительном итоге приходится констатировать, что Крайний Север по-прежнему крайний. Во всем. Закончившийся в марте рабочий визит вице-премьера правительства России Шойгу в Красноярский край и Хакасию, посвященный проблемам северного завоза картины не улучшил, хотя для недопущения паники среди населения туману нагнал порядочно. На первый взгляд, все вроде бы прошло благополучно: вице-премьер говорил, что всем доволен, что все вопросы с завозом решаются успешно и что чрезвычайной ситуации, которая имела место здесь быть в прошлом году, не повторится. Вторило ему и руководство Красноярского края. Как заявил заместитель губернатора Владимир Овчинников, для решения всех вопросов по северному завозу региону при поддержке Шойгу выделена специальная целевая ссуда Минфина в 145 миллионов рублей.

Однако организовавшуюся идиллию министр-"спасатель", сам того не ведая, разрушил перед отлетом в Хакасию. На вопрос журналистов о том, удалось ли стабилизировать ситуацию в крае с северным завозом, Шойгу ответил следующее: "Да, но это стабилизация в нашем понятии, а в общечеловеческом это относительная стабилизация, потому что я бы не хотел, чтобы подобная "стабилизация" когда-то повторилась" (конец цитаты). И такой ответ министра был вполне понятен специалистам Госкомсевера, отвечающим за северный завоз. Дело в том, что ситуация в этой сфере государственного регулирования экономики по-прежнему можно назвать бардаком, причем по целому ряду как экономических, так и политических моментов. Ясно здесь становится одно: никому ничего не ясно. Вот лишь краткий анализ существующего положения.

Во-первых, именно северный завоз стал в прошлом году отправной точкой непростых взаимоотношений властей Красноярского края и Эвенкии, конституционно входящей в его состав, а фактически живущей самостоятельно. Александр Лебедь неоднократно заявлял, что хотел бы максимально подчинить себе Эвенкию с ее дотационным бюджетом, взяв на себя заодно и проблемы северного завоза. Эвенкийский же губернатор Александр Боковиков противился этому как мог, а в итоге пострадало местное население, накануне сорокоградусных морозов оставшееся без топлива и продовольствия. Все усилия лидеров двух регионов свелись к выяснению отношений, а не к помощи людям, и именно МЧС пришлось брать на себя все ответственность по исправлению чрезвычайной ситуации на Крайнем Севере, доставляя горючее в размороженные дома эвенкийцев самолетами. Распри эти до сих пор не закончены.

Во-вторых, в этом регионе в последние годы как никогда сильно проявилось воровство бюджетных денег, выделенных Белым домом на северный завоз. Эвенкия ежегодно получает от федерального Центра на эти цели по 700 миллионов рублей, в этом году Москва даже выделила ей 140 миллионов дополнительно, а вот куда уходят эти деньги, непонятно. Напомним данные о наиболее громких хищениях средств, предназначенных на северный завоз: 1997-й год - пропало 42 миллиарда неденоминированных рублей, 1999-й - 4 с половиной миллиона рублей. Что же произойдет в этом году, не знает пока никто, хотя теперь деньги направляются через казначейство, все госзакупки продукции проходят через тендеры Госкомсевера РФ, а их поставки осуществляются по гарантированной оплате Минфина. Надежная ли это страховка от злоупотреблений и чрезвычайных ситуаций в регионе, покажет только будущая зима.

Вторая проблема российского северного завоза - проблема экономическая. В трех словах она выглядит так. Эвенкия должна обеспечивающему завоз Енисейскому речному пароходству за прошлые два года 50 миллионов рублей, и сейчас речники отнюдь не горят желанием снова работать в долг, прекрасно понимая, что нынешняя целевая ссуда Минфина всей проблемы все равно не решит. По крайней мере, на будущие года, поскольку Шойгу вроде бы удалось договориться о бесперебойных рейсах по Енисею во время навигации-2000. Речники же, дважды за последние годы финансово погоревшие на северном завозе и вообще ставящие под сомнение дальнейшее сотрудничество с Крайним Севером из-за неясной федеральной политики с северным завозом, со скрипом, но согласились помочь.

И, наконец, в-третьих, государство в этом секторе экономики активно теснят более расторопные в вопросах коммерции частные конкуренты. Например, сейчас в Красноярском крае вовсю обсуждается идея создания в будущем году совместного предприятия Енисейского речного пароходства с Норильским горно-металлургическим комбинатом ( уже упоминавшееся нами РАО "Норильский никель" -- FLB) по перевозке грузов на север. Это СП, если оно будет создано, сильно подкосит политические позиции властей края, "борющихся за интересы северян" самостоятельно и наживающих на этом неплохой политический капитал. Лебедь пока осторожно относится к созданию союза северных металлургов и речников, опасаясь, что со временем "его" пароходство (26 процентов акций которого принадлежит государству - FLB) вместе со всем флотом куда-нибудь "уплывет". А тут в борьбу за обладание северным завозом с целью превращения этого мероприятия в высокодоходное вступил еще и "Лукойл", уже купивший на корню Мурманское пароходство со всеми ледоколами, 13 процентов акций Енисейского речного пароходства и недавно предложивший Таймыру и Эвенкии свои условия перевозки грузов по северным морям. Те пока отказались, но кто знает, как будет дальше?

Одним словом, северный завоз в этом году вновь под большим вопросом с точки зрения и нормальности его прохождения, а также реального и высокоэффективного участия в нем российского государства.

P.S. Буквально накануне майских праздников представители Эвенкийского автономного округа и Енисейского речного пароходства заявили в Красноярске о том, что северный завоз по доставке ГСМ, угля и продуктов питания в районы Крайнего Севера в наступившем году вновь находится под угрозой срыва. Так, по прогнозам синоптиков, речная навигация, например, в Ванавару (район Подкаменной Тунгуски) и Байкит будет возможна всего в течение ближайших 4-10 дней. Реки в этих местах бывают открыты для судоходства лишь в это время, когда растаявший снег и лед поднимает уровень воды в них до уровня, необходимого для безопасного прохода по ним барж пароходства. Это означает, что суда, чтобы успеть, должны выйти из Красноярска уже 8 мая, не позже.

Между тем, из положенных к перевозке в эти места на Севере 10-ти тысяч тонн одних только горюче-смазочных материалов на красноярские нефтебазы поставлено всего 2,5 тысячи тонн. Кроме того, до сих пор в Красноярском речном порту нет ни одной положенной для навигации тонны сухогрузов.

Представители Эвенкийского автономного округа винят в этом федеральное финансирование. Так, по словам, заместителя губернатора Эвенкии Ивана Сафронова, в 1999-м году правительство РФ приняло решение о выделении денег на северный завоз 26-го апреля, а первые деньги вышли из федерального российского казначейства 15-го мая. Первые же платежи своим партнерам Эвенкия сделала 26-го мая, в результате чего, как считает Сафронов, произошел срыв северного завоза.

В этом году ситуация иная, деньги Минфин уже выделил, но тем не менее, положение с северным завозом будет вновь очень напряженным. Таким образом, ни официальная Эвенкия, ни руководство Енисейского речного пароходства не могут поручиться за успешые результаты навигации-2000.