Дело Hermitage Capital умерло в тюрьме

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В СИЗО скончался юрист Магнитский, обвиняемый в содействии Уильяму Браудеру в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::18.11.2009

Дело Hermitage Capital умерло в тюрьме

Александр Жеглов, Владислав Трифонов

Вчера стало известно о том, что в СИЗО скончался управляющий партнер аудиторской компании Firestone Duncan 37-летний Сергей Магнитский, обвиняемый в содействии в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере Уильяму Браудеру — главе инвестиционного фонда Hermitage Capital (до недавнего времени он являлся одним из крупнейших зарубежных инвестфондов на российском рынке). Защита господина Магнитского обвиняет в его смерти силовиков, которые оказывали на него давление с целью получения показаний на господина Браудера. После гибели юриста добиться ареста за границей господина Браудера будет уже невозможно. Очевидно, что данная история скажется и на экстрадиции обвиняемых из других стран в Россию.

Как рассказал "Ъ" адвокат Сергея Магнитского Дмитрий Харитонов, его подзащитный скончался в девять часов вечера 16 ноября в больнице СИЗО "Матросская Тишина", куда он был доставлен из Бутырской тюрьмы с жалобами на острую боль в области живота. "Предварительная причина смерти — панкреонекроз, который вызвал острый токсикологический шок",— сообщил адвокат.

Панкреонекроз — клинический вариант острого панкреатита, характеризующийся кровоизлияниями в ткань поджелудочной железы, которая частично или полностью некротизируется, приводит к летальному исходу.

Впрочем, руководитель пресс-службы следственного комитета при МВД России Ирина Дудукина, подтвердив дату и место смерти известного юриста, сообщила, что, по предварительным данным, он умер от острой сердечно-сосудистой недостаточности. В любом случае, точная причина смерти будет установлена по результатам вскрытия.

"Независимо от медицинского диагноза, у меня нет сомнений в том, что смерть Сергея была вызвана абсолютным безразличием к судьбе тяжело больного человека, который неоднократно просил о помощи",— отметил господин Харитонов. Адвокат рассказал, в результате обследования в тюремной больнице "Матросской Тишины" (своей больницы в Бутырке нет) ему был поставлен диагноз "панкреатит и холецистит", при этом была выдана рекомендация о повторном УЗИ-обследовании брюшной полости через месяц и постоянном медицинском наблюдении. Но, по словам адвоката, несмотря на медицинские рекомендации, его подзащитного внезапно вернули в Бутырскую тюрьму, поместив в общую камеру с "ужасными условиями содержания". Адвокат Харитонов утверждает, что его подзащитный подал несколько десятков жалоб, но в квалифицированной медицинской помощи ему было отказано. Так, например, в одной из жалоб, направленных в сентябре начальнику Бутырской тюрьмы, господин Магнитский утверждал, что его вместо доставки к следователю практически целый день продержали в камере сборного отделения, не давая горячего питания и воды, а назначенное ему медицинское обследование и лечение не проводятся. "По поводу планового оперативного лечения мне сказали, что я могу им заняться, когда выйду на свободу",— отмечал Сергей Магнитский.

["Газета", origindate::18.11.2009: "44-страничное письмо Магнитского об условиях содержания в Бутырском СИЗО" — врезка К.Ру]

По словам адвоката, у его подзащитного сложилось мнение, что "его просто пытались сломать, чтобы получить нужные следствию показания". По данным "Ъ", речь шла о показаниях на Уильяма Браудера. "Но Сергей был не робкого десятка. К тому же он юрист и к закону подходил очень щепетильно. Поэтому на каждое нарушение своих прав он подавал новую жалобу. К сожалению, ему это не помогло. После каждой новой жалобы его условия содержания только ухудшались",— отметил адвокат Харитонов. Такого же мнения придерживается и глава Firestone Duncan Джеймисон Файерстоун: "Отказ в медицинской помощи и условия, в которых содержался Сергей Магнитский, это была пытка с целью выбить из него нужные показания. Он не сломался. Мы не должны молчать, иначе подобное может произойти с каждым из нас".

Официальный представитель ФСИН Валерий Зайцев заявил "Ъ", что по факту смерти господина Магнитского в его ведомстве проводится проверка. О доследственной проверке сообщили и в следственном комитете при МВД России. При этом представитель следствия Ирина Дудукина заявила, что в уголовном деле "не было ни одной жалобы от Магнитского на состояние здоровья".

Расследование уголовного дела, по которому проходил господин Магнитский, как уже сообщал "Ъ", было закончено в октябре текущего года. Юристу, арестованному 24 ноября 2008 года, в окончательной редакции было предъявлено обвинение в "уклонении от уплаты налогов с организации в особо крупном размере" (ст. 199 ч. 2 УК РФ; предусматривает заключение на срок до шести лет).

По версии следствия, используя фиктивные договоры с инвалидами, он разработал схемы по уменьшению налогов ООО "Дальняя степь" и "Сатурн инвестментс", зарегистрированных в Элисте. Гендиректором данных ООО выступал Уильям Браудер, а сами компании использовались им, по версии следствия, для скупки акций "Газпрома". Ущерб от деятельности господина Магнитского, как посчитало следствие, превысил 500 млн руб. Дело господина Браудера было выделено в отдельное производство, поскольку он находится за границей и объявлен в розыск. В свою очередь, господин Магнитский до последнего времени знакомился с материалами дела. В минувший понедельник суд в очередной раз продлил ему срок содержания под стражей. Следствие рассчитывало, что, добившись обвинительного приговора для господина Магнитского, оно может использовать материалы его дела для международного розыска Уильяма Браудера или заочного суда над ним в России. Теперь эти планы окончательно провалились — дело Сергея Магнитского в связи с его смертью будет прекращено, а арест в другой стране господина Браудера с последующей выдачей его России вряд ли возможен, учитывая, что его партнер не вынес заключения во время предварительного следствия. Очевидно, что данная история скажется и на экстрадиции других обвиняемых в Россию. Тем более что условия содержания в российских тюрьмах и так зачастую служили основанием в отказе в их выдаче.

"Я глубоко потрясен смертью Сергея Магнитского,— заявил вчера господин Браудер.— Все, кто сталкивался с Сергеем, знали его как великолепного юриста, достойного человека и хорошего отца (у него двое маленьких детей.— "Ъ"). Он был известен как высокопрофессиональный и уважаемый юрист... Его взгляды и жизненная позиция не будут забыты".