Делягина не понимают

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::21.06.2007, Фото: waaf.ru

Делягина не понимают

"Левый экономист" решил, что лето начинается не то раньше, не то позже календарных дат

Светлана Погудина

Converted 24386.jpg

С наступлением поры летних отпусков большинство деятелей отечественной политической сцены, вместе со всеми прочими россиянами, снижают свою активность, готовясь к каникулам. У кого-то это проявляется в большей степени, у кого-то в меньшей, - но в целом правило действует. Хотя, как показывает практика, не всегда.

Так, «экономист» Михаил Делягин решил, похоже, что лето начинается не то раньше, не то позже календарных дат – и развил бурную активность аккурат в первой половине июня. При том, что весной (особенно ближе к ее концу) слышно его было, мягко говоря, куда реже. Что, по большому счету, и неудивительно: достижения «экономиста» за предыдущий период оказались столь удручающими, что уход в тень определенно имел смысл.

В само деле, еще в конце прошлого года Делягин пытался (прямо скажем, с переменным успехом) сотрудничать и с либералами, и с правыми националистами. Однако сидеть на двух стульях не вполне удобно, и особых успехов Михаил Геннадьевич не достиг ни там, не там. То его движения в адрес «другороссов» приводят к конфликту с «Родиной», то, наоборот, заигрывания с КРО/«Великой Россией» отдаляют от Каспарова-Лимонова сотоварищи.

Вот и приходилось Делягину в последние месяцы делать ходы, прямо скажем, нетривиальные. Сначала – выход книг Ходорковского под его «научным редакторством». «Уже неплохо»; медийный отклик оказался столь сильным, что на презентацию в рамках книжной выставки наш экономист являться попросту отказался, стыдливо сославшись на «пошатнувшееся здоровье». Далее – неприличный скандал вокруг памятника в Химках, где первую скрипку в распространении ложной информации играл именно контролируемый Делягиным интернет-сайт Forum.msk.ru. Эта история, напомним, тоже закончилась вполне бесславно: многочисленные расследования показали, что главред Баранов сотоварищи попросту соврамши.

А в середине мая Делягин внезапно оказался в центре еще одной провокации – причем на сей раз даже не совсем понятно против кого направлявшейся. Речь идет о выдвижении на место «единого оппозиционного кандидата» экс-банкира, а ныне председателя совета директоров все того же ЮКОСа Виктора Геращенко. На камерном мероприятии, устроенном скандально известным политтехнологом Станиславом Белковским, Михаил Геннадьевич, вроде бы, даже высказывал удивление самовыдвижением «Геракла» - но в дальнейшем активно его поддержал. Тем самым, кстати, окончательно подорвав свои позиции среди другороссов, которые в результате всей этой комбинации приблизились к состоянию натурального раскола. Да и коммунисты, дружбой с которыми также дорожит «левый экономист», едва ли в восторге от произошедшего. Кстати, нельзя исключать, что Делягина, в данном случае, и вовсе использовали «втемную»: особых бонусов из ситуации вынести ему не удалось, а имиджу был нанесен дополнительный ущерб.

Теперь, после паузы, Делягин, судя по всему, решил себя (уже в который раз!) вновь позиционировать как ученого. Так сказать, если уж с политикой не получается… Но тоже не сказать, чтобы очень успешно. Так, очередной круглый стол в ИА «Росбалт» (там нашего экономиста пока привечают) под его председательством был посвящен теме политкорректности – и тоже получился не особо удачным.

Бурная полемика без заключительного консенсуса – явление вполне естественное для политических дебатов. Но никак не для научной дискуссии. А тут получилось так, что о каком-либо консенсусе и говорить не приходилось, а в целом впечатление было такое, что присутствующие просто говорят на разных языках. За что, понятное дело, не в последнюю очередь они должны благодарить именно организатора мероприятия. Который, похоже, и сам осознал расклад, мрачно подытожив итоги диспута в обращении к собравшимся журналистов: «Я бы хотел, чтобы в прессу пошло то, что люди поняли». Кого подразумевал Делягин под «людьми» - не вполне ясно, но журналисты расходились с чувством некоторого недоумения. Если пользвоаться предложенной терминологией, «люди не поняли».