Делo о "китайско-чекистской контрабанде" и показания на генералов Генпрокуратуры

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Делo о "китайско-чекистской контрабанде" и показания на генералов Генпрокуратуры

Ведомство Чайки не поддержало ходатайство об аресте следователя СКП, обвиняемого в вымогательстве

Оригинал этого материала
© "Московский комсомолец", origindate::31.03.2009, На следователя напала контрабанда. Громкое дело развалено в СКП: того, кто его вел, хотят посадить

Александр Хинштейн

Несмотря на кадровые чистки и реорганизации, Следственный комитет прокуратуры (СКП) не разжимает стальной хватки. Вчера на утверждение в Генпрокуратуру должно было быть отправлено обвинительное заключение по делу бывшего следователя СКП Вадима Багатурия. Сам Багатурия все обвинения отрицает и называет их политическими.

Вадим Багатурия, старший следователь Перовской прокуратуры Москвы, входил в состав следственной группы по громкому делу о “китайско-чекистской контрабанде”. Дело это было одним из самых масштабных в прежней Генпрокуратуре, оно касалось беспрецедентного по размаху канала поставки китайской контрабанды через Дальний Восток, вскрытого в 2005 году.

Преступную группу, по версии следствия, [page_21292.htm возглавляли член Совета Федерации от Приморья Игорь Иванов и депутат краевого парламента Геннадий Лысак], а прикрывали десятки коррумпированных сотрудников спецслужб — МВД, ФСБ, ФТС, в том числе — в генеральских погонах. В состав ОПГ входило как минимум 40 человек, 12 из которых были арестованы. (Оба главаря — и Иванов, и Лысак — скрылись сразу после возбуждения дела.)

Только документально удалось установить, что за три года “работы” контрабандисты ввезли не менее 10 тысяч тонн товара. Большинство вагонов, набитых китайским ширпотребом, приходили на подмосковный склад управления материально-технического обеспечения (УМТО) ФСБ, где дальнейшие следы их терялись.

Впрочем, сразу после создания СКП дело это из резонансного мгновенно превратилось в малозначительное и даже политически вредное; для расследовавшего его “важняка” Виктора Наседкина, например, места в новом ведомстве не нашлось (теперь он служит в Генпрокуратуре). Не нужны оказались и все, кто входил в состав следственной бригады; прикомандированных с территорий следователей отправили назад, сотрудников центрального аппарата срочно перебросили на новые участки.

Не стоит особо гадать, в чем причина столь резкой смены ориентиров; разумеется, в близости главы СКП Александра Бастрыкина с начальниками попавших под подозрение генералов. Именно поэтому скандальное дело моментально начали спускать на тормозах.

Абсолютное большинство арестованных (10 из 12) выпущены теперь на волю. Лидеры ОПГ — и сенатор Иванов, и краевой депутат Лысак — сняты с розыска. Само дело разбито на несколько новых. Заменены все сотрудники, занимавшиеся его оперативным сопровождением.

Впрочем, руководству СКП было недостаточно лишь развалить дело; требовалось еще и дискредитировать тех, кто его расследовал; а судьи, дескать, кто?!

Методика эта взята на вооружение в СКП.

Впервые эту методику в СКП применили, арестовав группы офицеров наркоконтроля во главе с генералом Бульбовым, которые занимались оперативным сопровождением и китайско-чекистского, и другого, не менее громкого дела “Трех китов”. (Бульбова с подчиненными задержали менее чем через месяц после создания следственного комитета.)

Затем настал черед следователя Владимира Лоскутова, которого на “Три кита” ставил еще лично Путин. Лоскутова сослали на родину, в Ленинградскую область, предупредив на прощание, что чрезмерная откровенность может стоить ему свободы. (Словно по мановению волшебной палочки тут же появилось заявление одного из обвиняемых, будто Лоскутов сознательно тормозил расследование дела и скрыл полученные показания о новых преступлениях.)

Одновременно обыск дома был проведен и у члена лоскутовской бригады, прикомандированного следователя ФСКН Сергея Коротоякского. (В рапорте на имя генпрокурора он напишет потом, что коллег “интересовали прежде всего документы и материалы, касающиеся расследования уголовного дела 18/377522-06”.)

По иронии судьбы всеми этими действиями руководил тогдашний начальник ГСУ СКП Дмитрий Довгий; но стоило ему после увольнения выступить с обвинениями в адрес Бастрыкина, как угодил он в ту же, выкопанную им для других яму; Довгий мгновенно был обвинен во взяточничестве, арестован. Суд над ним начнется через 2 недели.

Аналогичная судьба постигла и следователя Вадима Багатурия. В составе бригады по китайскому делу занимался он конкретным эпизодом, милицейским сопровождением контрабанды. Проходили по нему командир роты ДПС Восточного округа столицы Сергей Богородицкий (впоследствии его осудят к 7,5 года строгого режима), а также адвокаты гаишника — мать и сын Терещенко.

Адвокаты обвинялись в фальсификации доказательств; они якобы пытались подкупить других участников дела, дабы те изменили показания и выгородили Богородицкого. Но после создания СКП дело против Терещенко прекратили за “деятельным раскаянием”. Следователь же Багатурия из обвинителя сам превратился в обвиняемого.

Накануне прекращения дела Людмила Терещенко “неожиданно” вспомнила, что Багатурия прямо в камере вымогал у нее 250 тысяч долларов. За это следователь обещал выпустить их с сыном на свободу и вообще “порешать” все вопросы.
Одного этого, не подкрепленного никакими доказательствами заявления оказалось вполне достаточно, чтобы возбудить против Багатурия уголовное дело и уволить из СКП.

Точнее, не так. Формально — да, дело возбудили в отношении Багатурия. Фактически же — против всей следственной бригады; кто поверит теперь прокурорским рассказам о борьбе с коррупцией. Да и само контрабандное дело куда легче будет свести на нет.

В беседе со мной Вадим Багатурия заявил, что после задержания (в октябре 2008-го его взяли под стражу) ему предлагалось дать показания на своих недавних руководителей.

— Мне прямо сказали: напиши, что взятку ты вымогал по приказу Наседкина и Иванова (Сергей Иванов возглавлял следственное управление Генпрокуратуры до создания СКП. — А.Х.). Тогда из обвиняемых переведем тебя в свидетели и прямо сегодня отпустим.

К слову говоря, это еще один, ставший уже фирменным в СКП прием — любой ценой выбить показания против неугодных и политически чуждых. (И Наседкин, и Иванов служат теперь в Генпрокуратуре на генеральских должностях; понятно, что удар против них — это удар против всей системы и лично Юрия Чайки.)

Точно так же у фигурантов по делу Сторчака требовали показания на Кудрина и вице-премьера Иванова; у обвиняемых по делу краснодарских контрабандистов — на начальника путинской охраны генерала Золотова; у Бульбова и его подчиненных — на Виктора Черкесова. Все, как в старые добрые времена НКВД.

…Разумеется, Багатурия показания на своих генералов давать не стал; а через двое суток, к вящему неудовольствию бывших коллег, был отпущен. Суд отказался его арестовывать, сочтя недостаточность доказательств.

Теперь Багатурия ожидает новое испытание. Предварительное следствие по делу завершено. Сейчас все зависит от позиции Генпрокуратуры; если утвердит она обвинительное заключение, бывший следователь предстанет перед судом (понятно, Басманным). Если нет — у него еще есть шанс на спасение.

Впрочем, учитывая, что Генпрокуратура ранее официально возражала против прекращения дела адвокатов Терещенко и не поддерживала ходатайство СКП об аресте Багатурия, будущее его выглядит куда более оптимистичным, нежели будущее Следственного комитета.