Деньги КПСС

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Деньги КПСС Продолжаем публикацию серии статей о ходе расследования уголовного дела о злоупотреблениях с финансами партии. Сегодняшний рассказ - о работе специальной оперативной группы МВД России в составе следственной бригады прокуратуры.

""Управление делами ЦК КПСС. 2 июля 1986 года № 22-08-1238. Начальнику Шереметьевской таможни тов. Наумову В. Н.

Прошу Вас пропустить через госграницу 30 (тридцать) мест груза, опломбированных пломбами с оттиском 53, общим весом 630,0 кг в сопровождении тов. Овчинникова П. Е., имеющего дипломатический паспорт ДК № 067054. 
Зав. сектором П. Безушко". 
Писем такого содержания на сегодняшний день известно уже немало. Только в следственной группе по делу о финансах КПСС их накопилось уже несколько десятков. Посылали их на таможню со Старой площади в Москве вплоть до прошлого лета. И контейнеры с неведомым грузом, принадлежащим управлению делами ЦК, без особых проблем покидали пределы СССР. Несмотря на то, что цековской сопроводиловки было вполне достаточно, неведомые отправители страховались. Дополняли их звонками из КГБ СССР, строго предупреждавшими: содержимым партийных контейнеров интересоваться не рекомендуется. Конспирация была на столь высоком уровне, что и по сей день можно только догадываться, что именно столь скрытно переправлялось за рубеж. В оперативной группе следственной бригады, не исключают: таким образом из страны могли вывозить золото, драгоценные металлы. 
Проверить это сегодня довольно сложно. Ведь даже тех, кто вез криминальный груз, найти нелегко. Обычно это были люди с вымышленными именами и с фальшивыми паспортами. Благо, с поддельными документами у ПАРТИЙНЫХ гонцов проблем никогда не возникало. В недрах ДК КПСС на всю катушку работало целое подразделение так называемой "парттехники" (в просторечии "партийное КГБ") под руководством некоего Осинцева. Его не ведомое никому, кроме узкого круга особо доверенных чиновников, "хозяйство" было оснащено по последнему слову техники. Здесь без труда изготовлялись паспорта и удостоверения личности всех стран, воспроизводились любые печати, подписи, визовые отметки. Тут же трудились мастера высшей квалификации по гриму, парикам, накладным усам и бородам. Когда поступал приказ кого-то "экипировать" применительно к условиям определенной страны, то в кратчайший срок заказчика оснащали не только полным комплектом документов - кончая справкой налогового инспектора и проездным билетом (причем все подписи и печати брались с реальных образцов), но даже шнурки на ботинках и нижнее белье оказывались произведенными в месте предстоящей командировки. Готовили здесь для особых деликатных миссий и образцы "родных", советских документов... 
Так что, кроме легального канала отправки драгоценных металлов за рубеж, с которым и сегодня немало неясного, мог существовать и подпольный путь, который еще надо точно очертить. Тут, как говорится, возможны варианты. Как выяснилось, к призеру, во время проверки Гохрана СССР. Тогда оперативная группа неожиданно обнаружила хищения алмазов, правда, с партийными махинациями никак не связанные. При ином "раскладе" похититель алмазов, не "подымись волна", скорее всего, так и остался бы неразоблаченным. 
Не все то золото, что блестит - Вы знаете, когда все только начиналось и мы имели лишь газетные публикации да неразобранные архивы ЦК,- рассказывает руководитель оперативной группы, заместитель начальника Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД России В. Дмитриев, - мы реагировали на каждый телефонный звонок. Набирает кто-нибудь наш номер и говорит: "Вот в таком-то коммерческом предприятии есть партийные деньги", а потом быстренько трубку кладет. Мы скорее туда. Золота КПСС - нет, а нарушений всяких "нарыли" массу. А звонили часто сами предприниматели - они конкурентов так пытались прижимать. Нашими руками... Хотя и в самом бывшем партийном хозяйстве .мы нашли немало любопытного и подсудного, естественно, тоже. 
Возьмем самоопределившееся ателье, например, а проще, комбинат бытового обслуживания ЦК КПСС. Наши сотрудники поехали туда налегке, думали, небольшая мастерская. А там - многоэтажное здание (балансовая стоимость-20 миллионов рублей в старых ценах), 500 рабочих, цехи, демонстрационные залы, свое подразделение охраны. Они там и милицию, похоже, в глаза никогда не видели. Посмотрели на наши удостоверения, удивились и стали сразу в КГБ звонить. Наверное, было что скрывать: первоклассные мастера, великолепное сырье - здесь полностью обшивалась вся верхушка ЦК КПСС и компартий республик. И цены были самые подходящие. В последнее время пара мужской обуви из натуральной кожи стоила здесь от 125 до 300 рублей, а роскошные норковые шубы "партийные жены" покупали себе не дороже, чем за десять тысяч. Естественно, что это образцовое предприятие было убыточным и получало миллионные дотации. Потом ЦК упразднили, а о мастерской как-то забыли. Тут и начались свои дела, ведь по старым заявкам по-прежнему поступало сырье, да тут еще незаконная аренда помещений, взятки. Пришлось наводить порядок... 
Другой раз прошла информация, что 10 миллиардов партийных денег находятся у одного дельца. Она оказалась ложной, зато сам предприниматель, попавший в наше поле зрения, как выяснилось,- мошенник международного масштаба, с которым хотели бы поквитаться во многих странах... 
Подобных историй сыщики-оперативники из группы Дмитриева могут вспомнить множество, а вот об удачах пока предпочитают молчать. Когда речь идет о миллионных аферах да о преступлениях высокопоставленных чиновников, считают: излишняя словоохотливость может дорого стоить. 
Сегодня в группе 28 человек (число это колеблется в зависимости от ситуации от 20 до 45). Сам Дмитриев начинал работать еще с российскими прокурорами по делу ГКЧП. Оттуда же привел в новую следственную группу по делу о финансах партии некоторых своих коллег. Позже пришли новые сотрудники из Екатеринбурга, Новгорода, Санкт-Петербурга, Воронежа, Москвы. Замены стараются делать редко. Как правило, только после детальной отработки определенной версии, когда уже нет необходимости в оперативной деятельности, и материалы передаются следователю. 
Есть, правда, направления в расследовании, где замен не бывает. Там действительно государственные тайны, и риск случайной утечки информации стараются всеми возможными способами свести к минимуму. В том числе и всячески ограничивая число посвященных в щекотливые проблемы. 
- "Шпигель-ТВ", сумевший купить секреты по делу ГКЧП, у нас не пройдет,-убежден Дмитриев, - та история многому нас научила. 
Вообще у оперативников, по нашим наблюдениям, различная специализация. Есть "копуны" - мастера допросов, "агентурщики" - виртуозы вербовки и работы с агентами, "топтуны" - специалисты по слежке и наблюдению. 
Спрашиваем у Дмитриева: кому отдаете предпочтение? Секрет, отвечает он. И просит вообще эту тему не поднимать. 
В группе Дмитриева предпочтение отдают "головам" - сотрудникам бывших отделов по борьбе с хищениями социалистической собственности - все-таки дело ближе к кражам из государственной казны, чем грубой уголовщине. 
Еще вопрос: какие оперативные приемы используют сыщики по делу о финансах партии? Все дозволенные законом, отвечает Дмитриев. 
А информация, которую удается добывать с помощью этих приемов, приводит в изумление даже бывалых сыщиков. 
- Мы раньше, конечно, предполагали, что в партийных верхах возможны злоупотребления,- рассказывали они нам,- но чтобы до такой степени... 
Нехорошая квартира Вообще история перемещений партийных денег накануне краха КПСС содержит немало животрепещущих эпизодов. Скажем, такой, рассказанный нам подполковником милиции Олегом Карнауховым из Главного управления по экономическим преступлениям. 
Управление делами ЦК выделило 700 миллионов рублей Всеармейскому партийному комитету. Там ими распорядились "по нуждающимся". Один лишь пример из десятков похожих. 30 миллионов военно-партийных рублей под беспроцентную ссуду на пять лет передали фирме "Сарк", названной так по имени своего создателя Саркисова. Из этих денег "Сарк" выдал кредит в пять миллионов малому предприятию "Марина". Очень душевный жест, если учесть, что "Марина" - имя жены Саркисова, а руководит малый предприятием его близкий родственник, и прописаны они в одной квартире. Деньгами распорядились с умом. Купили на них машины "Мерседес-бенц", "Понтиак", "Джип" и катер ценой в полмиллиона. Но деятельность семейной артели на этом не прекратилась. Еще три миллиона "Сарк" ссудил кооперативной фирме "Акция", руководимой братом Саркисова, срочно купившим тоже катер. А еще 700 тысяч "отстегнули" малому предприятию "Таис", управляемому неведомым Петровым, но с юридическим адресом все в той же квартире, что и "Сарк", и "Марина", и "Акция". 
Остаток в 20 миллионов по договору перечислили под 50 процентов от прибыли на пять лет в кооператив "Интердекор", возглавляемый Хурошвили. Самое интересное, что если "Интердекор" действительно выполнит все свои обязательства перед "Сарком" и рассчитается сполна, то семья Саркисовых спокойно сможет возвратить всю свою военно-партийную беспроцентную ссуду, оставив себе в виде подарка за находчивость (а скорее всего, за "вхожесть" во Всеармейский парткомитет) как с неба упавшую импортную автомобильную и водоплавающую технику. 
На общем фоне того, что творилось с партийным наследством, этот случай, впрочем, довольно простой. Сыщики, идя по следу денег КПСС, находят аферы и гораздо более масштабные и запутанные, когда тем, кому посчастливилось хотя бы на время завладеть малой толикой финансов партии, сколотили себе целые состояния. 
На допрос - на "Мерседесе" Как-то оперативная группа получила сообщение, что совместное советско-французское предприятие "АС" проворачивало операции с партийными деньгами. И, действительно, оказалось, что управление делами ЦК КПСС перечислило на счет Молдавской компартии 24 миллиона рублей. У борцов за светлое будущее человечества из Кишинева они не залежались, а перешли в руки "асовцев". 
Пора было пускать миллионы в дело. И тут появился представитель итальянской фирмы "Сипа" Филипп Туровер. По некоторым данным, сын переводчика Сталина и Брежнева. Бывший гражданин СССР, ныне - Испании. Как считается, друг уже известного Осинцева - начальника подразделения "криминальной" парттехники международного отдела ЦК. От имени "Сипы" Туровер заключает договор с "АС" на поставку оборудования для кирпичных заводов с оплатой в валюте. Счет, на который по документам переводится миллион долларов, оказывается в конечном счете личным счетом итальянского представителя во "Внешэкономбанке". 
Доллары для Туровера в "АС" получили просто. Взяли кредит в "Инкомбанке" в 21 миллион рублей, купили на них миллион долларов у объединения "Тулачермет" через вышестоящее всесоюзное объединение "Новоэкспорт" и перевели его на счет, указанный лихим бизнесменом. А тут и 24 партийно-молдавских миллиона подоспели. С их помощью совместное предприятие вернуло кредит с процентами да еще перевело два с половиной миллиона на счет малого предприятия "Мост", руководимого неким Гомельским-по совместительству... генеральным директором СП "АС". 
Долларами распорядились быстро: часть Туровер из "Внешэкономбанка" перевел на другой счет в Цюрихе, что-то получил наличными. Две тысячи перепали Осинцеву и еще кое-что-неведомому Агапову. Оборудования для кирпичных заводов никто так и не увидел. Руководитель же "АС" и "Моста" Гомельский от греха подальше выкинул уж совсем лихой трюк. Вначале позвонил подчиненным и попросил забрать его автомобиль из международного аэропорта "Шереметьево-2", а наследующий день уже из США предложил осиротевшим предприятиям поискать себе другого директора. 
Попытка же оперативников выяснить, откуда ЦК взял 24 миллиона, презентованных коммунистам Молдовы, выявила уж совсем запредельную картину. Как оказалось, в свое время некая Академия об нечеловеческих ценностей перевела в управление делами ЦК КПСС 74 миллиона рублей от торговли туалетной водой, полученной от турецкой фирмы "Юзальд тежеред". Деньги, как объяснялось, должны были пойти в помощь пострадавшим от чернобыльской аварии. Но документы по их распределению подписаны опять почему-то все тем же Филиппом Туровером. "Распечатка" ЦК, составленная представителем итальянской фирмы, предусматривала оплату роскошной дачи в Серебряном бору для самого Туровера, его апартаментов в гостинице "Октябрьская", передачу 24 миллионов компартии Молдовы и прочие столь же полезные расходы. Не забыли, правда, и о пострадавших от чернобыльской аварии- им из всей огромной по тем временам суммы достался всего один миллион. Что еще может таиться за этой партийной операцией-пока одному Богу известно. Но один из ее авторов, Филипп Туровер, чувствует себя вполне спокойно, последовать примеру Гомельского не спешит и приезжает на допросы на "Мерседесе"... 
Но и сыщики не сдаются, идут по следу... "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации