Деньги Махлая не пахнут

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Деньги Махлая Не Пахнут»)
Перейти к: навигация, поиск


Обвиняемый в мошенничестве владелец химической корпорации "Тольяттиазот" Владимир Махлай поставил предприятие на грань экологической катастрофы

Что мы знаем об аммиаке? Да, собственно, ничего не знаем. Ну, разве — что запах у него, у этого аммиака, очень неприятный. Но это знает каждый школьник. Промышленник скорее всего скажет вам иначе: аммиак — сырье для азотных удобрений, в первую очередь — селитры. И уж совсем другое определение даст бизнесмен, специализирующийся на “большой химии”: аммиак — это деньги. Очень большие деньги.

Правда, есть и еще одна характеристика, довольно неожиданная — юридическая. Она, эта характеристика, возникла с уголовным делом, которое связано с крупнейшим производителем аммиака — химической корпорацией “Тольяттиазот”. У этого дела, как считают следователи прокуратуры, крайне неприятный запах. А еще имеются ядовитые выхлопы, которыми всерьез обеспокоены специалисты МЧС.

Химическая корпорация “Тольяттиазот” (ТоАЗ) — крупнейший в мире производитель аммиака. Доля ТоАЗа на мировом рынке около 8%. Общий объем производства минеральных удобрений — более 380 тысяч тонн в год. В 2004 году корпорация выручила 413 миллионов долларов, чистая прибыль составила 62 миллиона. С точки зрения экспертов, стоимость ТоАЗа может достигать 1 миллиарда 200 миллионов долларов. Почти 90% акций “Тольяттиазота” контролируется президентом корпорации г-ном Владимиром Махлаем.

Президенту Махлаю можно позавидовать. Еще бы: промышленный гигант мирового уровня — практически целиком у него в руках! Но… “Но”, конечно же, имеется. Дело в том, что г-н Махлай, а также управляющий корпорацией Александр Макаров — фигуранты сразу нескольких уголовных дел. Что за уголовные дела? Да в общем-то обычные для российского бизнеса: уклонение от уплаты налогов, мошенничество в особо крупных размерах и, понятное дело, отмывание средств, добытых преступным путем.

В мае нынешнего года на имя Генерального прокурора РФ был направлен депутатский запрос. Не будем раскрывать имени этого депутата, потому что главное здесь — не в нем, а в сути. А суть такова, цитирую:

“Экологические службы обеспокоены чередой событий, происходящих на ОАО ТоАЗ и подконтрольном ему ОАО “Трансаммиак” в последние десять лет. Продажа продукции за рубеж по заниженным ценам, незаконная приватизация, отсутствие должного управления предприятиями, относящимися к объектам повышенной опасности”.

Депутат, обратившийся с запросом к Генпрокурору, радел не напрасно: правоохранительные органы предъявили обвинение Махлаю и Макарову. Но что значит — предъявить обвинение? Это значит пригласить вышеупомянутых господ к следователям, зачитать им, как в американских фильмах, их права и вручить соответствующие бумаги. Господ пригласили, но оба они к следователям так и не явились. Пришлось объявить их в розыск. Доверенные лица этих господ заявили: Махлай и Макаров отнюдь не скрываются. Просто так получилось, что первый — на лечении, а второй — на обучении. Дескать, Махлаю сделана операция, причем в Швейцарии, где он нынче поправляет свое здоровье. А Макаров повышает квалификацию, и тоже не где придется, а в Лондоне. Но вот точные адреса доверенным лицам были не известны.

А жаль. Господа Махлай и Макаров могли бы многое рассказать следователям.

В 1995 году из акционерного общества ТоАЗ выделилась самостоятельная структура — АО “Трансаммиак”. 51% акций нового предприятия были переданы ТоАЗу, а осенью 1996 года государство выставило оставшийся у него в управлении пакет на конкурсную продажу. Приобрела акции компания “ТАФКО”. Компания эта не простая, а, как пишут следователи, “дружественная” г-ну Махлаю. А уже в следующем, 1997 году Махлай выкупил у “ТАФКО” акции. В документах следствия сказано, что выкупил он их “без каких-либо условий по выполнению инвестобязательств”, “нарушив положение о приватизации”.

Если перевести мудреные и вязкие юридические формулировки на понятный язык цифр, получим такую вот загогулину: ущерб государству, нанесенный этой схемой покупки акций, составил 3 миллиарда 200 миллионов неденоминированных рублей. Согласно версии следствия, г-н Махлай, фактический владелец ТоАЗа, получил контроль над компанией “Трансаммиак” незаконно. Государство лишилось контрольного пакета акций предприятия, стоимость которого, по самым приблизительным оценкам, — 70 миллионов долларов.

Особый интерес — у следствия, у экологов и у сотрудников МЧС — вызвало следующее обстоятельство. После получения “Трансаммиака”, занимающегося, между прочим, транспортировкой крайне опасного ядовитого сырья, инвестиции, предназначенные для ремонта и безопасности трубопровода, перекачивающего аммиак, были остановлены. Впрочем, к этой опасной теме мы еще вернемся.

Дальнейшие события вокруг ТоАЗа оказались куда как интереснее. После многочисленных проверок и обысков, проведенных на территории концерна МВД и прокуратурой, выяснилось: нарушения в ходе приватизации — только верхушка айсберга.

По каким ценам предприятие продает свою продукцию? Дело, в общем-то, известное: по минимальным. Всегда ли предприятие продает свою продукцию непосредственно покупателю? Конечно, нет. Любой руководитель скажет вам, что оптимальный вариант — найти посредника, который не будет морочить голову отделу сбыта мелкими заказами, а купить сразу все, оптом.

Правда, есть тут одна составляющая, этакое своеобразное русское ноу-хау. Подобную схему описывали десятки раз, ею восхищались предприниматели, но возмущались налоговики. Схема простая и виртуозная. Руководитель предприятия-продавца сам учреждает фирму-посредника. Этому посреднику продукция продается по базовой цене, а дальше — уже по мировым ценам. Зачем нужна эта схема? Да все просто: прибыль оседает на счетах посредников. Ее не нужно вкладывать в развитие предприятия или на то, чтобы повышать зарплату рабочим. Вообще все в этой схеме очень удобно. Сам себе продал задешево (предприятие в убытке, но это так, мелочи), а потом опять продал — но уже задорого.

Именно эта схема была с успехом внедрена на ТоАЗе.

В 2001—2003 годах управляющий корпорацией Александр Макаров заключил договор с некоей компанией “Nitrochem Distribution AG”. Именно эта фирма стала исключительным продавцом продукции ТоАЗ на мировом рынке. Компания, как вы видите, со сложным названием и английскими буквами. Но, как оказалось, она была подконтрольна все тому же г-ну Махлаю. Потому-то “Nitrochem Distribution AG” покупает у ТоАЗа аммиак со скидкой 20%. Но зато продает, как полагается, по мировым ценам.

По данным следствия, в результате этой схемы доход ТоАЗа был занижен на 1 миллиард 200 миллионов рублей. Это, в свою очередь, означало, что завод недоплатил государственному бюджету 280 миллионов 375 тысяч рублей налогов.

Таким образом, в руках у г-на Махлая оказалось практически все: завод-производитель (ТоАЗ), предприятие-транспортировщик (“Трансаммиак”) и продавец-посредник (“Nitrochem Distribution AG”).

Неплохая прибавка к пенсии.

Трубопровод по перекачке аммиака тянется от Тольятти до Одессы. Он представляет собой уникальное инженерное сооружение, не имеющее аналогов и потому требующее особого, повышенного внимания. Длина “трубы” — 2417 километров. Она проходит по Самарской, Саратовской, Воронежской, Тамбовской и Белгородской областям. Построен трубопровод четверть века назад. В любую минуту он может прорваться — из-за колоссальной изношенности. Вот цитата из заключения государственной комиссии:

“Последствия при попадании аммиака в почву, поступления в атмосферу, воздействие на природную среду могут выразиться в возможном замерзании близлежащих участков почвы, вероятной гибели на этих участках растительности, животных, людей”.

Это значит, что в перспективе, причем в очень недалекой, мы вполне можем получить еще один Чернобыль. Только — химический. Особенно если учесть, что руководителей компании в стране нет и финансирование ремонта аммиачной “трубы” под вопросом.

По поручению Президента Российской Федерации были проведены многократные проверки, после чего Минимущество подало иск в судебные инстанции, которые, в свою очередь, признали приватизационную сделку с акциями ТоАЗа и “Трансаммиака” недействительными. Теперь дело о “разгосударствлении” важнейшего предприятия химической области стало уголовным. И тогда в Тольятти начались акции в защиту господ Махлая и Макарова. Рабочие становились в пикеты, а тамошние депутаты писали в своих многочисленных запросах о “действиях следствия, схожих с практикой рейдерских захватов”.

Нынче это очень модное слово — “рейдер”. Им удобно прикрываться. Любую проверку, самую что ни на есть объективную, можно списать на очередной “захват” стратегического объекта. Что же касается рабочих, то их можно понять. “Тольяттиазот” — головное предприятие города. Это рабочие места, регулярная (пусть и мизерная) зарплата и хоть какая-то доля социальных гарантий. Однако похоже, что коллективом завода кто-то манипулирует, причем очень умело. За громкими воплями о “налете рейдеров” чувствуется рука опытного кукловода.

Что же дальше? Если суд все же сможет доказать вину нынешних владельцев завода, собственником ТоАЗа вновь станет государство. С точки зрения профессионалов, это был бы лучший вариант. Потому что пока еще есть возможность остановить сползание в нищету богатейшего предприятия и предотвратить экологическую катастрофу.

Господ Махлая и Макарова будущее ТоАЗа, понятное дело, беспокоит, видимо, не слишком. В Швейцарии и Англии уютно, а денег на безбедную жизнь у них достаточно.

Марк Дейч

Оригинал материала

«Московский комсомолец» от origindate::24.06.06