Деньги в урнах

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Деньги в урнах

Оригинал этого материала
© "Русский курьер", origindate::12.02.2007

Ценовая политика. Стоимость депутатского мандата достигла рекордной цифры - 7 млн. у.е.

Александр Наджаров

Converted 23383.jpgВ многочисленных PR-кампаниях радостно потирают руки: в марте открываются сразу две предвыборные политкампании, сулящие немалые объёмы "чёрного нала" - депутатская и президентская

В 1996 году тогдашний управляющий делами президента Пал Палыч Бородин с нескрываемой гордостью отмечал, что ему удалось собрать на перевыборы Ельцина целых 9 с половиной миллиардов долларов. Борис Николаевич тогда, если помните, выиграл, хотя до начала "бородинского сражения" имел абсолютно микроскопический рейтинг в 4,2 процента. Но, несмотря на 4 инфаркта и проклятую российскую болезнь, дело было сделано.

В 2003 году 23 российские политические партии потратили на выборы гораздо меньше Ельцина - 350 миллионов долларов. Но и этого хватило многим. В самом деле, своя рубашка, как говорится, ближе к телу. Кстати, строительство "тела" одной только "Единой России" обошлось родной стране примерно в 200 миллионов долларов.

Сколько стоит Дума

В общей сложности нынешняя Госдума стоила нам с вами приблизительно полмиллиарда долларов. Приблизительно потому, что никто не знает, на сколько тайные избирательные фонды превышают реальные. По закону кандидат в депутаты не может потратить на избрание себя, любимого, больше 6 миллионов рублей (250 000 у.е.) На самом деле к февралю нынешнего года стоимость депутатского места поднялась до семи миллионов долларов.

Аналитики теряются в догадках: как можно "отбить" подобные суммы всего за четыре года депутатских полномочий? Единственным объяснением подобного явления, по-видимому, можно считать только депутатскую неприкосновенность для уголовного преследования. В том числе за убийства и хищения в особо крупных размерах. Но если это так, то придется признать, что значительная часть депутатского корпуса состоит из крупных уголовников.

Хорошо еще, что стараниями администрации и Минюста партий, претендующих на думское представительство, стало в этом году вдвое меньше. Есть мнение, что именно для этого в администрации президента был придуман пресловутый 7-процентный барьер.

С уменьшением числа партий-претендентов общий размер взяток только увеличился. По сведениям Агентства прикладной и региональной политики, расходы на проведение избирательной кампании уже возросли на 10-20 процентов. "Процесс" стал гораздо более управляемым, и с легендарной коробкой из-под "ксерокса" в декабре 2007 года уже вряд ли кто попадется.

Чемпионы по "освоению"

Тайная управляемость выборами во многом основана на превышении партийных предвыборных фондов. Средств "гуляет" как минимум в три раза больше. При этом подлинным чемпионом по "освоению" шальных денег по праву считается "Единая Россия". Характерен главный оправдательный аргумент партии российских бюрократов. Огромные нелегальные расходы они теперь объясняют необходимостью борьбы с конкурентами из "Справедливой России". (Интересно, на каком основании "единороссы" нарушали закон раньше?) "Справедливщики" же требуют и тратят деньги на основании якобы поставленной президентом задачи утвердиться на политическом поле в качестве еще одной ведущей партии.

Ни те, ни другие и не подумали спросить у электората, одобряет ли он повальное "освоение" денег, которые могли бы пойти на совсем другие цели.

Деньги в урнах

Теперь о том, куда идут эти миллионы и миллиарды. Здесь тоже нет особого секрета - на фальсификацию результатов выборов, куда же еще? По закону подобные утверждения надо доказывать. Но какие еще нужны доказательства, когда в Перми на выборах в местное законодательное собрание победил крайне непопулярный Союз правых сил? По предварительным подсчетам, никаких шансов на победу у него и в помине не было.

Кто не верит, может прочесть крайне популярную в условиях надвигающихся выборов книжку двух специалистов-политтехнологов под скромным производственным названием "Методы фальсификации выборов". Между прочим, с подобной литературой можно ознакомиться в рамках серии изданий, выходящих под общим названием "О выборах - без дураков". Надо полагать, что дураки оплачивают труд тех, кто глупостей не делает.

Вот лишь несколько примеров из этого учебного пособия. Итак, идут выборы. И вот часов эдак в 7-8 вечера утомленных членов избирательной комиссии и наблюдателей приглашают к столу, расположенному, естественно, в отдельном помещении. Обычно угощение щедрое, а водка, как говорится, льется рекой. И вот в разгар застолья кто-нибудь из членов комиссии (чаще всего секретарь) отходит в сторонку и незаметно из рукава кофты вбрасывает в урны необходимое количество "правильных" бюллетеней.

Норма обмана

Покойный генерал Лебедь, который в 1996 году чуть не обыграл Ельцина, с понятным интересом относился к технологиям фальсификаций. Так вот он утверждал, что "международный стандарт фальсификаций и подтасовок составляет около 5% голосов. Потом ему объяснили, что в России эта цифра, как правило, превышает 10%. Процент вероятной фальсификации получается путем механического сложения числа досрочно проголосовавших и сделавших это на дому, а также на закрытых участках (к примеру, в воинских частях). Сюда же прибавляется 2-4 % от числа проголосовавших, представляющих собой "мертвые души". С учетом того, что конкуренты не могут оставаться "в нулях", пару процентов принято "честно" вычитать из полученных результатов. Эти результаты, как правило, составляют в конце концов 12-15 % голосов в нужную пользу. Их обычно достаточно для победы.

Бесконечный контроль

А как же, спросите вы, международные наблюдатели и иностранные журналисты? На основании примерно 20 результативно проведенных избирательных кампаний авторы пособия по фальсификации выборов утверждают: многие группы этих людей успешно сотрудничают с избиркомами и получают от них вспомоществование. Кстати, в России уже прошел процесс смены неугодных председателей избиркомов. К этому времени "устрашающий" фактор зарубежности тоже сошел на нет, поскольку три четверти международных наблюдателей оказались местными журналистами, зависимыми от власти и бизнеса во всех отношениях.

Управляемыми оказались и проверки. Ведь проводятся они всегда по профессионально подготовленным документам "независимых" избирательных комиссий.

Что же касается возможности понести уголовное наказание за фальсификацию результатов выборов, то за последние 16 лет в российском Центризбиркоме не смогли припомнить хотя бы одного случая уголовного или хотя бы административного преследования. В то же время, к примеру, в Уманском районе и Кировоградской области Украины преступники "схлопотали" от 3 до 5 лет реального срока. В России же ничего не произошло даже тогда, когда директор муниципального предприятия лично простоял все выборы возле избирательной урны и требовал от всех своих работников "предъявлять ему бюллетень для утверждения". В местном избиркоме этого просто не заметили.

Существует еще немало других способов небескорыстной фальсификации результатов выборов. Но стоит ли их перечислять, если и так понятно: человека, ставшего депутатом российского парламента без использования грязных избирательных технологий, необходимо охранять, как ценный музейный экспонат. Если, конечно, такой экспонат удастся найти.

Всего этого власть добилась в ходе создания системы управляемой демократии. Но не слишком ли недемократичным оказался результат?

Цена вопроса

Мелкая партия без гарантии преодоления 7-процентного барьера тратит на партаппарат - $100 тыс./мес.; содержание региональных организаций - $30 тыс./мес.; расходы на партмероприятия - $50-100 тыс./мес.; стоимость избирательной кампании - от $2 млн.; цена места в первой тройке равна расходам на всю партию, покупатель и возглавляет тройку.

Проходная партия (с гарантией преодоления 7-процентного барьера): расходы на партаппарат - $300-500 тыс./мес.; содержание региональных организаций - $200-400 тыс./мес.; расходы на партмероприятия - $100-200 тыс./мес.; стоимость избирательной кампании - от $25 млн.; цена места в списке - $0,5-2 млн.; цена места в первой тройке может достигать десятков миллионов долларов.

Крупная партия: на партаппарат - $1-3 млн./мес.; содержание региональных организаций - $1-2 млн./мес.; расходы на партмероприятия - $0,5-2 млн.; стоимость избирательной кампании - $20-250 млн.; цена места в списке - $3-5 млн; цена места в первой тройке не продается.