Деньги партии: миллиарды обнаружены, но следствие, похоже, в тупике

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Деньги партии: миллиарды обнаружены, но следствие, похоже, в тупике

"Для того чтобы возбудить уголовное дело, необходимо иметь повод и основания. Что касается повода, то таковым в деле о финансах партии, скорее всего, стал личный архив управляющего делали ЦК КПСС Николая Кручины, покончившего жизнь самоубийством через несколько дней после подавления августовского путча. Во время обыска в его квартире обнаружили документы, проливавшие свет на засекреченную коммерческую деятельность КПСС. В досье Кручины хранились свидетельства о том, что в ленинской партии существовал институт "доверенных лиц", руководящих коммерческими структурами. Они обязаны были перечислять прибыли на счета парторганизаций, отчитываться о своей деятельности перед Управлением делами ЦК КПСС.

Бумаги Кручины передали следственной бригаде по делу ГКЧП. Туда же стали стекаться другие партийные документы, изъятые у руководителей путча дома и в служебных кабинетах, обнаруженные в некогда секретных архивах. Вскоре финансовая деятельность партии не умещалась уже в тесных рамках дела гекачепистов ни по объему, ни по способам доказывания, ни по квалификации. Материалов вполне хватало, чтобы говорить о самостоятельном следствии, о новых основаниях для продолжения уголовного дела. По крайней мере со стороны функционеров и должностных, лиц КПСС вполне просматривались незаконное контрабандное перемещение валютных ценностей через государственную границу (ст. 78 УК РСФСР), нарушение правил о валютных операциях (ст. 88) и умышленное использование своего служебного положения в корыстных целях, что вызвало тяжкие последствия для государственных и общественных интересов (ст. 170 часть 2). 
По этим статьям кодекса 10 октября 1991 года дело о финансовых злоупотреблениях партии и было выделено из материалов расследования о ГКЧП в отдельное производство. А занялась новым уголовным делом особая следственная группа под руководством старшего прокурора следственного управления Прокуратуры России Сергея Аристова. Оперативную работу поручили организовать начальнику подотдела по борьбе с коррупцией в органах государственной власти и управлением МВД Российской Федерации Владимиру Дмитриеву. Выделили шесть основных направлений расследования: определение собственно партийных (не государственных) финансов, инвентаризация недвижимости партии, установление объема вложений партийных средств в рыночную экономку, правомерности вывоза валютных средств за границу, наличие партийных вкладов и личных счетов партийных функционеров в иностранных банках. 
Ювелирный завод имени КПСС Самым простым оказалась инвентаризация. И хотя следователям вместе с экспертами пришлось перелопатить тысячи томов служебной переписки ЦК КПСС с Совмином, Госбанком, КГБ и другими государственными органами, проверить сотни сделок о купле-продаже, аренде, передаче в собственность на предмет их законности, в этом вопросе сегодня относительная ясность. К моменту прекращения своей деятельности партия владела 4.228 административными зданиям, 131 общественно-политическим центром, 16 институтами общественно-политических исследований, 112 партийными архивами, 41 учебным заведением, 134 гостиницами, 54 филиалами домов-музеев и квартирами Ленина, 145 автобазами, 840 гаражами, 23 санаториями и домами отдыха... Кроме того, у нее были 206 так называемых "других объектов", куда входили специальные базы промышленных и продовольственных товаров, секций магазинов, различные производства. 
Оказалось даже: партии принадлежал небольшой афинажный завод, где изготовлялись золотые кольца, украшения из драгоценных металлов. Всего же недвижимость КПСС сегодня оценивается в 2 миллиарда 462 миллиона 990 тысяч рублей. Но реальной стоимости цифры эти не отражают. Ведь балансовая цена многих зданий не изменялась с 40 - 50-х годов. 
Интересно, что после прекращения деятельности КПСС многое из ее имущества начало "самоопределяться", как, например, пошивочное ателье Управления делами ЦК КПСС. В суматохе околопартийных дел о нем как-то забыли, и постепенно ателье вместе с запасами дорогого сырья, оборудованием, помещениями и мастерами стало жить само по себе. И неизвестно, кому бы оно досталось, если бы не следователи. 
Не представляло особых сложностей разобраться и с вложениями партийных средств в рыночную экономику. Уже установлен список партийных коммерческих предприятий не только в Москве, но и в других местах России: их более шестисот, общий объем вложений - 7,5 миллиарда рублей. Перечислим лишь некоторые из них: малое предприятие "Галактик" (создавалось пои участии офицеров КГБ) - 300 миллионов рублей, экспериментальное объединение "Логос" - 40 миллионов... 
Относительная ясность и с коммерческими банками, где лежит около трех миллиардов партийных денег. Их (банков) более десятка: "Автобанк" - один миллиард рублей, Банк профсоюзов - 500 миллионов. "Токобанк" - 150, Молодежный коммерческий банк - 150, "Уникомбанк" - 500 миллионов... 
Осталось распорядиться средствами КПСС, выявленными следствием. Но это уже не входит в задачи бригады Сергея Аристова. Обеспечить передачу партийных средств в собственность государства Президентом России поручено правительству. 
Сложнее оказалось с разделением партийных и государственных денег. Как ни бьется следствие, решить этот вопрос пока не удается. Причина тут одна: КПСС Была составной частью государственных структур управления. Или, как горько заметил один из следователей, Советское государство за 70 лет строительства коммунизма было незаметно и ловко превращено в механизм обеспечения партийных интересов. 
- Даже если мы начнем расследование с 1917 года,- признался Сергей Аристов, - то и тогда отделить партийные деньги от государственных в полной мере вряд ли удастся. 
Похоже, в тупик заходят и другие направления следствия. Например, о финансировании КПСС международного коммунистического движения. Сначала дело шло довольно быстро, документы, что называется, оказались под рукой - в архивах КПСС. 
Друзьям, с пролетарским приветом С 1981 года финансовая помощь оказывалась 93 партиям и движениям всех континентов: 23 - в Европе, 31 - в обеих Америках, 16 - в Азии ,27 - в Африке и коммунистам Австралии. Были свои "любимчики". На первом месте коммунисты-французы-24 миллиона долларов за последние десять лет, потом США -21,25 миллиона, Финляндки - 16,6, Португалии - 9,5, Чили - 6, Израиля - 6,5, Ливана - 5,2, Индии - 5,1... Часто в одной и той же стране на довольствии КПСС оказывалось сразу несколько политических организаций. К примеру, в Чили деньги распределялись между коммунистической, рабоче-крестьянской, социалистической и радикальной партиями. Случалось, помощь оказывалась совсем уж неведомым формированиям. Так, однажды по решению политбюро тридцать тысяч долларов пожертвовали "федаинам иранского народа". Кто это такие, и для чего компартия Советского Союза вдруг вздумала их поддержать - можно только догадываться. 
Чтобы обеспечить безбедное существование "борцов за идею" за рубежом, был создан специальный международный фонд. Формально он существовал на взносы партий Восточной Европы: КПСС, СЕПГ (ГДР), ВСРП (Венгрия), коммунистов Чехословакии и Болгарии. Правда, участие в фонде наших товарищей по социалистическому лагерю было минимальным, их совместных усилий еле-еле хватало примерно на два с половиной миллиона долларов в год. Зато КПСС действовала с размахом: ее ежегодный вклад в общую партийную копилку составлял от пятнадцати с половиной до двадцати двух миллионов. Деньги эти по решению политбюро не мудрствуя лукаво изымались из Госбанка СССР и передавались на хранение во Внешэкономбанк, где существовал особый счет, так называемый "депозит номер один". 
А дальше предводителя особо любимых на Старой площади движений и партий присылали в ЦК трогательные письма такого примерно содержания: "Дорогие друзья! Наша партия испытывает большие финансовые затруднения, и мы просим вас выделить..." Затем просьба обосновывалась. Иногда аргументы приводили довольно неожиданные. 
Генеральный секретарь компартии США Гэсс Холл: "Ввиду беспрецедентной возможности добиться поворота в развитии политических событий прошу рассмотреть..." 
Генеральный секретарь компартии Сальвадора: "Возросли наши расходы в связи с увеличением численности наших вооруженных сил, закупок обмундирования, продуктов питания, медикаментов для партизанских отрядов". 
Представитель коммунистов Ирака: "Возникают трудности у партии в связи с созданием и расширением вооруженных отрядов". 
Руководители СВАПО в Намибии: "Наша партия могла действовать в последние годы благодаря помощи КПСС". 
Пожалуй, откровенней всех в своих просьбах оказались коммунисты Израиля, которые написали просто, что деньги им нужны. поскольку: "Платить нашим партийным функционерам зарплату ниже трех тысяч долларов в месяц просто негуманно". И в конце с пролетарским приветом указывались нужная сумма и вид валюты, в которой ее хотелось бы получить. В международном отделе ЦК "дорогие друзья" сводили все слезные письма и запросы вместе, а на их основе готовили проект сметы - кому сколько дать. И выносили смету на рассмотрение политбюро. Причем документ этот, как особо деликатный, рассматривался своеобразно - на аппаратном жаргоне "пускался вкруговую": его носили по кабинетам членов ПБ тайно, и каждый, в одиночестве, должен был написать свое мнение: за или против. Впрочем, за последние пятнадцать лет несогласных не находилось. 
Оставалось переправить деньги адресатам. Делалось это просто: роли были заранее распределены и тщательно вызубрены, лишних слов и объяснений не требовалось. Сотрудник международного отдела ЦК КПСС звонил во Внешэкономбанк, называл необходимую сумму, и вскоре портфель с наличными оказывался у него на Старой площади. Снова звонок. На этот раз в КГБ СССР, а именно в специальный отдел Первого главного управления, занимавшегося внешней разведкой. По телефону сообщалось лишь время встречи. Появлявшийся затем человек забирал деньги и, оставив расписку, исчезал. Наконец, валютный груз по нелегальным каналам советской разведки отправлялся к получателям за рубеж. Обратно по тем же каналам возвращалась расписка в получении денег. 
Установить схему перемещения партийных денег за границу следствию труда большого не составило. Доказать же, что это контрабанда, труднее. А скорее всего - невозможно. Во-первых, потому, что подручными партии тут оказались разведчики, люди глубоко законспирированные. Нам еще предстоит, наверное, узнать тех, кто из них "погорел" на финансовых операциях КПСС. И подсчитать действительные убытки от подобного использования агентов разведки, чье внедрение стоило государству не одну тысячу долларов. А пока следствие в раздумьях: допрашивать ли тех агентов, кто еще не рассекречен? Нo это значит, судя по масштабам партийных операций, завалить всю нашу иностранную резидентуру. Отказаться от допросов - лишиться доказательств. Как быть? Судя по всему, ни заместитель Генерального прокурора России Евгений Лисов, ни руководитель российской разведки Евгений Примаков ответ на этот вопрос не нашли. 
Впрочем, доказать незаконность перемещения ценностей через границу я обвинить тех же членов политбюро в контрабанде будет трудно и еще по одной причине. В то время решения политбюро и ЦК КПСС, постановления правительственных органов (куда с его секретными инструкциями входил и КГБ) были в той же степени законными, что и нормативные акты самого законодателя - Верховного Совета. И выходило: акции КГБ достаточно было быть санкционированной на бумаге, пусть и под грифом "секретно", кем-то из руководителей, чтобы выглядеть вполне законной. Еще одна тонкость. Члены политбюро сами не решали вопрос о способе передачи денег, они лишь поручали сделать это КГБ. А уж как выкручивались офицеры разведки, какими методами действовали, партийных бонз не касалось. 
Вот такая хитрость и предусмотрительность. 
Храни меня, швейцарский банк Нет у следственной группы пока и ни одного убедительного документа, свидетельствующего о том, что у КПСС и у ее руководителей есть счета в зарубежных банках. Оперативной информации более чем достаточно, а проверить ее, получить доказательства возможности нет. Одна из причин проста, как слеза ребенка,-средств не хватает даже на полноценное расследование на территории бывшего Союза, а уж работа за рубежом тем более непозволительная роскошь. И "Интерпол" группе Аристова здесь, в общем-то, не помощник. 
По одной из информации, незадолго до августовского путча из СССР в какой-то из банков Финляндии было депонировано 70 миллионов долларов. Есть все основания считать: это партийные деньги. Следователи попросили финские власти ответить на два вопроса: действительно ли переводилась такая сумма? И если да, то кем? Однако пришел очень вежливый ответ: проверить банковские счета можно лишь в том случае, если будут предъявлены доказательства, что их владелец совершил преступление, за которое по финскому уголовному законодательству положено лишение свободы. Но, чтобы доказать это, надо знать, кто переводил эти деньги в Финляндию. 
Круг замкнулся. Хозяин 70 миллионов долларов остается неизвестным. 
Немало вопросов у следственной группы и к банкам Швейцарии. Задать их пытался во время своего недавнего визита в эту страну Генеральный прокурор России Валентин Степанков. Но, по нашим сведениям, он получил пока тоже уклончивые ответы. Как показал анализ специалистов в области международного банковского права, законодательства практически всех стран, где, как подозревается, прятала деньги, а также драгоценные металлы КПСС, имеют "закавыку", схожую с финской. 
Сходная ситуация и в расследовании направления, условно названного "сделки с фирмами друзей". Не секрет, что КПСС, обладая, по сути, всей полнотой государственной власти, принуждала различные организация СССР заключать заведомо невыгодные договоры с фирмами своих друзей. Таким же путем дополнительно финансировались некоторые коммунистические и рабочие партии. Но реально проверить это почти невозможно. Доступ к документам зарубежных партнеров КПСС российским следователям закрыт. Но даже если удастся их получить, трудно представить, можно ли здесь доказывать злой умысел. Как, впрочем, и в ситуации с изданием книг руководителей партии за рубежом. Печатали их там на наши деньги, на нашей бумаге. Огромные тиражи, как правило, не раскупались, что не мешало сановным авторам получать весомые гонорары... 
Золотой тупик Печально, но, видимо, придется смириться с тем, что большинство из тех сотен миллионов долларов, которые, по всей видимости, партийным деятелям удалось спрятать за границей, для государства потеряны. Вряд ли удастся найти их и вернуть обратно в полном объеме. И не стоит питать особых иллюзий. 
Впрочем, как показала жизнь, даже теми ценностями, что уже удалось найти, оперативно распорядиться никто не спешит. Следственная группа обнаружила 26 миллионов долларов. Из них 14 миллионов - наличными. Так вот эти мешки с сотенными купюрами сданы следователями в Госбанк. Да так и валяются там мертвым грузом около двух месяцев, принося на сегодняшний день 20 тысяч долларов убытка в месяц. И никто из правительства еще не удосужился пустить эти деньги в дело. 
Для рублевых сумм прокуратура просила открыть специальный счет, чтобы аккумулировать на него разбросанные по коммерческим структурам деньги. К началу парламентских слушаний это так и не было сделано. Сегодня при такой неразберихе от всевозможных предприятий и банков, в которых обнаружены партийные вливания, ожидают фальшивых банкротств, цель их - снова упрятать обнаруженные следствием с таким трудом миллиарды. Но, как выяснилось, самое страшное не в этом. 
Мы долго пытали С. Аристова - боится ли он, занимаясь столь непростым делом. Спрашивали о возможных покушениях, угрозах, провокациях. Но, как оказалось, опасается он совершенно другого - особая группа по расследованию финансовых махинаций партии, возвратившая России миллиарды рублей и десятки миллионов долларов, со дня на день может прекратить свое существование из-за того, что ее не на что содержать. Нечем платить следователям, оперативникам, экспертам. Доведенные до отчаяния люди написали жалобу Егору Гайдару. Как выяснилось, от него она "опустилась" в Министерство экономики и финансов, оттуда - заместителю Генерального прокурора Российской Федерации Евгению Лисову. А чиновная дама из министерства позвонила С. Аристову и строго потребовала как можно быстрее дать официальный ответ. На робкое замечание, что на собственные жалобы самому официально отвечать как-то не принято было и в старые времена, дама высказала ошарашивающую сентенцию: нечего было следственную группу создавать, не имея возможности ее финансировать. И с сознанием выполненного государственного долга положила трубку... 
Теперь в российской Прокуратуре гадают, что это все значит: нежелание принимать найденные партийные деньги, зловещие задержки с зарплатой - просто наша врожденная чиновная безалаберность, привычная неразбериха? Или же скрытый саботаж в большом количестве окопавшихся в новых российских структурах сотрудников покойного ЦК КПСС. Гадают, но все же составляют планы своей дальнейшей работы: первого допроса бывшего кандидата в члены политбюро Б. Пономарева, других высших руководителей бывшей партии - А. Яковлева, В. Фалина, В. Зайкова, Э. Шеварднадзе, а потом и М. Горбачева. 
Только вот сбудутся ли эти планы или особая следственная группа прекратит свое существование гораздо раньше, вместе с шумным делом о финансах КПСС, которое сегодня, похоже, зашло в тупик. И не только из-за объективных трудностей расследования. А, скорее всего, потому, что группа С. Аристова, действуя против прошлых партийных нравов, вынуждена работать сегодня в бюрократических условиях, сконструированных той же партий. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации