Деньги улетели в космос

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::07.02.2003, Фото: "Коммерсант"

Деньги улетели в космос

Российскую космонавтику разворовывают профессионалы

Александр Хинштейн

Фото: ПАВЕЛ СМЕРТИН

Гендиректор РАКА Юрий Коптев

Сразу после гибели “Колумбии” представители Росавиакосмоса заявили, что готовы взять на себя всю дальнейшую работу Международной космической станции. Вернее, техническую ее сторону. Деньги пусть дает Запад.

Иностранцы пока молчат. Не исключено, что согласятся. Наивные!

Лично я бы не доверил Росавиакосмосу (а особенно его гендиректору) и рубля. В этой системе воруют с истинно космическим размахом...

Три недели назад, 12 января, в петле было найдено тело Александра Порецкого, первого заместителя гендиректора Обуховского завода, знаменитого флагмана ВПК.

И хотя следствие посчитало, что Порецкий добровольно покончил с собой, большинство людей осведомленных в самоубийство его не верят. Уж чересчур много странностей и подозрительных совпадений набралось уже в этом деле.

Аккурат накануне трагедии ревизия вскрыла на заводе многочисленные нарушения, прикрытые фальшивыми документами. Чуть раньше прокуратура возбудила уголовное дело против директора.

Порецкий был слишком опасным свидетелем. При его непосредственном участии богатейший завод превратился в банкрота. Но поручиться, что он будет молчать, не мог никто...

На веревочной петле, которая оборвала жизнь Порецкого, следователи насчитали как минимум десять намертво затянутых узлов. В самом по себе факте этом нет ничего удивительного, если бы не одно обстоятельство. С давних пор у Порецкого была парализована правая рука (при этом он был правшой). Завязывать узлы одной левой — на это способен разве что великий Гудини...

Если бы Порецкий начал откровенничать — многим, очень многим людям не поздоровилось. Вздрогнули бы даже министры.

Теперь можно лишь предполагать, что именно мог рассказать покойный заместитель гендиректора. Одновременно с гибелью из его кабинета исчезли и все взрывоопасные документы, которые могли пролить свет на истинную причину трагедии.

Первым тело Порецкого обнаружил директор завода Анатолий Ващенко. (факт тоже довольно странный). Но с места происшествия поехал отчего-то не в морг — на завод. Рабочие видели, как он ворвался в кабинет Порецкого, заперся там на всю ночь. А наутро — ничего лишнего в сейфе уже не было...

Чего же так боялся гендиректор Ващенко? Орденоносец, лауреат Государственной и Ленинской премии? Наверное, того же, чего боится и Юрий Коптев, гендиректор Российского авиационно-космического агентства, всемогущий повелитель просторов вселенной.

Ведь именно благодаря этим людям знаменитый некогда завод — гордость отечественного ВПК — уничтожен сегодня на корню...

Из досье “МК”: ФГУП “Государственный Обуховский завод” (ГОЗ) был основан в 1863 г. как сталелитейное производство и стал вскоре крупнейшим предприятием страны. Благодаря ноу-хау одного из его основателей П.Обухова изготовленные здесь артиллерийские орудия превосходили по качеству даже “крупповские” пушки. С начала ХХ века завод стал также основоположником оптического производства в России

В советские времена переименован в завод “Большевик”. До последнего времени являлся базовым предприятием для производства ракетных комплексов ВВС, ПВО, РВСН, ВМФ (пусковые установки, командные пункты, системы амортизации), оборудования для системы ПРО А-135.

В соответствии с Указом Президента, с апреля прошлого года включен в состав “Концерна ПВО “Алмаз-Антей”.

Его убивали методично и долго. Еще живого резали на части. С каким-то звериным любопытством глазели, как истекает он кровью.

А он все равно не хотел умирать. Вопреки всем законам природы, продолжал дышать — еле-еле, из последних сил...

Это длится уже тринадцать лет. Тринадцать лет кучка людей уничтожает бесценный Обуховский завод. Завод, без которого ракетный щит страны рассыплется в считанные годы.

* * *

К концу 80-х завод “Большевик” гремел по всему Союзу. Мощнейшее производство, 20-тысячный коллектив. Здесь изготавливали самую современную военную технику. Самую современную и самую секретную, ибо завод был объектом особо режимным. Его нельзя было даже фотографировать, а уж чтобы пускать сюда иностранцев...

Все изменилось в одночасье, когда распоряжением Совмина СССР на базе завода было создано американо-советское СП “D.I.B. Int.”. Вряд ли государственные мужи представляли, к чему приведет этот шаг. Умами их тогда владело новомодное слово “конверсия”, вот и решили они, что помимо пусковых установок неплохо было бы наладить и выпуск инвалидных колясок. И деньги — в бюджет, и инвалидам — радость...

В детали никто не вдавался. Все было отдано на откуп заводскому руководству, которое разом почувствовало вкус легких денег. Очень скоро в инвалидную коляску впору было пересаживать весь завод.

Если свою долю (49%) в СП “Большевик” внес объектами недвижимости и производственными мощностями, то американская сторона — некая фирма “D.I. Int.”... только не смейтесь: четырьмя брошюрами технической документации. Видимо, это были настолько познавательные брошюры, что оценили их... в 12 с лишним миллионов долларов.

Так на заводе впервые появились иностранцы. Бывшие граждане СССР Роман Перельман и Евсей Амчир, люди оборотистые и смекалистые. С директором Анатолием Ващенко они без труда нашли общий язык, и вскоре на счетах американской фирмы “D.I. Int.” растворилось 6 миллионов долларов. Деньги были выделены Совмином Союза на развитие СП, однако до сегодняшнего дня судьбой их никто почему-то не поинтересовался.

Но что такое 6 миллионов, когда в руках у тебя гигантское, богатейшее предприятие? Ерунда, песчинка в бескрайней пустыне. Интересы компаньонов простирались гораздо дальше.

Директор Ващенко изобретает беспроигрышную схему. Он начинает передавать в СП заказы (например, на производство нефтяных насосов). Но металл с завода отпускает по заниженным ценам. Естественно, разница уходит на сторону...

Это вообще фирменный стиль завода. Сегодня здесь существует уже более 20 дочерних, посреднических структур. Конечно, ГОЗ может торговать продукцией и напрямую, но тогда не на чем будет наживаться.

Часть этих контор учреждены вместе с иностранцами — это на режимном-то предприятии! Скажем, СП МО “Мэшин тул”: 61% принадлежит здесь французскому гражданину.

Или ЗАО “Обуховспецсталь”, которому отдан на откуп весь экспорт спецстали — самого рентабельного товара. Контрольный пакет — у швейцарской фирмы “Interlink Metals & Chemicals”, а фактически — у некоего гражданина Холмянского, имеющего, кстати, вид на жительство в ФРГ.

Схема знакомая: “Обуховспецсталь” поставляет на экспорт никель и титан. По 300—400 долларов за тонну — это даже ниже себестоимости. Поставляет не всем: фирмам того же Холмянского (скажем, “Griff Warenhandelsgesellschaft MBH”, зарегистрированной в Кельне.) А те уже перепродают их в 3—4 раза дороже.

Не думаю, чтобы разница (маржа) оседала лишь в чьем-то одном кармане. Тем более что все накладные расходы от этих спекуляций ложатся на завод. Но вернемся, впрочем, к похождениям СП...

...Проходит время, меняются законы. Наступает момент, когда СП нужно перерегистрировать. И снова начинается мухлеж.

Завод — предприятие федеральное (ФГУП). Соответственно, и имущество его (и внесенное в уставный фонд СП в том числе) принадлежит государству. По закону в этом случае интересы государства обязано представлять Мингосимущество.

Однако посланником государства в СП становятся Ващенко и его покойный ныне зам. Порецкий. Только в Мингосимуществе об этом никто не знает: доверенность выдает им почему-то совсем другая контора: Росавиакосмос. Отраслевое министерство, которое курирует работу завода. Документ подписывает лично главный космонавт страны Юрий Коптев.

Незаконно? Конечно, незаконно. Никто не давал Коптеву права распоряжаться народной собственностью. И тем не менее он сознательно пошел на это преступление.

Почему? Можно только догадываться. Ведь вина Коптева в том, что происходит сейчас с заводом, не ограничивается одной только липовой доверенностью. С удивительным безразличием взирал он все эти годы на развал предприятия. Палец о палец не ударил, чтобы хоть что-то изменить.

* * *

В любой другой стране предприятие вроде Обуховского завода давно стало бы миллионером. Товар — рентабельный. Иностранцы за валюту рвут с руками. Заказов — хоть отбавляй: и нефтяное оборудование, и горное.

А ведь есть еще и собственный речной терминал, и железнодорожная ветка. В конце концов, одна только территория чего стоит: 90 гектаров в самом центре Петрограда. Богатей — не хочу.

И тем не менее ГОЗ нищает на глазах. От 20 тысяч рабочих осталась десятая часть. Не выдержав безденежья, разбежались высококлассные специалисты. А потом и вовсе наступило банкротство...

Процедура банкротства в России — это совершенно отдельная тема. Гениальная по степени цинизма. Сегодня обанкротить можно абсолютно любое предприятие, даже самое прибыльное. Достаточно лишь, чтобы оно задолжало кому-то 500 минимальных окладов: то есть 50 тысяч рублей.

Конечно, будь на месте директора Ващенко другой человек, не то чтобы о банкротстве — о задержках с зарплатой и речи бы не шло. Но руководство завода сделало все, чтобы сесть в долговую яму.

Ващенко и его американские компаньоны понимали, что рано или поздно их разгульная жизнь прекратится. В стране начались перемены. Первые лица страны обратили свой взор к проблемам ВПК. Воровать в открытую, не таясь, стало невозможно.

А тут еще и срок доверенности, выданной Коптевым, начал подходить к концу. Рассчитывать на новую явно не приходилось. Им было что терять.

Полагаю, впрочем, что последней каплей стал президентский Указ о создании “Концерна ПВО” — единой структуры, куда должны влиться все предприятия и институты, работающие в сфере воздушной обороны.

(К слову говоря, отраслевой министр Коптев был категорически против включения Обуховского завода в состав концерна. И он, и его начальник — министр науки Клебанов — пытались сделать все, чтобы сохранить завод в руках нынешних его хозяев. Но — безуспешно.)

Дожидаться, пока на предприятие придут новые люди и отберут у него все, что нажито непосильным трудом, Ващенко не стал. Еще до выхода указа (смысл-то был понятен заранее) он ринулся превращать завод в банкрота.

Когда-то, еще в 92-м, ГОЗ приобрел на минском заводе партию “МАЗов”. Рассчитались за них полностью. Но вдруг, через много лет, в бухгалтерии возникают новые документы: оказывается, заплатили не всё. Мнимый долг быстренько переводится из долларов в рубли. С учетом дефолта увеличивается в 5 раз. И выходит, что завод должен ни много ни мало — 3,5 миллиона долларов.

Но денег, понятно, нет. Вместо денег Ващенко выдает на всю сумму вексель. Который тут же (наверняка за полцены) попадает в руки его же соратника Холмянского: того самого, что контролирует работу “Обуховспецстали”.

...В справочнике “Лучшие люди Петербурга” сказано, что Ващенко получил Госпремию за разработку оборонных изделий. Будь моя воля, я бы присвоил этому человеку еще и премию в области экономики.

Одной только аферой с мазовскими миллионами Ващенко ограничиваться не желает (бить — так наверняка). На свет появляется еще одна схема.

“Лентрансгаз”, которому задолжал завод, переуступает долг некоему торговому дому “СПб-Ресурс”. А на другой день Ващенко подписывает обязательство, что вернет все деньги в течение 5 суток.

Зачем? Ясно ведь было, что не вернет. Не потому даже, что денег нет — в конце концов можно было собрать многочисленных должников, потребовать назад свое (одна только пресловутая “Обуховспецсталь” задолжала заводу более 2 миллионов долларов). Но задача-то ставилась совсем иная.

В постановлении петербургской прокуратуры на сей счет сказано прямо: “Действия Ващенко А.Ф., совершенные вопреки интересам ФГУП “ГОЗ”, привели к началу процедуры банкротства”.

* * *

В начале прошлого года на предприятии вводится внешнее управление. Ни Ващенко, ни арбитражный управляющий даже не скрывали: они намерены продать завод его кредиторам — сиречь своим же собственным подельникам. Без какого-либо аукциона. Сумма назначается смехотворная: 100 миллионов рублей. За 33 объекта недвижимости в самом центре, не считая речного терминала, цехов и уникального оборудования!

Ну а как же выпуск ракетных комплексов? Указ президента о создании “Концерна ПВО”? Ведь об этом в плане внешнего управления нет ни слова. Швейцарцы с американцами, что ли, будут клепать теперь нашу военную технику?

Увы, никого это не волновало. Гневные письма Минобороны, МЧС, службы по финансовому оздоровлению оставались без ответа.

Параллельно же Ващенко и его американские друзья принимаются избавляться от СП. Они знают, что, как только коптевская доверенность закончится, станки и цеха, внесенные в уставный фонд СП, придется возвращать государству, а этого ой как не хочется.

Сперва они — под залог этого самого оборудования — берут в Балтийском банке 960 тысяч долларов кредита, который тут же исчезает. Затем начинают вести переговоры со шведской компанией “МАН” о продаже ей зданий...

Если бы не вмешательство прокуратуры (после множества обращений и жалоб), возможно, завода уже не было бы в живых. Но прокуратуре просто не оставалось уже другого выхода: настолько грубо и откровенно действовали эти люди.

В августе против директора Ващенко возбуждается уголовное дело: злоупотребления своими полномочиями. Однако от должности его почему-то не отстраняют.

Глава Росавиакосмоса Коптев сделает это лишь через полгода, в январе. Уже после того, как закончится процедура банкротства и кредиторы подпишут мировое соглашение (подпишут не по собственной воле, конечно. Под давлением президентского полпреда Черкесова — одного из немногих чиновников, кто попытался встать на пути злоумышленников).

Но все равно Ващенко останется на предприятии. Теперь он работает здесь заместителем. (Полагаю, не без ведома министра Коптева, питающего к нему истинно братскую любовь.) Торговля через посредников набирает прежние обороты.

Да и переговоры со шведами о продаже заводских зданий продолжаются по сей день. Может статься, завершатся они очередной победой абсурда над разумом...

* * *

Увлекшись описанием проделок Ващенко и его иностранных партнеров, я совершенно упустил из виду одно крайне важное обстоятельство. Дело в том, что команда “специалистов”, которая пришла банкротить завод, состоит из людей в Петербурге известных. За глаза называют их “похоронной командой”. На счету ее — целая череда скандалов вокруг банкротств оборонных предприятий.

“Команда” имеет четко выстроенную структуру. Сюда входит около десяти арбитражных управляющих, готовых по первому зову броситься на любой объект. (В первую очередь это относится к бывшему управляющему ГОЗа Шестирякову.) И люди из власти — скажем, замруководителя Северо-Западного управления Федеральной службы по финансовому оздоровлению Колесов. И опытные финансисты — такие, как отставной зампред МДМ-банка Головин. И, конечно, служители Фемиды... (Примечательно, что большинство дел группировки ведет почему-то судья петербуржского арбитражного суда Алексеев.)

Именно эти люди уничтожили 586-й авиационный ремзавод ВВС: обанкротили и продали за бесценок. Пустили с молотка завод “Красная заря”: одно из крупнейших в регионе предприятий, выпускавшее узлы спецсвязи. Аналогичная участь была уготована и Кронштадтскому морскому заводу — как и в случае с ГОЗом, его спасло только личное вмешательство полпреда. Продолжается банкротство 775-го артиллерийского ремзавода, который в первую очередь работает на операцию в Чечне.

Наверное, если бы эти “могильщики” — и директор Ващенко в том числе — работали на вражескую разведку, это было бы не то что легче... Понятнее, что ли. Может быть, даже и гордость какая-то появилась: смотри-ка, есть еще порох в пороховницах...

Но нет. Не тайный план диверсии движет ими, а обычная пошлая жадность. Плевать они хотели на вековую историю, на секретные разработки и уникальные технологии.

Их интересуют не предприятия, а инфраструктура. Гектары, квадратные метры: все то, что имеет на рынке спрос.

Ну, а если заодно к ситуации подключатся и спецслужбы, кто может поручиться, например, за чистоту американских, французских, швейцарских или немецких партнеров Ващенко: что ж, у каждого своя работа.

* * *

То, что творится сейчас в отечественном ВПК (и в Петербурге в частности), происходило уже когда-то много веков назад. В дикой Америке.

Только в роли директоров и министров выступали полуголые туземцы — инки, ацтеки, которые меняли золотые слитки на копеечные безделушки.

Правда, потом этих туземцев завоевали и уничтожили. На корню. И бесценные статуи переплавили в грубые бруски.

А меняй они не слитки, а оружие — их уничтожили бы еще скорее. Безо всякой войны...

История всегда идет по кругу.

Р.S. Прошу считать эту публикацию официальным обращением в Генеральную прокуратуру и основанием для возбуждения уголовного дела.