Депортация писателей. С угрозами и поджогами

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


«Литераторы газовой промышленности» и механизатор из Якутии к 2010 году планируют выселить из Переделкина Ахмадулину, Битова, Вознесенского, Искандера…

1253885337-0.jpg В Международном литфонде скандал: Литфондов образовалось как бы целых два, из них один настоящий, а другой — рейдерский, для которого главное не Литфонд, а лакомое Переделкино. 45 га ближнеподмосковной переделкинской земли было в свое время пожаловано Сталиным советским писателям. Сейчас беззащитные, «без крыш», кроме тех, что пока над головой, люди типа Искандера и Битова являются несложными «объектами» для бандитов и рейдеров. Писателей хотят лишить как раз этой единственной крыши. Дачу Леонида Леонова уже сожгли. Слишком дороги стали подмосковные земли, чтобы позволять их занимать не имеющим отношения к власти и бандитам авторам «Сандро из Чегема» или «Пушкинского дома». «А Лаврович один в шести, и столовая дубом обшита». То, что во времена Булгакова было трагедией, сейчас повторяется как фарс, достойный булгаковского пера. Заколдованное это место, Переделкино.

На вопросы обозревателя «Новой» Юлии Латыниной отвечает Феликс Кузнецов — член-корреспондент РАН, председатель президиума Международного литфонда, первый секретарь исполкома Международного сообщества писательских союзов (МСПС).

— С чего все началось-то, Феликс Феодосиевич?

- Елена Анатольевна Гатина. Дама утверждала, что разводится с мужем-миллионером, и занимала деньги якобы… на подарки Владиславу Юрьевичу Суркову (чтобы получить отступными хотя бы часть собственности. — Ред.). Утверждала, что будто бы является ближайшей подружкой его жены.

— Ух ты! А с Сечиным авантюрная дама не знакома?

— По ее словам, она являлась тайным объектом его страсти.

— Может, и с Медведевым?

— Она утверждала, что живет в одном доме с Медведевым и гуляет во дворе в то же время, когда жена Медведева выгуливает собачку.

— Какая прелесть! Итак, предмет страсти Сечина и знакомая собачки насобирала денег с писателей. Что дальше?

— Переделкино — это 45 га земли, которые Сталин отдал писателям. В реальности там действительно живут писатели: Вознесенский, Шатров, Искандер, Ахмадулина, Битов, Егор Исаев, Владимир Карпов, Петрушевская, Рощин, Чухонцев и т.д. Но дачи при этом формально принадлежат не людям, которые в них живут, а Литфонду, а земля вследствие юридической неразберихи временно передана Ленинскому району Подмосковья. Хотя еще раз следует подчеркнуть, что земля эта передана именно писателям. И вот в Литфонде с подачи этой дамы…

— Подружки собачки?

— …появляются люди — сначала некто Игорь Зубов, отставной генерал-полковник МВД, бывший зам Рушайло, а потом некто Егоров, компания «Московская недвижимость-консалтинг». Г-н Егоров говорит мне, что он готов помочь решить все вопросы, если мы заплатим ему «за юридическую помощь» 1 миллион 200 тысяч долларов (!) и отдадим Литфонд в доверительное управление. Но это значило отдать ему годовой бюджет Литфонда и сам Литфонд в придачу, потеряв все права на него! Мы, естественно, отказались, и тогда он сказал, что договорится с другими. И, как я понимаю, он договорился с главой Литфонда РФ Иваном Переверзиным.

— Но ведь писатели к этому времени уже сняли Переверзина с должности?

— К этому времени состоялось общее собрание членов Литфонда Москвы, которое приняло решение о несоответствии Переверзина должности в связи с продажей за бесценок Дома творчества «Малеевка» и другими делами. После чего бюро президиума МЛФ приняло решение о досрочном прекращении его полномочий.

— Как я понимаю, Переверзин уходить отказался, а документы о его финансово-хозяйственной деятельности были уничтожены?

— После этого решения действительно ночью водитель вывез документы, по этому факту было открыто уголовное дело. Оно дважды закрывалось. Затем Переверзин созвал сепаратную конференцию Литфонда (без представителей Союза писателей Москвы, составляющих цвет нашей литературы!), а мы провели свою. И вот, собственно, тогда-то Егоров мне и сказал, что мы не зарегистрируем свою конференцию, потому что — кто писатели, а кто нет, это будут решать его друзья по Росрегистрации. Он назвал замначальника Росрегистрации Величко (сейчас он замминистра юстиции) и Степанова, который в Росрегистрации руководил департаментом некоммерческих организаций.

— Так, может, это опять понты? Что-то вроде собачки и подарков Суркову?

— Факт тот, что конференцию Переверзина зарегистрировали, а нас — нет. Вслед за этим Переверзин избрал себя неделю спустя после смерти С.В. Михалкова председателем исполкома Международного сообщества писательских союзов, правопреемника Союза писателей СССР. В его избрании участвовали такие организации, как «Творческое объединение литераторов газовой промышленности», «Международный союз активных культурных деятелей Турции», «Днепропетровская областная организация инвалидов войны и Вооруженных сил».

— Но ведь вы подали в суд, и Савеловский суд стал на вашу сторону. Савеловский суд решил, что писатели у нас — Искандер с Битовым, а не «Творческое объединение литераторов газовой промышленности».

— Но решение Савеловского суда, поддержанное Мосгордумой, было тут же обжаловано Переверзиным в Верховном суде. При этом г-н Переверзин утверждает, что председатель Верховного суда Лебедев у него в кармане. Он якобы помогал Лебедеву покупать картины для коллекции, а Илье Глазунову, который будто бы свел его с Лебедевым, организовал роскошное подарочное издание.

— Опять собачка…

— Вполне возможно, Переверзин — это Хлестаков в кресле Михалкова, а вообще-то Горького. Хлестаков, который со ссылкой на «высокие круги» утверждает, что сел в это кресло не просто так, а был направлен администрацией президента с целью объединения литературных писательских сил. Это называется — послать пиромана тушить пожар. У Переверзина образование механизатора, но он пишет, что закончил Плехановку. Так что мне трудно сказать, что там с Лебедевым, но есть факт: Верховный суд принял жалобу к рассмотрению. Это все равно как если бы Верховный суд разбирался в деле о краже кастрюли. И две недели назад Верховный суд поддержал Переверзина, вынес решение снова вернуть дело в Савеловский суд.

— Что-то мне кажется, Лебедев не до конца в курсе, что он в кармане у Переверзина.

— Мы тоже верим в это и сейчас сидим, ждем формулировок. Ведь не судиться же серьезным писателям с современным Хлестаковым из Якутии в Европейском суде! Тактика рейдеров совершенно понятна: они хотят затянуть дело до 1 января 2010 года, когда формально невостребованные Литфондом земли отойдут Ленинскому району. После этого землю поделят, а Вознесенского, Битова, Искандера и других попросят вон.

— Не исключено, ведь Вознесенский, Битов, Ахмадулина, Искандер и другие у нас теперь не писатели. Как я понимаю, у нас теперь писатели — Зубов, Егоров, Степанов, Величко, Переверзин и «Творческое объединение литераторов газовой промышленности», и с писателями настоящими можно поступить соответственно.

— Вы правы. Писатели не знают всей степени существующей опасности. Переверзин сочинил, обманом утвердил, а замминистра юстиции Величко зарегистрировал новый устав Международного литфонда, которым подготовлены условия и возможности для такого выдворения. По этому уставу все писатели России и стран СНГ, чьими трудами, начиная с 1934 года, преумножалась собственность бывшего Литфонда СССР, включая и Переделкино, больше уже не собственники. По этому новому уставу, зарегистрированному Минюстом, вся писательская собственность, в том числе и Переделкино с его 45 га, где сотка стоит 50—60 тыс долларов, перешла к тому, новому Международному литфонду имени Ивана Переверзина, в который всем писателям России и стран СНГ предстоит вступить.

Хлестаков в кресле Горького при попустительстве, а подчас и поддержке правоохранительных органов завладел собственностью не только Переделкина. Он выдворил Союзы писателей стран СНГ, включая Россию, из двух главных международных писательских организаций, которые они же и создавали. Де-юре, с помощью обманного устава, — из Международного литфонда, а де-факто, после обманного захвата места Михалкова, — из Международного сообщества писательских союзов.

И это вам — не «понты», не «собачка Медведева». Это и в самом деле фантасмагория, достойная Булгакова.

И происходит она после того, как президент Д.А. Медведев на письме к нему членов президиума МЛФ о безобразиях, происходящих в Литфонде, наложил резолюцию «Разобраться» (28 мая 2009 г. 1/57-2), дав соответствующее поручение Министерству культуры и Генеральному прокурору РФ.

От редакции. Когда готовился к печати этот материал, при невыясненных обстоятельствах была сожжена дача Леонида Леонова — одна из первых; с нее начиналась история писательского городка «Переделкино».

Справка

Как продают собственность Литфонда

За время руководства Литературным фондом России И. Переверзин (с 1993 года) продал 30% акций Дома творчества «Малеевка» всего за $400 000, что, по разным оценкам, как минимум в 4 раза ниже их настоящей стоимости.

Без согласия президиума российского Литфонда и без оценки реальной стоимости в 2006 году был продан детский сад в районе метро «Аэропорт». Стоимость этого объекта не менее 10 млн долларов. Куда ушли деньги от продажи, никому в Литфонде неизвестно, кроме самого Переверзина. Никакого отчета он не предоставил, несмотря на многократные требования.

Два года назад И. Переверзин принял в члены Литфонда России трех предпринимателей, которые не имеют никакого отношения к литературе, не являются членами ни одного из существующих союзов писателей. После чего, не имея на то разрешения президиума и бюро президиума Международного литфонда (МЛФ), заключил с этими людьми договоры долговременной аренды на дачные строения и земельные участки общей площадью более 2,5 га земли в Переделкине.

По данным ОВД «Аэропорт» г. Москвы, в начале этого года вся собственность МЛФ передана в аренду без всяких на то оснований Литфонду России, где председателем является И. Переверзин. Уже проданы несколько строений так называемого Дома Ростовых, где расположено Международное содружество писательских союзов (улица Поварская, центр Москвы).

Юлия Латынина

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::25.09.09