Депутаты "отмазывают" Шорора

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Депутаты "отмазывают" Шорора

Гудков и Баринов вместе с адвокатом Шорора провели неформальную "воспитательную беседу" с главным свидетелем обвинения?

Оригинал этого материала
© ИА "ВолгаПолитИнфо", origindate::04.08.2006, Шорор прикрывается депутатским корпусом?

На прошлой неделе некоторые СМИ снова обратились к персоне известного рейдера Александра Шорора и распространили информацию, претендующую на сенсационость. Согласно этой информации, в СИЗО г. Армавира, где содержится обвиненный в убийстве Шорор, приезжали два депутата Государственной Думы - Геннадий Гудков, заместитель председателя Комитета по безопасности, и Игорь Баринов, член комитета по международным делам. Однако главной целью их визита была встреча с другим заключенным – Альбертом Магаряном, который дал следствию «убийственные» показания на рейдера. С помощью депутатов и в их присутствии адвокатам Шорора якобы удалось провести с Магаряном «воспитательную беседу» - без ведома и согласия следственных органов.

Информация приводится со ссылкой на неназванные «источники в правоохранительных органах Краснодарского края» и потому требует самой тщательной проверки. Тем не менее, обстоятельства дела позволяют предположить, что такая неформальная встреча действительно могла иметь место.

Шорор был арестован в конце прошлого года по обвинению в организации убийства директора сочинского пансионата «Подмосковье» Владимира Ефрюшкина. Следствию удалось выйти на одного из исполнителей убийства, Альберта Магаряна, а тот назвал заказчиком начальника службы безопасности Ступинского металлургического комбината Трутнева, который находился в непосредственном подчинении у Шорора.

Как сообщал прокурор г. Сочи Александр Сергиенко, на организацию защиты рейдера в суде выделено не менее миллиона долларов. Хотя преступление прокурор считает раскрытым.

По мнению экспертов, используя свое влияние, «единороссы» Геннадий Гудков и Игорь Баринов, имена которых фигурируют в сообщениях СМИ, вполне могли организовать эту очную ставку в обход сочинской прокуратуры.

Разумеется, если такая встреча действительно имела место, целью ее было заставить Магаряна поменять свои показания. Об этом свидетельствуют и выдержки из расшифровки беседы в СИЗО, опубликованной на некоторых информационных сайтах. Не ручаясь за достоверность этой информации, все же приведем небольшой фрагмент беседы, поскольку, на наш взгляд, она достаточно ярко иллюстрирует ситуацию, сложившуюся вокруг «дела Шорора».

Адвокат (обращаясь к Магаряну): Простите, я представлю поподробнее – Геннадий Владимирович Гудков, заместитель председателя Комитета по безопасности Государственной Думы Российской Федерации, Баринов Игорь Вячеславович, депутат Государственной Думы Российской Федерации. Оба действующие депутаты и, в общем-то, приехали сюда разобраться в, скажем так, обоснованности предъявленных обвинений.

Депутат: Насколько я знаю, вы стали жертвой, так сказать, попали в жернова. Если это так, может быть, вы нам поподробнее расскажете? Потому, что вот тот же Шорор, прочие, они имеют достаточно привлекательный бизнес, который [у них] пытаются различными способами отнять, идет борьба за предприятия, различными способами пытаются… У некоторых людей все средства хороши… Действительно ли, что то, что я узнал, в двух словах, может быть срежиссировано?

Магарян: Вы знаете, я чуть-чуть, если можно, отступлю. О себе, чтобы вы поняли: в моей жизни никогда деньги роли не играли, я никогда за деньги ничего не делаю… Потом так, понимаете, я не хотел бы в такие игры просто так играть…

Депутат: А что нужно делать?

Магарян: Я не знаю, что нужно делать. Мне 12 лет дали, меня к этому подгоняли специально... 12 лет мне ни за что дали, 5-6 лет дали бы за мое дело

Мне сначала дали 12 лет, но уже началась работа какая-то со мной, а потом, когда мне 12 дали… с особой жестокостью, издевательство над человеком и еще что-то, еще 3 пункта сделали специально, чтобы подогнать под это дело, я ничего не мог сделать. Я не смог доказать, меня осудили внаглую и все еще сказали – тебе много дали. Моих подельников на суд никого не вызвали…. И дали мне 12 лет особого режима…

Депутат: Где судили?

Магарян: В Сочи, судья Краснодарского края… Сделали меня как главаря и осудили, что я мог сделать?

Депутат: А что нужно сделать, чтобы Вы заговорили?

Магарян: Чтобы заговорил… Чтоб я заговорил, я хочу подождать еще немножко, посмотреть на все события, хотя… Но… Может плачевно кончиться, верить кому? Вот что самое главное, я потерял во все веру, я давно знаю - везде силы. У вас деньги, власть, а у меня ничего...

Можно задать вопрос – вы кто?

Адвокат: Я адвокат, я защищаю Шорора Александра Олеговича и в принципе, в какой-то степени это была и моя инициатива организовать вот эту встречу… И, понимаете, вы, наверное, правильно говорите... но оказавшись в этой ситуации, вы уже вольно или невольно привязаны к Трутневу, к Шорору.

Эти люди в силу того, что сами пытаются из этой ситуации выкарабкаться, они, хотят или не хотят, и вас должны вытащить, понимаете?

Депутат: Помочь Трутневу…

Адвокат: В интересах… все-таки помочь с тем, чтобы и самим выбраться. Потому, что мы понимаем, что все сейчас висит на ваших показаниях, ну так получилось…

Депутат: А все равно определяться придется.

Адвокат: В июне начнется ознакомление, ну, где-то в августе-сентябре ориентировочно будет суд…. Это будет суд присяжных, хотите вы или не хотите.

Магарян: Я на любой суд согласен, да какая разница, какой суд будет..,

Адвокат: Суд присяжных все-таки, по крайней мере, так считается, более объективно будет рассматривать… Он рассматривает не с позиции доказанности. А того, как эмоционально воспринимают дело, то есть они оценивают, как они считают, виновен человек или нет. Даже если он виновен, может заслуживать снисхождения в определенных обстоятельствах, и скажем, если в суде будет доказано, что вы себя оговорили под принуждением, имели место такие обстоятельства, обстоятельства объективны. Почему, собственно говоря, здесь депутаты Госдумы...