Депутат Нотяг: «международная практика» взяточничества

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Вячеслав Нотяг

Питерский депутат шантажировал строителя Глущенко карманными активистами. Взяткодатель и глава компании-застройщика объявил градозащитников в применении незаконных методов


Спустя два дня после ареста депутата Вячеслава Нотяга по подозрению в подкупе взяткодатель Олег Глущенко созвал пресс-конференцию.

10-24066-1095234.jpg

Олег Глущенко

Гендиректор компании «Воин В» Олег Глущенко публично обвинил градозащитников и активистов в применении незаконных методов для остановки программы реновации Ульянки. Депутаты готовы ответить войной. А девелоперы предлагают пересмотреть саму систему общественного обсуждения и согласования проектов.


Спустя два дня после ареста депутата Вячеслава Нотяга по подозрению в подкупе взяткодатель Олег Глущенко созвал пресс-конференцию, едва ли не первую за всю работу над реновацией квартала 2А Ульянки рядом с парком Александрино. Глава компании-застройщика объявил виновниками затягивания реновации жительницу квартала Наталью Баланюк и активистов Илью Попова и Николая Лаврентьева из Митрофаньевского союза и «Группы ЭРА».

["Деловой Петербург", 23.04.2016, "Кировский суд арестовал депутата Вячеслава Нотяга на два месяца": В Кировском районном суде прошло судебное заседание, на котором избиралась мера пресечения депутату Законодательного собрания Вячеславу Нотягу, подозреваемому в получении взятки. По итогам заседания, продлившегося целый день, парламентария арестовали до 21 июня.


По версии следствия, парламентарий получил 600 тыс. рублей от главы строительной компании "Воин-В" Олега Глущенко за то, чтобы не писать депутатские запросы, мешающие строительству. Кроме того, Вячеслав Нотяг якобы обещал помогать бороться с противниками строительства в квартале Ульянка. [...]


В самом начале процесса прокурор и следователь заявили ходатайство о проведении заседания в закрытом режиме. В качестве аргумента следователь назвал письменное заявление Олега Глущенко, в котором он просил оградить его от Вячеслава Нотяга, потому что опасается за свою жизнь. Кроме того, следователь заявил, что в устной беседе глава "Воин-В" рассказал, будто бы ему уже депутат звонил с угрозами. "Из заявления Глущенко следует, что он боится Вячеслава Нотяга, который сейчас уже и так находится под стражей. При чем тут пресса?" — удивился адвокат. Второй защитник попросил обвинение предоставить доказательства угроз — биллинг телефонных разговоров, распечатки или их запись. Следователь замялся и заявил, что кроме устного обращения других доказательств сейчас нет. Сам Вячеслав Нотяг был не против присутствия журналистов. [...]


На процесс пришли соратники Вячеслава Нотяга — депутаты ЗС Ольга Галкина и Максим Резник. Последний, по сообщениям СМИ, якобы может стать фигурантом дела. В прессе говорилось, что он участвовал во встречах Вячеслава Нотяга с Олегом Глущенко. Сам парламентарий это категорически отрицает. "О существовании Олега Глущенко я узнал из Интернета, как и о своем присутствии в деле Нотяга. Лицезреть его физиономию мне не приходилось до начала всей этой истории с арестами", — заявил Максим Резник. Оппозиционер считает, что глава "Воин-В" "находится на таком крючке, что озвучивает не свою позицию". Правда, назвать предполагаемого заказчика он не может. "Я сам знаю немного больше вашего. Мне приходят и рассказывают — одни одну версию, другие другую. Так что я сам не знаю", — отметил парламентарий. — Врезка К.ру]


Под прицелами телекамер Олег Глущенко назвал активистов «лжеградозащитниками». При поддержке народных избранников им удалось понизить до 30 метров высоту застройки части квартала, примыкающей к проспекту Стачек, заявил Глущенко. Горожане оспорили в суде норму закона 820 об охранных зонах. Как оказалось, прописанную в нем высоту в 75 — 80 метров утвердили без согласования Минкультуры. Предложение о повышении регламента при рассмотрении в ЗакСе внес депутат Сергей Никешин, сославшись на технические правки.


«Была нарушена процедура, и об этом знали депутаты. Конечно, они посоветовали, подсказали, дали своих юристов», — рассказал Олег Глущенко. Он открыто заявил: именно активность народных избранников и активистов затормозила реновацию квартала и расселение хрущевок.


Работая в связке с депутатами, горожанам удавалось обойти требования исковой давности при оспаривании решений Смольного 2008 — 2009 годов. Активисты обращались за нужными документами к Нотягу, депутат запрашивал их в администрации. И противники реновации заявляли суду, что только что узнали о решениях из письма депутата.


Более того, Олег Глущенко впервые публично обвинил градозащитников в нарушении закона. «Они полтора года назад сожгли наш экскаватор стоимостью более 100 тысяч евро. Я сам видел в материалах уголовного дела — это были двое мужчин, они перелезли через забор, облили бензином два экскаватора, один из которых нам удалось спасти, — заявил глава застройщика. — И почему-то за 2 минуты до того, как был совершен поджог, раздался звонок на телефон Баланюк. А через 5 минут раздался звонок на телефон Лаврентьева. Звонили двое мужчин, которые проживают на севере города, но в 4 часа ночи оказались в Ульянке».


Правда, сам Николай Лаврентьев, к которому редакция обратилась за комментарием, отверг обвинения. По его словам, первой о происшествии действительно узнала Наталья Баланюк. Окна ее квартиры выходят на стройку. Женщина проснулась от взрыва и сразу же позвонила Лаврентьеву. Лиц, поджегших экскаватор, активисты не знают.


Второй пример Олега Глущенко — якобы фальсификация военно-исторической справки. По заказу Николая Лаврентьева был изготовлен документ о возможном захоронении красноармейцев на месте строительства ЖК «Шереметьевский дворец» в квартале реновации. Справку, по его словам, изготовил Виктор Кунтарев из организации ветеранов-однополчан. «Он берет 150 тысяч рублей за такие справки», — заявил Глущенко. Из-за жалобы активистов в прокуратуру компании пришлось остановить стройку и провести поисковые работы. В итоге захоронения не обнаружили, а убытки застройщик оценил в 800 тысяч рублей.


На это Лаврентьев тоже ответил. По его словам, застройщик пытался доказать фальсификацию справки в суде. Однако доводы «Воина В» не были приняты. «Нет никаких доказательств», — говорит активист.


Из-за активности противников реновации компания «Воин В» оказалась в патовой ситуации. После проигранных судов высота комплекса «Шереметьевский дворец» сократилась с 23 — 25 этажей до 9. Компании пришлось пересматривать проект и сносить уже начатый подземный пакинг на 750 машин. Стройку еще одного комплекса — «Бенуа-2» — периодически замораживают из-за судебных тяжб активистов. Более того, в ноябре прошлого года суд отменил проект планировки квартала. Его придется разрабатывать заново.


«Это ничего не имеет общего с градозащитным движением. Им нет дела до жителей квартала. У нас 3,5 тысячи людей ждут расселения», — негодует Глущенко.


В ответ активисты называют реновацию Ульянки уплотнительной застройкой. «Наша позиция правильная. Может быть, Олег Глущенко планировал нанести нам урон. Но арест Нотяга нас ни в коем случае не дискредитировал», — реагирует Лаврентьев.


Впрочем, коллеги по цеху в чистоте мундира не столь уверены. Арест Вячеслава Нотяга действительно бросает тень на градозащиту, соглашается Юлия Минутина, координатор движения «Живой город». Хотя и считает выступление Глущенко политическим шагом. «Это не первый раз, когда инвесторы обвиняют градозащитников в каких-то корыстных интересах. То ли они не могут понять, что есть люди, которые хотят жить в красивом и удобном городе и готовы защищать свои интересы, то ли это отвлечение внимания от их собственных нарушений», — добавляет она.


«Моя гипотеза: вся эта кампания организована с целью дискредитировать градозащитников, для того чтобы представить нас корыстными людьми. Если Олег Глущенко подозревает активистов в противоправной деятельности, пусть обращается в правоохранительные органы. Пока же жители квартала добились отмены всей градостроительной документации», — говорит депутат ЗакСа Борис Вишневский.


Подозрения в причастности к скандалу Сергея Никешина депутат отвергает. Поправку о повышении планки до 80 метров в охранной зоне Александрино Никешин представлял как глава профильной комиссии ЗакСа, в силу своего статуса. «Возможно, по согласованию с администрацией», — говорит Вишневский.


В свою очередь, снижение высотности в защитной зоне парка произошло после представления прокуратуры в адрес вице-губернатора Игоря Дивинского от 7 марта 2014 года. «Об этих изменениях также докладывал Никешин, но он не был автором поправки», — защищает коллегу Вишневский.


Народные избранники посчитали выступление Глущенко объявлением полномасштабной войны. В конце мая комиссия ЗакСа по городскому хозяйству намерена инициировать депутатские слушания по выполнению программы реновации. Застройщику припомнят и то, что 75% долей компании оформлены на кипрский офшор «Комзестар девелопментс», и слишком медленное расселение жителей хрущевок. Пока что им передано 20 квартир. В этом году обещают еще 110. Это меньше десятой доли того, что планировалось передать к февралю 2018 года.


Сам Никешин, как глава комиссии, уже одобрил проведение слушаний, а также заявил о готовности подать в суд на главу «Воина В».


«Среди градозащитников есть немало профессионалов, отстаивающих права горожан, заботящихся о качестве застройки и благоустройстве. Но, к сожалению, есть и множество примеров обратного: когда вместо решения проблемы ситуация заводится в тупик с целью набора политических очков», — говорит Дмитрий Михалев, руководитель службы по работе с госорганами компании «СПб Реновация».


Программа реновации кварталов с хрущевками поделила горожан на два лагеря — на тех, кого коснулось расселение, и жителей сохраняемых домов. «Проблема состоит в том, что часто депутаты и градозащитники занимают сторону именно жителей, которые не попали под расселение, игнорируя интересы молчаливого большинства. При этом никто из них не готов ответить на вопрос: а что будет с ветхим жильем, если не вести его реновацию? Есть ли у жителей кварталов альтернативы по улучшению жилищных условий?» — добавляет Владимир Ефремов.


Между тем напористость градозащитников остановила уже не один полностью согласованный проект в Петербурге. Компания «Реформа», связанная с подрядчиком «НСК-Монолит», не может застроить участок на Шпалерной улице, «Плаза Лотос групп» братьев Бориса и Михаила Зингаревичей была вынуждена отказаться от реконструкции Конюшенного ведомства, а «Группа ЛСР» — от возведения апарт-отеля на месте блокадной подстанции. «Охта центр» пришлось перевезти в Лахту. [...]


Антонина Асанова

Человек, похожий на Нотяга, — гостю: "Ты мне премию привез?"'


Следственный комитет Петербурга распространил видеозапись переговоров, которые, по версии ведомства, ведут задержанный депутатЗакСа Вячеслав Нотяг и гендиректор строительной компании «Воин-В» Олег Глущенко. В беседе не звучит слово «взятка», но деньги — фигурируют.


— Ты мне премию привез? — спросил человек, похожий на Нотяга, сидя на фоне карты Московского района и затягиваясь сигаретой.


— Я приехал поговорить немного, — отвечает гость, в одежде которого спрятана камера. — Мы же с вами давно не встречались. Давайте вспомним, что, как, сколько я вам должен передать.


Собеседник оператора напрягся, выражая нецелесообразность возвращаться к калькуляции прошлого. Но, видимо, проинструктированный сотрудниками ФСБ, оператор настоял, и собеседник продолжил:


— В Смольном встречались, перед Новым годом. Я попросил тебя: «Дай мне подарок». Ты сказал «да-да-да» и исчез.

— Я, получается, не передал вам деньги в прошлом году?

— Нет. Ты пропал, я звонил на трубку, ты не брал. Значит, ты должен за четвертый квартал триста, за первый — триста, и за второй — желательно вперед — триста.

— Получается, 900 тысяч рублей сейчас вам должен. Я почему так долго не появлялся... Просто смотрите, мы договаривались, что вы не будете участвовать в этих митингах.

— Я и не участвую.

— Вы не будете запросы депутатские по поводу меня писать.

— Я и не пишу.

— Вы еще говорили, что информацию будете предоставлять, если они будут к вам обращаться. Ничего не делают они, получается?

— Запрос был один, тебя совершенно не касался.


Видео заканчивается эпизодом другой встречи, предположительно вчерашней, в ресторане «Звезда». Человек, похожий на депутата, вынимает из положенной перед ним папки конверт, складывает и прячет во внутренний карман. Вероятно, это тот самый конверт, который был изъят у Нотяга в Следственном комитете при личном досмотре. Депутат отрицает получение взяток.


[fontanka.ru, 21.04.2016, "Нотяг довоевался до взятки": Депутат Вячеслав Нотяг изначально в ЗакС был избран от партии «Яблоко» в 2011 году. Однако очень быстро был исключен из нее из-за конфликта. Предполагалось, что в парламент пройдут экс-депутат ЗакСа Михаил Амосов и спикер Ленсовета Александр Беляев. Однако в итоге в ЗакСе оказались Нотяг, бывший на тот момент директором частной школы, и его соратница по партии, муниципал Ольга Галкина. За несколько дней их проценты неожиданно выросли. Странность ситуации подчеркивало то обстоятельство, что Нотяг трудился в школе, где лидер «Яблока» Максим Резник преподавал историю, а Галкина возглавляла избирательный штаб Резника. После конфликта Нотяга и его соратников исключили из «Яблока», тогда группа стала называться независимыми депутатами ЗакСа.


Нотяг нечасто блистал законопроектами и речами, нечасто упоминался в СМИ. В соответствии с последней декларацией, в 2015 году Нотяг заработал около 2 млн рублей. Его семье принадлежит жилой дом в Стрельне площадью 374 кв. м. От него до пресловутого ресторана «Звезда» на Лени Голикова — не более 15 минут езды на автомобиле. Их у Нотяга два — Daewoo Nexia и Lexus 570, на котором он 21 апреля и приехал на встречу с Глущенко. Жена парламентария получила доход в 205 тысяч рублей, то есть, судя по всему, полностью зависит от своего мужа.


«Странно, что депутат, который за месяц не мог отдать долг в 15 тысяч рублей, подозревается в таких взятках», — отреагировали его коллеги, прочитав новости.


В руководстве Законодательного собрания сообщили, что спикерВячеслав Макаров комментировать ситуацию пока не берется. — Врезка К.ру]



"Это такая международная практика зарабатывания денег депутатами"


Глущенко: Пойти в ФСБ мне посоветовал Албин


Глава компании «Воин-В» Олег Глущенко дал показания в Следственном комитете о своем общении с депутатами ЗакСа, в том числе и с единороссом Сергеем Никешиным.


В Следственном комитете на набережной реки Мойки 22 апреля в качестве свидетеля опросили генерального директора компании «Воин-В» Олега Глущенко. Как рассказал Глущенко, решающую роль в том, что история строящегося квартала в Ульянке превратилась в уголовное дело о взятке, сыграл вице-губернатор Игорь Албин — именно он посоветовал строителю рассказать следователям о своей «работе» с депутатами ЗакСа.


— Можете пояснить, почему именно депутат Вячеслав Нотяг мог вас спасти от градозащитников и как он воспрепятствовал стройке в Ульянке? Этой темой же ведь занимались и другие депутаты ЗакСа.


— Сразу вам отвечу. Если бы меня могла спасти вся эта депутатская группа и от меня бы все отстали, то это, может, стоило бы не 300 тысяч в квартал, а 3 млн. На первом этапе самым активным был именно Нотяг, потом подтянулись Вишневский, Ковалев и Резник. Первое, что они сделали, — это митинги. На одном из первых присутствовал Нотяг и призывал во время Экономического форума перекрывать проспект Стачек, говорил, что так они привлекут внимание и остановят стройку. Первые запросы в прокуратуру, в какие-то органы исполнительной власти, комитеты — это все начинал он. Я с ним встретился и говорю: «Вы же вообще из Московского района, с чего вдруг? Зачем вам это нужно?» Он мне отвечает: «Депутат известен, когда к нему обращается много граждан, он помогает решению их проблем. Я таким образом нарабатываю себе капитал».


— Можно ли оценить процент активности Нотяга по отношению к другим депутатам в этом вопросе?


— На ранней стадии — 80 процентов. Потом, когда мы с ним договорились и я стал платить ему деньги, его активность снизилась. Но в чем был обман? Эта активность перешла к его другу Резнику. В этот период стали проявлять активность и другие депутаты. Но с ними такой договоренности не было. Когда мы только начинали программу реновации, Никешин меня вызвал и сказал, что у меня будут проблемы. Но это было 5 — 6 лет назад, я об этом представил материалы в следственные органы, но думаю, что это не очень перспективно, ведь уже прошло столько времени.


— Это, значит, был прошлый созыв?


— Да, Никешин же уже 25 лет депутат.


— Что за документы по Никешину вы представили следователям?


— Деньги я, конечно, никакие не мог представить за столько лет, тем более что это был безналичный расчет. Это тоже были 300 тысяч рублей. Я предоставил выписки со счетов о переводе в фонды Никешина.


— В чем была договоренность с Никешиным?


— Он принимал законы, чтобы улучшить наше положение. Он своей правкой изменил высотность в квартале — повысил. У меня есть стенограмма такого заседания парламента. Это был 2009 год. А есть еще стенограмма 2014 года, где он, как раз после того, как мы перестали платить, предлагает понизить высоту. Парадоксальные истории! Человек сам решает: сегодня он решил, что 80 метров можно, потом — только 30.


— Неужели удавалось проводить эти поправки вне ведома руководства ЗакСа?


— Никешин — председатель профильной комиссии. Он же не говорит: «Давайте в таком-то квартале сделаем такую-то высоту». Он ведь говорит совсем по-другому: «Принять поправки нашей комиссии: 5,3,28,24... Кто будет голосовать пакетом». Некоторые депутаты даже не понимают, что там.


— Депутаты — ладно, но ведь у ЗакСа есть руководство, которое эти вещи отслеживает...


— Руководству ЗакСа порой не разобрать этих нюансов. И потом они договариваются между собой, друг другу помогают. Кому-то нужно протащить свою поправку, они говорят: «Я проголосую за твою, а ты проголосуй за мою». Вот так у них там — круговая порука. Понимаете, депутаты не имеют особого дохода в плане распределения бюджетных средств, не они непосредственно работают с этим бюджетом. Да, у них есть какие-то средства по их поправке, но эти деньги все равно... их им не хватает. Им нужно больше, выборы же ведь и всякие дела. Поэтому они отрабатывают очень простые схемы: взаимодействуют с разными лжеградозащитными организациями и создают негатив и резонанс. Не важно: это строительство или завод по выпуску пирожных. Они создают общественное мнение, что это плохо, — нагнетают. Потом у застройщика начинаются проблемы, к нему приходят проверяющие, вызывают в прокуратуру и спрашивают: «Почему у вас там бардак?» А они приходят и говорят: «Мы готовы вам помочь, мы знаем, как эти проблемы снять. Градозащитники — подконтрольные нам организации, но вы должны нам платить». Это такие схемы.. Думаю, они даже и не в России придуманы.


— А где?


— Наверняка это западный опыт. Я читал, что где-то в Европе раньше так было, что это такая международная практика зарабатывания денег депутатами.


— Поясните еще подробнее ваши условия взаимодействия с Нотягом: он не должен был писать запросы по вашему поводу?


— Три аспекта. Первое: он не организовывает и не принимает участие в митингах. Второе: он не пишет запросов. Третье: он пересылает их письма, этих лжеградозащитников, когда они ему пишут и просят помочь. Такая работа.


— А градозащитники с какими целями обращались к депутатам?


— Там была отработана такая схема. Им, чтобы остановить строительство, нужно опротестовать какой-нибудь законодательный акт. Он был издан несколько лет назад. Они обращаются к Нотягу, он акт запрашивает и пересылает им. Они идут в суд и говорят: «Мы нашли такой-то акт, в нем запятая не там стоит — смысл изменяется». Судья говорит: «Подождите, этому акту уже 4 года, исковая давность». А они говорят: «Вот письмо депутата, он нам на прошлой неделе только документ предоставил, мы об этом только узнали». Почему они выиграли так много исков (порядка 15)? Потому что действовали по этой схеме по восстановлению пропущенных сроков обжалования.


— Почему вы только сейчас обратились в следственные органы? Из-за того, что у вас попросили деньги еще и для Резника?


— Нет, он ни при чем. По поводу депутатов я обращался еще к вице-губернатору Оганесяну. Встретился с ним, показал факты. Он сказал, что будет разбираться, и попросил пока ничего не делать. Оганесян ушел, потом назначили Албина. Он вникал... Пока я попал к Албину на прием, объяснил ему... И он мне сказал, что самый правильный путь — это обратиться в органы правопорядка, в ФСБ.


— Что вы сегодня рассказали в Следственном комитете?


— Я дал пояснения, рассказал эту историю. Но мне сказали, что это еще как минимум полгода будет тянуться. Мне туда как на работу придется ходить.


Для справки:


[...] Сергей Никешин является старожилом городского парламента: еще в 1990 году он избрался в Ленинградский совет народных депутатов, а в 1994-м — в Законодательное собрание, пришедшее на смену упраздненному горсовету. С тех пор он пользуется неизменной поддержкой у жителей Ульянки, не пропустив ни одного созыва.


Согласно последней декларации, Никешин заработал в 2015 году 8 млн рублей, его супруга — 4,5 млн рублей. [...]


Ксения Клочкова


Ссылки

Источник публикации