Дерипаска: Не съем, так понадкусаю

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Дерипаска: Не съем, так понадкусаю

Россия может лишиться контроля над стратегической компанией "Норильский никель"

© "Московский комсомолец", origindate::07.10.2008, Фото: "Ведомости",  Не съем, так понадкусаю. Россия может лишиться контроля над стратегической компанией

Николай Павлов

Converted 27627.jpg

Вот уже более полугода не утихает конфликт между мажоритарными акционерами ГМК “Норильский никель”. В борцовской схватке сошлись не какие-нибудь там лица, “пожелавшие остаться неизвестными”, а люди, которых страна регулярно может видеть на встречах президента и премьер-министра с элитой российского бизнеса.

Казалось бы, какое нам дело до борьбы за власть внутри компании разных, что называется, хозяйствующих субъектов. Нам от их миллиардов не холодно и не жарко, как и от того, кто кого победит. Но все не так просто и прямолинейно. Ведь на кону стоит будущее “Норильского никеля”. Компании, в которой не только работают чуть ли не 100 тысяч человек, чья судьба и судьба их семей зависит от ГМК. Которая не только является одним из крупнейших доноров бюджетов самых разных уровней, от федерального и до местного, и обеспечивает возможность жить на территории, равной нескольким европейским странам. Но и, по большому счету, которая является одним из главных достояний страны. Свыше 20% мирового производства никеля, 40% металлов платиновой группы (опять же в масштабах всей планеты), 10% кобальта, 3% мировой меди. Что касается российских масштабов, то здесь термин “монополия” очень слабо отражает реалии. ГМК производит 96% всего российского никеля и около 95% кобальта. Без преувеличения — для России эта компания имеет стратегическое значение. Лакомый кусочек, не правда ли?

И что же сейчас с ним происходит? Еще весной капитализация компании составляла свыше 50 млрд. долларов. А 18 сентября стоимость “Норникеля” достигла рекордно низкого показателя — на бирже в Лондоне его оценили чуть больше чем в 20 млрд. долларов. Конечно, свою роль сыграл здесь и мировой кризис, но если сравнить “Норникель” с динамикой других “голубых фишек”, то окажется, что в большинстве случае до недавнего времени он падал быстрее, а восстанавливался гораздо медленнее.

На протяжении всего того периода, как “Русал” стал вторым по величине пакета акционером “Норникеля”, Потанина атакуют с самых разных сторон. При этом атака идет на акционера, а отражается на состоянии компании.

В ход идут любые аргументы. Компания закончила прошлый год с прибылью, значит, надо посмотреть, не упала ли прибыль. Упала? Прекрасно, есть повод заявить, что менеджмент ведет компанию к краху. И неважно, что временное снижение показателей связано с инвестициями в производство и снижением цен на цветные металлы.

Что еще можно навесить основному акционеру? Недавнюю смену топ-менеджмента. Генеральным директором ГМК совсем недавно был назначен бывший руководитель Ростуризма Владимир Стржалковский. Вот, хватаются оппоненты Потанина за очередной повод, кого взяли-то? Человека, который в металлургии мало что понимает, вместо специалиста, который в шахте оставил половину зубов, а у печи — вторую половину. Как он-де будет находить язык с профессионалами? А очень просто. Потанин открыто заявил, что на посту генерального директора Стржалковский более будет занят сотрудничеством с государственными структурами. Не секрет, что он является одним из давних знакомых премьера и президента страны, работавшим с ними еще в Санкт-Петербурге. Такие кадры, знаете ли, ценятся на вес золота. Для металлургии, для самого производства есть инженеры, а для руководства стратегической компанией нужны в первую очередь высокопрофессиональные управленцы со связями. И вот вам доказательство верности выбора Потанина — на недавно прошедшем в Сочи седьмом Международном инвестиционном форуме состоялась встреча премьер-министров России и Франции. И кто же еще принял участие в переговорах? Генеральный директор ГМК “Норильский никель” Владимир Стржалковский.

Рискну предположить, что ключевым моментом в ситуации противостояния крупнейших акционеров “Норникеля” стало нежелание Олега Дерипаски оставаться как раз “второй скрипкой”. И раздающиеся сейчас заявления о якобы нарушенных правах миноритарных акционеров не что иное, как отвлекающий маневр в попытке отвоевать себе еще кусочек “Норникеля”. Например, в компании “Ингосстрах”, контролируемой структурами Дерипаски, права миноритарные акционеры отстаивают преимущественно через суды.

Удивительно, но стремление играть первую скрипку не останавливает даже тот факт, что маневры в ходе конфликта обесценивают сам предмет противостояния. Поскольку снижение капитализации “Норникеля” несет потенциальную опасность установления контроля над ним со стороны иностранного бизнеса. Причем именно через “Русал” Олега Владимировча Дерипаски.

Не секрет, что весной для приобретения контрольного пакета “Норникеля” UC Rusal привлекла двухлетний синдицированный кредит в $4,5 млрд у 11 международных банков. И стала тем самым одним из крупнейших заемщиков среди российских компаний. Общий долг “Русала” вырос до 14 млрд. долларов. На минуточку, по итогам прошлого года алюминиевый холдинг Дерипаски произвел 4,2 млн. тонн алюминия, а выручка компании составила 14,3 млрд. долларов. То есть фактически долг у “Русала” равен выручке за весь год.

Но интересно даже не это, а условия, на которых Дерипаске предоставили 4,5 млрд. Залогом кредита стали сами выкупленные акции “Норникеля”, о чем писала газета “Ведомости”. Фондовый кризис, который снизил стоимость российских компаний, в сочетании с войной, ведущейся среди акционеров “Норникеля”, вдвое уменьшил капитализацию ГМК. А это значит, что находящихся в залоге у иностранцев акций “Норникеля” уже не хватает для обеспечения кредита. И от “Русала” практически в любой момент могут потребовать либо добить залоговый портфель акциями, либо гасить часть кредита. Как писали “Ведомости”, если в момент привлечения кредита достаточно было заложить 13% акций, то по котировкам в разгар кризиса в сентябре банки могли попросить обеспечить залог акциями от 26% до 35%. По сведениям той же газеты, “один источник из числа акционеров UC Rusal утверждает, что сейчас в залоге находятся все 25% акций «Норникеля», но подтвердить это не удалось”.

Даже если правы те, кто говорит, что компании Дерипаски удалось рефинансировать часть кредита еще до разгара кризиса, нет никаких гарантий, что ситуация вслед за каким-нибудь очередным финансовым обострением не станет развиваться по наихудшему сценарию. И блокирующий пакет стратегической российской компании перейдет в руки иностранных кредиторов, по преимуществу, американских финансистов. И это, поверьте, не теоретические предположения. В конце прошлой недели прошло сообщение, что “Русские машины” вышли из капитала крупнейшего производителя автокомплектующих — компании Magna International. Осенью прошлого года Дерипаска купил блокпакет акций Магны за 1,5 млрд. долларов по той же схеме, что и блокпакет «Норникеля» — под залог приобретаемых акций. А теперь кредитор — банк BNP Paripas — просто забрал акции в свою собственность. Гарантий, что кредиторы не сделают того же с “Норникелем”, нет никаких.

Есть грустный такой анекдот, когда у представителя одной из национальностей на территории СССР спрашивают, что он будет делать, если ему дать вагон яблок. Он отвечает: “Съем” — Съешь? Вагон? А если не съешь? — Не съем, так понадкусаю.

Очень похоже, не правда ли? Только вот речь в данном случае не о яблоках.