Дерипаска в обмороке

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Дерипаска "принес в суд справку из управления делами президента России, что он полтора года падает в обмороки после просмотра интервью Стриги"

© "Московский комсомолец", origindate::25.03.01, Фото: "Ъ-Власть"

Кремлевские небожители: кататься на горных лыжах и "мочить" журналистов - прекрасный отдых

Сергей Макаров

Converted 11516.jpgКак криминальный авторитет Татаренков, алюминиевый "король" Дерипаска, дочка всероссийского "экс - Папы" Дьяченко, глава кремлевской администрации Волошин могут оказаться в одном месте. Как в этом же месте уничтожают неугодного журналиста.

Элитная горнолыжная трасса в Саяногорске, лучшая в России по своим характеристикам, вновь готовится к приему высокопоставленных гостей. Посему вход на нее простым смертным не голубых кровей будет закрыт. На этот раз по приглашению президента "Сибирского" и "Русского алюминия" Олега Дерипаски ожидают главу кремлевской администрации Александра Волошина. Буквально неделю - другую назад на частном самолете "Сибирского алюминия" прибывала в Саяногорск Татьяна Дьяченко, по некоторым сведениям вместе с Валентином Юмашевым, предшественником Волошина на кремлевском посту и нынешним тестем Дерипаски.

Одновременно с приятным времяпровожденем кремлевских небожителей в Саяногорске продолжается травля журналиста [page_9705.htm Вениамина Стриги], известного своей "антисибаловской" позицией [см. 1], [page_10253.htm 2], [page_10252.htm 3- прим. К.Ру]. Бывший главный редактор, директор Саянской телерадиокомпании и Саянского общественного телевидения, газеты "Деловой Саяногорск" неоднократно публиковал материалы о том, что в скупке акций Саянского алюминиевого завода, ставшего базовым предприятием "Сибала", активное участие, наряду с Дерипаской и его подручным Аркадием Саркисяном, принимал криминальный авторитет Татаренков. Стрига публиковал сведения и о криминальных методах "черного пиара", сопровождающих скупку "Сибалом" предприятий, политическую борьбу в Республике Хакасия, о применении физической силы против граждан, против журналистов, и о заниженных "СаАЗом" показателях реализации продукции, о связях Дерипаски "наверху".

В результате еще в 1997 году телекомпанию Стриги без всяких законных (подтверждено!) оснований отключили от эфира. На самого журналиста завели уголовное дело, длившееся более года и закончившееся оправдательным приговором. Впрочем, уголовного дела по факту закрытия вещания телекомпании возбуждено не было, хоть это и предусмотрено УК, "вас ведь отключили всего (!) на сутки..." Интересная деталь: органы налоговой полиции незадолго до возбуждения ими по Стриге уголовного дела получили от СаАЗа ... 300 миллионов (!) рублей. В 1999 году телекомпанию уже окончательно отключили от эфира, опять таки без всяких законных оснований, при действующей до сих пор лицензии. Перед этим телекомпанию изгнали из занимаемых помещений, а оборудование было сожжено и расхищено так и не установленными лицами. Все это происходило при полном попустительстве министерства печати и Федеральной службы по телевидению и радиовещанию. Телекомпания, более двух лет по этой причине не имевшая дохода, прошла процедуру банкротства, а "черный пиар" проалюминиевых СМИ обвинил Стригу, который давно к тому времени не работал директором, в невыплате зарплат работникам бывшей своей компании. Газета "Деловой Саяногорск", чудом сумевшая сохраниться, перескакивала с места на место, из типографии в типографию, тем не менее неоднократно производились изъятия тиражей газеты под различными, весьма сомнительными предлогами. Например, "вы печатаетесь 15-го, а дата стоит 16-е, что нарушает предусмотренные законом реквизиты..." Доводы о том, что в газете должна стоять не дата типографского тиража, а дата выхода в свет, что и предусматривает Закон, ни на милицию, ни на прокурора воздействовать не могли. После одного такого изъятия тиража со статьей Стриги на "алюминиевую" тему, когда ему выкручивали руки, били и угрожали более серьезной расправой сотрудники милиции, журналисту пришлось вызвать "скорую". Все это сопровождалось потоком оскорблений и угроз в адрес журналиста, написанных на многих стенах Саяногорска громадными буквами краской из баллончиков как всегда не установленными лицами. Дмитрий Буевич, директор сибаловской телекомпании "Сибирь", ныне представитель "Сибирского алюминия" в Хакасии, с удовольствием лично смаковал эти настенные надписи в телеэфире. Надо ли добавлять, что прокуратура Хакасии в указанных действиях против журналиста и СМИ нарушений закона не нашла. В последнем случае применения против журналиста физической силы дело на контроле генпрокуратуры рассматривали трижды, потеряли (или уничтожили?) вещественные доказательства - кассету с видеозаписью процедуры изъятия тиража, где явно видно, как люди в милицейской форме нападают и ломают видеокамеру, слышны нецензурные угрозы и оскорбления в адрес сотрудников редакции. После "потери" улик и вещественных доказательств "состава преступления" в действиях милиции не обнаружили уже окончательно.

Новый виток кампании по уничтожению неугодного журналиста делают уже руками судебных приставов. Не так давно в Абакане приставы брали штурмом без законных оснований газету "Южно - Сибирский вестник", где печатается много резких материалов журналистов, в том числе и Стриги. Приставы проиграли все суды, но в отместку попытались сфабриковать уголовное дело в отношении редактора газеты Сергея Амелина, якобы он пытался бить судебного пристава. Свидетели подтвердили совсем обратное, после чего прокуратура Хакасии дело закрыла, а приставы взялись уже за Стригу.

В свое время в "Деловом Саяногорске" была опубликована статья, утверждавшая, что Аркадий Саркисян, скупавший акции Саянского алюминиевого завода в качестве директора фирмы "Алинвест", представлял тем самым в то время интересы братьев Черных и "Трансворлдгрупп", в конце концов и получившими контроль за СаАЗом. Саркисян почему то посчитал эти очевидные факты дискредитирующими, подал на "Деловой Саяногорск" и Стригу в суд. Факты статьи на суде подтвердились, однако саяногорский судья Полехов обязал газету и журналиста опровергнуть очевидное, по сути отказаться от своего мнения, что противоречит ст.29 Конституции России. Во второй инстанции суда Саркисян, работавший в то время заместителем председателя правительства Хакасии, признал очевидность фактов и подписал мировое соглашение, где отказался от претензий к газете и к Стриге. Журналист, в свою очередь, согласился опубликовать уточнение к сведениям статьи: Саркисян, будучи замдиректора СаАЗа, не лично оказывал помощь налоговой полиции в размере 300 миллионов рублей, а сделал это СаАЗ перечислением денег. Казалось, инцидент исчерпан, однако мировое соглашение, добросовестно выполненное Стригой, оказалось неутвержденным, хотя и подшитым к материалам кассационного рассмотрения дела, чем явно был нарушен закон. Пользуясь этим, Саркисян потребовал у судьи Полехова выписать судебный приказ в соответствии с решением суда по претензиям, от которых сам же отказался по мировому соглашению, что Полехов и выполнил.

Стрига не подозревал о готовящихся против него акциях, когда ночью к нему буквально вломился саяногорский судебный пристав Иванов и сообщил, что за неисполнение решения суда журналиста оштрафуют. Ссылки на мировое соглашение и оспаривание судебного приказа в порядке надзора не помогли. Вскоре этого наглого пристава Иванова арестовали и осудили за крупную взятку, однако давление на Стригу продолжалось.

Журналист по иску, который не содержал материальных претензий, был оштрафован на 300 минимальных окладов (24 тысячи рублей), из дома было изъято все имущество вплоть до табуреток, чего закон делать не позволяет. При этом было арестовано и вывезено без законных оснований имущество главного редактора и директора "Делового Саяногорска" Ивана Чижова, проживавшего некоторое время в квартире Стриги. У журналиста изъяли профессиональный видеомагнитофон и телевизор, использовавшийся в качестве телемонитора в профессиональной работе, чего закон опять таки делать не позволяет. Дорогое оборудование стоимостью несколько тысяч долларов было оценено самими приставами по ценам бытовой техники, после чего по этим ценам его пытались продать. Причем сделать это в нарушение закона, несмотря на поданные Чижовым и Стригой жалобы и иски, которые тянутся и волокитятся уже более года. Деталь: дорогой телемонитор - телевизор сразу же был установлен в кабинет руководителя службы приставов в Саяногорске.

Аналогично действовала служба судебных приставов и по решению суда по иску Дерипаски к Стриге, но до громадных штрафов и изъятия имущества дело не дошло. Дерипаска подал в суд на теле интервью Стриги, где почему то посчитал, что Стрига обозвал его прощелыгой. В качестве подтверждения моральных и физических страданий Олег принес в суд справку из управления делами президента России, что он полтора года падает в обмороки после просмотра интервью Стриги. На суде выяснилось, что интервью было всего за два месяца до суда и отношения к заболеваниям головы Дерипаски иметь не может. Суд отклонил справку, но иск Дерипаски все-таки частично признал, обязал Стригу опровергнуть, что Дерипаска является прощелыгой, чего Стрига и не утверждал. Однако приставы моментально взялись за работу и заполучили с журналиста две тысячи рублей в пользу "алюминиевого короля".

В эти дни, когда горнолыжная база готовится к приему высоких гостей, журналиста Вениамина Стригу вновь вызвали повесткой к судебному приставу. Ему было объявлено, что материалы на него будут переданы в прокуратуру с целью возбуждения уголовного дела по статье 315 УК РФ. Какое отношение имеет эта статья к журналисту, не занимающему никаких должностей (статья касается именно должностных лиц) Стриге не объяснили. Зато пояснили, что дело находится на постоянном контроле "на самом верху", несмотря на отставку Саркисяна с государственной службы в Хакасии. Премьер Хакасии Алексей Лебедь отправил Саркисяна в отставку после того, как тот стал подписывать постановления правительства Республики с указаниями самому Лебедю. После скандальной отставки Саркисян работал вице - президентом "Сибирского алюминия", а ныне работает замгендиректора "АвтоГаза" в Нижнем Новгороде, по всей видимости, представляя там Дерипаску.

Ни одно обращенние в адрес Президента России по поводу творящегося беспредела не дало результата. Не надо журналистам докучать небожителям, мешать им кататься на горных лыжах.