Дерипаска соврал в угоду Абрамовичу

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


1321714817 227302 92-110x150.jpgАлюминиевый король заявил в Высоком суде Лондона, что  Абрамович был единственным владельцем 50% акций «Русала», в то время как в показаниях по иску Черного  он утверждал, что приобрел 25% потому, что столько у Абрамовича акций и «имелось».

В Высоком суде Лондона на процессе по иску Березовского к Абрамовичу в качестве свидетелей выступили шеф-повар, бухгалтер, носившая в сумке миллион долларов наличными, и глава РУСАЛа, предположивший, что задолжавший ему «доктор Зло» мог прийти на встречу даже голым.

Неделя «свидетелей Абрамовича» в Высоком суде Лондона открылась Волошиным (см. «Новую газету» от 16 ноября), закрылась Дерипаской, а между — череда секретарей, помощников, бухгалтеров, партнеров и даже личных шеф-поваров. Все эти люди с таким воодушевлением рассказывали английскому суду о прелестях жизни российских олигархов: о яхтах, домах, часах, подарках, — что судье Глостер даже приходилось просить их замолчать. Впрочем, аналогичные свидетели были и у Березовского…

9 1083163.jpg

Андрей Городилов

Вот бывший вице-президент «Сибнефти» и бывший зам губернатора Чукотки Андрей Городилов говорит: за время работы на Абрамовича он стал «богатым человеком», и Абрамович для него — «близкий друг». И уверяет суд в алиби ответчика: встреча, на которой Абрамович, Березовский и Патаркацишвили договорились о сделке по ОРТ, состоялась в ноябре 2000 года, а не в декабре, на чем настаивает Березовский, заявляя, что владелец «Челси» требовал от него продать акции ОРТ в обмен на освобождение из тюрьмы друга — Глушкова. В декабре, говорит Городилов, Абрамович летал на Чукотку. Правда, документальных доказательств этого нет.

Аналогичными воспоминаниями делится еще один «близкий друг» и «союзник» Абрамовича — Сергей Капков (возглавлял избирательную кампанию на Чукотке, создал Национальную футбольную академию, попечительский совет которой возглавил Абрамович, ныне — глава департамента по культуре столицы). «Союзник» уверяет: Абрамович не мог быть на встрече с Березовским на мысе Антиб. «Он был в Москве. И ему нужно было лететь на Чукотку. 10 декабря он вылетел. Хорошо помню этот день. Мы встретились в самолете, Роман поздравил меня с днем рождения, подарил мне очень дорогие часы. Я был так рад… Я до сих пор их ношу…» — на его руке действительно были часы марки Breguet.

S320x240.jpg

Евгений Швидлер (справа) и Роман Абрамович

Следующий «друг» — бизнесмен Евгений Швидлер, занимавшийся финансовыми и организационными вопросами в «Сибнефте», РУСАЛе и в «Миллхаусе» (управляет активами владельца «Челси»), подтвердил слова Абрамовича: его патрон был единоличным владельцем акций «Сибнефти», а Березовский и Патаркацишвили тут ни при чем, им ничего не принадлежало. Да и сам Швидлер акциями не обладал, а высокий уровень жизни, как он выразился, обеспечивал ему Абрамович: «Платил за отдых, подарил нам с женой большой дом», затем «яхту» (вроде крупнейшей в мире LeGrandBlue)…». Судья Глостер на это заметила, что совсем не собирается углубляться в тему «подарков».

…Личный шеф-повар Абрамовича австриец Кристиан Спонринг сопровождает олигарха повсюду «уже 14 лет», считает его «доверенным лицом», не понимает ни слова по-русски, но «точно» помнит приватные встречи Березовского и Абрамовича. Например, встречу в январе 2001 года на вертолетной площадке в Межеве. Кулинар не понял смысла беседы, однако видел, как Абрамович и Березовский на прощание обнялись: то есть Березовский «не был в обиде» после подсчетов причитающегося…

…Бухгалтер «Сибнефти» Марина Гончарова внесла в размеренный ход суда ритм гангстерского боевика, красочно описав процедуру выплат. «Я привозила первую сумму наличными в офис ЛогоВАЗа — 1 миллион долларов. Прекрасно помню, как я вошла в ЛогоВАЗ с тяжелой сумкой. Ее реально было очень тяжело нести, Ваша честь. Меня встретил помощник Березовского Иван. Мы пошли с Иваном в кабинет к Березовскому. Он разговаривал с кем-то по телефону. Ему, видимо, не понравилось, что мы вошли. Когда он окончил говорить, он швырнул телефоном в Ивана… Я вручила Березовскому сумку и ушла».

— И вы с миллионом долларов в сумке шли по московским улицам? — опешила судья Элизабет Глостер.

— Нет, конечно. Я еще не похожа на сумасшедшую, и в то время похожа не была. У нас была офисная машина, была охрана, — и бухгалтер подтвердила слова Абрамовича: за 1996 год Березовскому и Патаркацишвили выплатили 86 миллионов долларов, в последующие годы — по 50 миллионов, а в 2000-м «опять очень много — 70—80 миллионов».

— Когда было создано ОРТ, мы много платежей проводили туда. Оплачивали программы, эфирное время, покупали вечно какое-то оборудование, камеры для ведущих журналистов. В том числе еще были Доренко, Познер, Невзоров — ему постоянно платили деньги (видимо, имеются в виду гонорары. — В. Ч.)… Мы покупали для семьи Березовского машины, Екатерине (дочери. — В. Ч.) купили «Вольво», Галине (бывшей жене. — В. Ч.) — БМВ… Еще мы оплачивали отдых Березовского в Испании с семьей — в районе 140 миллионов долларов…

Супруги Березовские засмеялись.

— 140 миллионов? — округлили глаза адвокаты.

— Ой, 140 тысяч… Мы также снимали для него квартиру на улице Рылеева в Москве… Еще дачу в Соснах оплачивали, в Жуковке, охрану…

— Без документов ваши воспоминания о суммах могут быть смутными, — заметила защита Березовского. Бухгалтер призналась, что компьютерный учет миллионам не вела, а «для себя и для Абрамовича вела книжку, в какую дату и сколько платежей мы осуществили». Но вот беда, после обысков в «Сибнефти» в 1999 году, «проведенных по делу Березовского», она все книжки и бумажки уничтожила. «Но большие платежи я помню очень хорошо».

17 3330452.jpg

Евгений Тененбаум

…Руководивший отделом корпоративных финансов «Сибнефти», а ныне управляющий директор MillhouseLLCи член совета директоров «Челси» Евгений Тененбаум признался, что в российских компаниях никогда работать не хотел, но, когда познакомился с Абрамовичем, был так тронут его «честностью и порядочностью», что даже крышевание Березовским «Сибнефти», первоначально его смутившее, не остановило его душевный порыв. И Абрамович стал его «близким другом», который, конечно, был основным акционером «Сибнефти». «Если бы я обнаружил, что Березовский владеет долевыми правами в компании, я бы, скорее всего, подал в отставку». А с Патаркацишвили Тененбаум вообще не стал бы иметь дела: «Он был очень страшный человек».

— Они не были акционерами, — говорит свидетель. От него требуют доказательств. Доказательств нет. А записки помощника Березовского и Патаркацишвили — Кертиса, в которых якобы фиксировались все темы переговоров, в том числе и по акциям, Тененбаум называет «подложными». По его воспоминаниям, тот во время встречи ничего не записывал, и, скорее всего, «господин Патаркацишвили продиктовал ему на диктофон после того, как я ушел». Обо всех этих ухищрениях Тененбаум якобы узнал от юриста Абрамовича Руслана Фомичева, а тот — от партнера Абрамовича Швидлера. Объяснения более чем странные: выходит, Патаркацишвили еще в 2003 году знал, что будет этот суд в Англии, и специально наговорил на диктофон слова про структуру акций…

Защита Березовского в изумлении: почему тогда ни Тененбаум, ни Швидлер, ни Фомичев в своих письменных показаниях не говорят ни о каких «подложных» записках? Ответ: юрист Фомичев, по словам Тененбаума, попросил всех этого не делать, поскольку Березовский прислал ему незадолго до разбирательства в суде Лондона эсэмэску, в которой угрожал, и потому Фомичев не дает даже показаний в суде — «испугался за безопасность». Письменных подтверждений этому нет. Но Тененбаум

настаивает: «Фомичев показал нам со Швидлером текст этого SMS. Березовский ему написал что-то вроде: «Я знаю, что Вы готовитесь к этому разбирательству, я контролирую Ваш скайп, Вашу почту, Ваш телефон»… И подписался: «доктор Зло».

Березовский громко смеялся, а Тененбаум тихо произнес, что говорит «правду». На этой мориартщине? и разошлись.

…А на следующий день был Олег Дерипаска — по видеосвязи из Нью-Йорка. Днем ранее его пиарщики нападали на журналистов с просьбами «не обращать особого внимания» на вопросы стороны Березовского про иск бизнесмена Михаила Черного к Дерипаске, который обвинил главу РУСАЛа в том, что тот обманом лишил его доли в компании. Дерипаска, как и Абрамович в случае с Березовским, отрицает, что Черной был его партнером. Кстати, из наделавшей шума расшифровки записи переговоров между Березовским, Патаркацишвили и Абрамовичем в аэропорту «Ле Бурже» (см. «Новую газету», № 125) следует, что Черной наравне с Антоном Малевским, ныне покойным лидером измайловской группировки, и Сергеем Аксеновым, тогдашней правой рукой Малевского, называются акционерами РУСАЛа.

Конечно же, первые вопросы к Дерипаске были именно об этом.

— Я хотел бы уточнить у судьи: мне нужно отвечать? — обратился Дерипаска к председательствующей Глостер.

— Вы должны отвечать на вопросы о вещах, которые публично известны, — ответила та. — И я буду решать, отвечать вам или нет. Сейчас вам задают вопрос: в чем заключается суть претензий, которые выдвигает Черной?

Защита Березовского сама объяснила суть и спросила, верно ли это.

— Да… — медленно проговорил Дерипаска. — Мне трудно комментировать это, потому что я, честно говоря… Мне казалось, я буду давать показания по делу Абрамовича. И я не сильно готовился к такому широкому рассмотрению своего иска…

И участники процесса принялись разбирать подробности встречи Березовского, Патаркацишвили, Дерипаски, Абрамовича и Швидлера в лондонском отеле «Дочестер» в марте 2000 года. По утверждению Березовского, на встрече заключили соглашение по созданию РУСАЛа, и ему с Патаркацишвили якобы доставалось 25% акций. Абрамович настаивает: ничего подобного, обсуждались лишь долги, возникшие у него перед Патаркацишвили за «помощь» в приобретении алюминиевых активов, а также долги, возникшие у Березовского перед Дерипаской. То же самое подтвердил в суде и последний. «Он (Березовский. — В. Ч.) почти год увиливал по поводу возврата долга».

— Но есть телефоны, факсы, e-mail… — упиралась защита, пытаясь доказать, что ради такой мелочи вовсе не обязательно было лично встречаться.

— Я не уверен, что Березовский умеет пользоваться e-mail…

Зал рассмеялся. Дерипаске за океаном было не до смеха:

— Человек занял у меня деньги несколько лет назад. И занял не маленькую сумму, это не 10 пенсов. Березовский имеет практику забывать об обязательствах. Когда он у меня просил деньги, он меня умолял, что ему нужно на личные нужды — какую-то недвижимость. Он меня сильно этим растрогал. Я бы хотел акцентировать внимание переводчика на слове «умолял».

И Дерипаска добавил такие подробности к встрече в отеле, что стало понятно — их он запомнил намного лучше, чем саму встречу: «Березовский опоздал на 1,5 часа», «явился в растрепанном виде», «не очень причесан был», «наверх накинул что-то типа халата»…

— Надо предполагать, брюки на нем были? — уточнила защита Березовского.

— Если честно, я не помню такие детали… Он мог появиться в чем угодно. Даже голым.

Засмеялась даже судья Глостер. Теперь не до смеха было защите:

— Он не мог быть в халате. Он возвращался из палаты лордов! Вы говорите все это, чтобы только очернить Березовского…

— Он вполне очернил себя сам, — отвечал Дерипаска. Сама же жертва посыпавшихся оскорблений вместе с супругой покинули зал. Ну а Дерипаска тем временем говорил, что защита истца «глубоко и сознательно заблуждается» в том, что Абрамович держал 50% акций РУСАЛа в трасте для Патаркацишвили и Березовского. «Это полный бред». Защита истца тогда поинтересовалась: а почему, если Абрамович был единственным владельцем 50% акций «Русала», Дерипаска выкупил у него впоследствии только 25% (позиция Березовского — потому что остальные 25% акций принадлежали ему и Бадри). Дерипаска назвал ту же причину, что ранее и Абрамович: не нашел достаточно средств, а оставшиеся 25% акций выкупил позднее. Ему напомнили: в своих показаниях по иску Черного Дерипаска утверждает иное — приобрел 25% потому, что столько у Абрамовича акций и «имелось».

— Эти ваши показания соответствовали действительности? — спросили его.

— Да, соответствовали. Просто здесь я вам даю более полную картину…

Вечером, когда в интернете появились судебные репортажи, журналистам звонили пиарщики Дерипаски и ругались: ведь просили же — не обращайте внимания на иск Черного…

P.S.:На следующей неделе суд заслушает юристов Абрамовича и некоторых «жителей Чукотки», а также двоюродную кузину?? ответчика. Затем адвокаты выступят с итоговыми речами, и судья Глостер уйдет на вынесение вердикта, написание которого, по оценкам наблюдателей, может занять у нее от 3 до 4 месяцев.

Оригинал материала: "Новая газета"