Дерьмовое дело

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В пятницу Мосгорсуд отберет присяжных, которым предстоит разбираться в довольно пикантном уголовном деле

1203666183-0.jpg Нотариус Фаиль Садретдинов обвиняется в нападении на следователя Московской прокуратуры, повреждении четвертого пальца руки конвоира и неуважении к суду — своими экскрементами он замазал лицо следователя и два тома уголовного дела. Гроза всей столичной прокуратуры пережил уже два суда: по «делу Хлебникова» и квартирной афере.

Злоключения московского нотариуса Фаиля Садретдинова начались в мае 2006 года, после того как он вместе чеченцами Казбеком Дукузовым и Мусой Вахаевым, был оправдан присяжными в Мосгорсуде по делу об убийстве редактора русской версии журнала Forbes Пола Хлебникова. Нотариуса освободили, но всего через пять дней вновь арестовали, обвинив в мошенничестве с квартирами. В январе 2007 года Преображенский райсуд приговорил его к девяти годам колонии. Прокуратура на этом не успокоилась и возбудила еще одно дело по обвинению Садретдинова в очередном эпизоде мошенничества с квартирами. Кроме того, старый приговор по делу Хлебникова в ноябре 2006 года отменил Верховный суд РФ, направив материалы на новое рассмотрение. (Дело вернули следствию для устранения недостатков — Страна.Ru).

Все эти страсти вокруг нотариуса его защитники объясняли недовольством столичных следователей тем, как провально завершился громкий процесс об убийстве известного журналиста.

Пока прокуратура разбиралась в устранении недостатков «дела Хлебникова», было передано в суд на рассмотрение новое дело против Садретдинова — по обвинению в применении насилия в отношении представителя власти (ст. 318-1 УК), оскорблении представителя власти (ст. 319 УК), повреждении документов (ст. 325 УК) и неуважении к суду, выразившемся в оскорблении прокурора и самой судьи (ч. 1 и 2 ст. 297 УК).

Собственно, последнее дело нотариуса состоит из двух разных инцидентов, объединенных в одно производство. Первый случай произошел 24 июня 2007 года. В этот день следователь по особо важным делам Моспрокуратуры Олег Мартынов прибыл в «Матросскую Тишину», чтобы ознакомить бывшего нотариуса с материалами очередного дела о мошенничестве. Со слов следователя, первым в кабинет привели арестанта, чуть позже приехал адвокат Руслан Коблев.

Садретдинов ознакомился с матералами, затем отпросился в туалет. По возвращении он подскочил к работнику прокуратуры и ударил его в лицо бумажным свертком, нецензурно ругаясь. Впоследствии на месте удара образовался синяк, а в свертке находились фекалии. Помимо лица следователя, от кала пострадали два тома уголовного дела.

Второй инцидент случился спустя несколько днй в Замоскворецком суде, где решался вопрос о продления ареста Садретдинова. Свидетелями и потерпевшими по этому эпизоду проходят судья Наталья Пятунина, прокурор Михаил Сударушкин и конвоир Геннадий Рощупкин. Из материалов дела следует, что Садретдинов отказывается участвовать в заседании и не стал называть суду свои данные. Судебное заседание однако продолжилось, и тогда нотариус стал нецензурно высказываться в адрес судьи и прокурора. На предупреждение судьи об удалении из зала он не реагировал, а наоборот, еще больше распалился.

Когда ярость стала неуправляемой, нотариус схватил стоявшую рядом с «клеткой» вешалку и бросил ее в гособвинителя. К счастью для прокурора, метательный снаряд не достиг цели.

Взбешенный неудачей Садретдинов отломил металлическую ножку от скамьи подсудимых и запустил ее в работника прокуратуры. На сей раз гособвинителя спас самоотверженный поступок старшего сержанта конвойного полка ГУВД Геннадия Рощупкина, который принял удар на себя, но при этом пострадал сам — экспертиза зафиксировала у него ушиб четвертого пальца правой руки. В конце концов, буяна скрутили, а решение суда зачитали в его отсутствие.

Сам нотариус вины не признает и, наоборот, обвиняет следователей в том, что они специально доводят его до такого состояния в отместку за его принципиальную позицию. Измазанный экскрементами Мартынов якобы постоянно допускал нелестные выражения в его адрес, и нотариус постоянно уличал его в подтасовке различных протоколов. «Это уголовное дело возбуждено в результате откровенной войны, которая ведется между мной и бандой следователей. Я ранее обвинялся Генпрокуратурой по делу об убийстве Пола Хлебникова, но был оправдан. В связи с моей принципиальной позицией по этому делу, а также в связи с моим обращением в Европейский суд по правам человека в прокуратуре сразу же занялись фабрикацией в отношении меня другого уголовного дела по квартирному мошенничеству. Группа следователей, куда входил Мартынов, умышленно создала вокруг меня психотравмирующую ситуацию», — заявлял Садретдинов.

По его версии, фекальный инцидент с Мартыновым произошел «на почве личных неприязненных отношений».

Пока ждали приезда адвоката Коблева, между ними опять произошла перебранка, и Садретдинов почувствовал, что у него начали путаться мысли, и он оказался на грани нервного срыва. «Помню, как неоднократно повторял Коблеву: «Сколько еще говна я увижу в этом деле?» — все остальное нотариус помнит только со слов адвоката: «Он рассказал, что, вернувшись из туалета, я вошел в кабинет и громко сказал Мартынову: «Теперь вы моего говна попробуйте». И кинул в него лист бумаги, на котором было написано заявление об отводе следователя, а в этом листе находились каловые массы. Они разлетелись по всему кабинету — большая часть попала на стены, пол и стол, а остальное — в лицо следователю. Потом я заметался по кабинету и стал мычать что-то нечленораздельное», признался Садретдинов.

Со слов Садретдинова, за выходку со следователем его посадили в карцер, где он находился, по его выражению «в совершенно скотских условиях», несколько дней не ел и не спал. Все это негативно сказалось на его психике и привело ко второму эпизоду. В суде он разнервничался, особенно когда выяснилось, что судебное заседание о продлении срока его содержания по стражей, будет происходить без участия адвокатов. Тогда Садретдинов отказался участвовать в заседании. Но поскольку к мнению обвиняемого ни судья, ни прокурор, то он «тряхнул решетку, чтобы напомнить о своем присутствии в зале судебных заседаний, потребовал прекратить этот междусобойчик». Тут на него накинулись конвойные, «заломили руки, потащили в конвойное помещение, при этом нанося удары» -рассказал обвиняемый.

Как пишет «Время Новостей», Садретдинов, находящийся в СИЗО Матросская Тишина», с мая 2006 года, находится под наблюдением врача-психиатра, который диагностировал у него депрессивный синдром, психопатию и шизотипическое расстройство личности. Кроме того, в тюрьме охарактеризовали нотариуса как вспыльчивого, дерзкого и конфликтного. Он два раза — на 10 и 15 суток — попадал в карцер за оскорбление и хулиганские действия в отношении сотрудника, еще десять дней провел в строгой изоляции за хранение и использование запрещенных предметов и получал выговор за то, что дерзнул заснуть на полу карцера в неположенное время.

Кроме того, случай со следователем Мартыновым был не первым, в свое время Садретдинов оскорбил его коллегу, также следователя прокуратуры, оросив того мочой.

Защитники экс-нотариуса настаивают, что все дела в отношении их подзащитного сфабрикованы. «Появление нового уголовного дела (о квартирном мошенничестве — Страна.Ru) в отношении Садретдинова — это звенье той же цепи, что убийство Хлебникова, — сообщил Странее.Ru адвокат Руслан Коблев. — Если вы помните, то в убийстве Хлебников искали чеченский след. Чтобы увязать убийство журналиста с двумя уроженцами Чечни — Казбека Дукузова и Мусу Вахаева, к делу был искусственно привлечен московский нотариус Фаиль Садретдинов. Но тут Генпрокуратура просчиталась. Будучи юридически грамотным человеком, Садтрединов занял очень активную оборонительную позицию».

Как считает Руслан Коблев, именно благодаря его усилиям и состоялся оправдательный приговор. Всех троих обвиняемых освободили прямо в здании суда. «Естественно, что такой исход, мягко говоря, не устроил прокуратуру, и через несколько дней из воздуха появилось дело о мошенничестве, и его вновь арестовали, по надуманному обвинению, — отмечает адвокат Стране.Ru, — Тут даже вполне нормальный уравновешенный человек взвоет от несправедливости и бессилия, Садретдинов же является инвалидом второй группы из-за черепно-мозговой травмы, его заболевание прогрессирует и за время пребывания в СИЗО его самочувствие не улучшилось. Последний диагноз, который ему поставили врачи, звучал как шизоитическое расстройство личности. Представьте, что человек в его состоянии обнаруживает, что из материалов дела исчезла часть протоколов уголовного дела. То есть, его в очередной раз хотят подставить. Тогда и случился неприятный конфликт с экскрементами».

Статья 297 Уголовного кодекса РФ («Неуважение к суду») предоставляет обвиняемому возможность рассматривать дело с участием присяжных заседателей, чем и воспользовался столичный нотариус Фаиль Садретдинов. Встанут ли присяжные на этот раз на его сторону, пока неясно. По всем инкриминируемым нотариусу статьям ему грозит еще как минимум полгода тюрьмы.

Оригинал материала

«Страна.ру» от origindate::22.02.08