Десять дел одного года

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Из множества громких судебных процессов 2008 года «Коммерсант – Власть» по традиции отобрал те, которые можно считать прецедентными

1230725643-0.jpg Судебный прецедент — вынесенное судом по конкретному делу решение, обоснование которого становится правилом, обязательным для всех судов той же или низшей инстанции при решении аналогичного дела. Во многих государствах судебный прецедент имеет значение для решения вопросов применения права, восполнения пробелов в законе (Большой юридический словарь).

Дело бывшего министра

19 февраля Замоскворецкий суд Москвы приговорил бывшего министра атомной энергетики Евгения Адамова к 5,5 года колонии. 17 апреля Мосгорсуд заменил наказание на условное такой же длительности.

2 мая 2005 года экс-главу Минатома арестовали в Швейцарии по запросу США, где с 2001 года расследовалось исчезновение $9 млн., выделенных России на исследования по безопасности атомной энергетики. 13 мая Генпрокуратура РФ заочно обвинила Евгения Адамова в том, что в 1998-1999 годах он и двое его подчиненных завладели 62% акций российско-американского СП по торговле ураном Globe Nuclear Services and Supply. Кроме того, выяснилось, что Адамов способствовал незаконному списанию $113 млн долга СП перед ОАО «Техснабэкспорт». После этого в Швейцарию был направлен российский запрос на экстрадицию. После полугода изучения обоих запросов швейцарский суд 29 декабря принял решение отказать американцам. В январе Евгения Адамова передали России, где осудили по ч. 4 ст. 159 («Мошенничество в крупном размере»), ч. 2 ст. 285 («Злоупотребление должностными полномочиями») и ст. 286 («Превышение должностных полномочий») УК РФ. После вынесения приговора минюст США даже поздравил Генпрокуратуру РФ с успешным завершением процесса. Однако вскоре Мосгорсуд без объяснения причин заменил реальный срок на условный.

Решение Замоскворецкого суда стало самым жестким приговором бывшему министру, к тому же для 68-летнего Евгения Адамова 5,5 года могли стать пожизненным сроком. Но не стали. Напротив, на примере дела Адамова была отработана схема спасения россиян из зарубежных застенков: обвинить фигуранта в совершении тяжких преступлений на территории России, добиться экстрадиции, для сохранения лица строго осудить, а затем заменить срок на условный. Эту схему можно реализовывать и в дальнейшем, например, добившись экстрадиции в Россию таиландского заключенного Виктора Бута.

Дело о покушении, которого не было

14 апреля городской суд Санкт-Петербурга оправдал Тимура Саидгареева, Равиля Муратова и Владислава Баранова, обвинявшихся в подготовке покушения на губернатора города Валентину Матвиенко. Приговор вынесен на основе вердикта присяжных, решивших, что никакого покушения не планировалось.

О задержании в Санкт-Петербурге членов группы, готовившей покушение на губернатора, СМИ впервые сообщили 18 мая 2007 года. Вскоре эту информацию подтвердили сама госпожа Матвиенко и глава ФСБ Николай Патрушев. По данным следствия, исповедующие ислам 29-летний инженер Саидгареев, 20-летний компьютерщик Муратов и 17-летний учащийся ПТУ Баранов хотели закидать госпожу Матвиенко боевыми гранатами в отместку за «притеснения мусульман». Муратов и Саидгареев были задержаны после приобретения взрывчатки, гранаты и двух запалов. Продавцу оружия, некоему Анзору, удалось скрыться. Баранов был задержан чуть позже, у него нашли тротиловую шашку. Всех их обвинили в посягательстве на жизнь госдеятеля (ст. 277 УК РФ), терроризме (ст. 205) и незаконном обороте боеприпасов и взрывчатых веществ (ст. 222). Главной уликой была аудиозапись, на которой так и не пойманный четвертый участник «заговора» уроженец Чечни Муслим Ильмурзаев говорит неизвестному собеседнику: «Завалим Матвиенко на Сабантуе». Осенью 2007 года дело передали в горсуд Санкт-Петербурга, где его рассматривали с участием присяжных. В ходе процесса защита настаивала, что «преступление» больше похоже на организованную ФСБ инсценировку. В итоге коллегия пришла к выводу, что не было самого события преступления.

Вердикт показал, что обвинения в терроризме и исламском экстремизме не гарантируют следствию поддержки присяжных не только в южных регионах страны. Так что, возможно, исход этого процесса стал одной из причин принятия в конце года поправок к российскому законодательству, запретивших рассмотрение дел по обвинению в терроризме с участием присяжных заседателей.

Дело о затянувшемся освобождении

27 мая и 10 сентября Зубово-Полянский райсуд Мордовии дважды отклонил прошения об условно-досрочном освобождении (УДО) бывшего юриста ЮКОСа Светланы Бахминой, отбывавшей срок в мордовской колонии ИК-14.

Бахмина была задержана 8 декабря 2005 года и обвинена в хищении в 1998-1999 годах имущества «Томскнефти» на сумму более чем 8 млрд руб. и неуплате налогов. 19 апреля 2006 года Симоновский суд Москвы признал ее виновной по ст. 160 («Присвоение или растрата») и ст. 198 («Уклонение от уплаты налогов») УК РФ и приговорил к 7 годам тюрьмы (позже срок сокращен до 6,5 года). Отбыв половину срока, заключенная подала прошение об условно-досрочном освобождении (УДО), где указала, что имеет поощрения от администрации колонии, трудоустроена, имеет несовершеннолетних детей, погасила гражданский иск по уголовному делу, признает вину и раскаивается. Все эти обстоятельства, а также беременность были проигнорированы мордовским судом. В обществе развернулась кампания против «неоправданной жестокости» судебной системы — на сайте www.bakhmina.ru было собрано более 90 тыс. подписей в ее защиту, Общественная палата и экс-президент СССР Михаил Горбачев обратились к Дмитрию Медведеву с просьбой вмешаться в ситуацию. Сама Бахмина, находившаяся на восьмом месяце беременности, 22 октября направила президенту прошение о помиловании, однако через два дня отозвала его без объяснения причин. Тогда же осужденную перевели из тюремного госпиталя ЛИУ-21 в ведомственную больницу ФСИН в поселке Явас, а затем в одну из подмосковных гражданских клиник. 28 ноября Бахмина родила дочь.

Двойной отказ в УДО подтверждает генеральную линию, исключающую поблажки фигурантам дела ЮКОСа. Однако широкая общественная поддержка Светланы Бахминой заставила власть принять соломоново решение: в обмен на отказ от помилования ей позволили родить «по-человечески» в гражданской клинике. На 24 декабря в Верховном суде Мордовии назначено рассмотрение кассации по поводу решения Зубово-Полянского суда, что сохраняет Бахминой надежду получить УДО.

Дело об ортодоксально-националистическом покушении

16 июня Мосгорсуд вынес оправдательное решение бывшему полковнику ГРУ Владимиру Квачкову и бывшим десантникам Роберту Яшину и Александру Найденову, обвинявшимся в покушении на главу РАО ЕЭС Анатолия Чубайса.

Покушение произошло 17 марта 2005 года в Одинцовском районе Московской области: возле бронированного BMW Чубайса взорвали бомбу, затем кортеж был обстрелян. Никто не пострадал. В тот же день задержан Владимир Квачков, а 20 апреля — его предполагаемые сообщники. По версии следствия, им помогали сын Квачкова Александр и сын экс-главы Госкомпечати Бориса Миронова Иван. Следствие назвало мотивом преступления личную неприязнь полковника ГРУ к Анатолию Чубайсу, но потом решило, что покушение совершено по «ортодоксально-националистическим» причинам. 26 сентября 2005 года следствие было завершено. Обвиняемым инкриминировали ст. 277 («Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля»), ст. 30 в совокупности со ст. 105 («Покушение на убийство»), ст. 222 («Незаконное приобретение оружия»), ст. 223 («Незаконное изготовление взрывчатых веществ») и ст. 167 («Умышленное повреждение имущества») УК РФ. 17 октября 2006 года Московский областной суд начал рассмотрение дела в закрытом режиме. За время процесса была дважды распущена коллегия присяжных, а третья, сформированная в январе 2008 года, 5 июня оправдала обвиняемых. По мнению заседателей, покушение имело место, но подсудимые к нему непричастны. 27 августа Верховный суд отменил оправдательный приговор, так как в ходе процесса были допущены процессуальные нарушения.

Вердикт присяжных был предсказуем: известна нелюбовь общества к Анатолию Чубайсу, как и снисходительность присяжных к обвиняемым военным — бывшим и действующим. Удивительно упорство, с которым прокуроры все-таки пытаются выиграть такие дела, ведь очевидно, что любой новый состав присяжных примет такое же решение. Впрочем, если дело будет переквалифицировано в терроризм или диверсию, у обвинения появится шанс.

Дело о неприязненном отношении к милиции

7 июля Сыктывкарский городской суд приговорил к году лишения свободы условно музыканта Савву Терентьева, оставившего нелестный отзыв о местной милиции в интернет-дневнике.

15 февраля 2007 года Терентьев в одном из сетевых дневников написал, что милицию используют для борьбы с местной оппозиционной прессой. Комментируя тезис «у милиционеров остался менталитет репрессивной дубинки в руках власть имущих», блогер назвал сотрудников правоохранительных органов «быдлом», «гопотой» и призвал ежедневно «сжигать по неверному менту» на центральной городской площади. Все это было написано в частном сетевом дневнике, но прокуроры посчитали, что заявление сделано «публично», с использованием «блога как СМИ». В заключении прокуратуры также сказано, что Савва Терентьев писал «из убеждений, основанных на неприязненном отношении к определенной группе лиц — сотрудникам милиции», причем «с целью публичного призыва граждан к борьбе с данной социальной группой». Его действия квалифицированы по ч. 1 ст. 282 («Возбуждение ненависти либо вражды») УК РФ.

Это первое в России уголовное дело, заведенное за комментарий в частном сетевом дневнике, которое дошло до суда. Дело Саввы Терентьева выделяется еще и тем, что его судили не за ставшее обычным разжигание в интернете национальной розни, а за унижение достоинства милиционеров как социальной группы.

Дело целителя

7 июля Таганский райсуд Москвы вынес приговор по делу «народного целителя и экстрасенса» Григория Грабового, бравшего с граждан деньги за исцеление от болезней и воскрешение умерших родственников. Суд назначил ему 11 лет колонии общего режима за «мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере» (ч. 4 ст. 159 УК РФ).

Григорий Грабовой был задержан в ночь на 6 апреля 2006 года в гостинице «Космос». Основанием стало заявление журналиста Владимира Ворсобина, который заплатил целителю 31 тыс. руб. за оживление его якобы умершего брата, которого на самом деле у него никогда не было. В ходе следствия показания против Грабового дали еще несколько десятков потерпевших, в том числе матери детей, погибших при штурме бесланской школы. Осенью 2005 года экстрасенс на специальной пресс-конференции обещал 15 представителям комитета «Матери Беслана» воскресить их детей. Заявление имело широкий общественный резонанс и даже привело к расколу в комитете, так как некоторые его члены поверили Грабовому. 8 сентября 2006 года прокуратура передала дело в суд. В итоге было доказано 11 эпизодов мошенничества, за которые «целитель» получил 11 лет. 15 октября Мосгорсуд, рассмотрев жалобу защиты, смягчил приговор до 8 лет заключения.

Это первое громкое дело против экстрасенсов, обещающих вернуть близких, приворожить любимого или снять порчу. Сторонники Грабового называли процесс политическим. В марте 2005 года он основал партию ДРУГГ («Добровольные распространители учения Григория Грабового») и объявил о планах стать президентом России. Однако более вероятно, что жесткий приговор вызван тем, что Грабовой просто выбрал неверный объект «целительства»: бесланская тема и для общества, и для руководства страны слишком болезненна.

Дело сенатора и его адвоката

17 июля Мосгорсуд признал бывшего сенатора от Калмыкии Левона Чахмахчяна виновным в мошенничестве.

Бывшего сенатора и двух его сообщников осудили по ч. 4 ст. 159 («Мошенничество, совершенное организованной группой») УК РФ за вымогательство $1,5 млн у главы совета директоров авиакомпании «Трансаэро» Александра Плешакова за сокрытие информации о проверке компании Счетной палатой. 20 ноября Верховный суд РФ переквалифицировал действия Левона Чахмахчяна по ч. 3 ст. 30 и ст. 159 («Покушение на мошенничество») и снизил срок с 9 до 7,5 года. В ходе следствия, начатого в июне 2006 года, адвокат сенатора Борис Кузнецов сфотографировал приложенную к делу секретную справку ФСБ. Из документа следовало, что телефонные переговоры Левона Чахмахчяна прослушивались с 22 мая 2006 года, а Верховный суд дал санкцию на прослушивание только 23 мая. Эту справку в июне 2007 года адвокат отослал по почте в Конституционный суд, приложив ее к жалобе на нарушение неприкосновенности сенатора. Конституционный суд жалобу отклонил, а в ФСБ сочли, что из-за действий адвоката со справкой могло ознакомиться неопределенное число сотрудников суда, не имеющих допуска к секретным материалам. 13 июля прокуратура Москвы возбудила в отношении Бориса Кузнецова уголовное дело по ч. 1 ст. 283 («Разглашение гостайны») УК РФ. В тот же день он покинул Россию, а в феврале 2008 года получил политическое убежище в США. В настоящее время Борис Кузнецов пытается оспорить свое уголовное преследование в Европейском суде по правам человека.

Дело стало прецедентным не только потому, что Левон Чахмахчян оказался первым членом Совета федерации, осужденным за мошенничество. На примере Бориса Кузнецова власть ясно дала понять другим адвокатам: не стоит слишком рьяно защищать подопечных.

Дело о 50-миллионном залоге

2 октября Верховный суд освободил под залог главного фигуранта дела о незаконной скупке земель в Рузском районе Подмосковья — главу группы компаний «Вашъ финансовый попечитель» (ВФП) Василия Бойко. 8 декабря Мосгорсуд вынес аналогичное решение в отношении бывшего вице-президента НК ЮКОС Василия Алексаняна, обвиняемого в хищении имущества «Томскнефти». Сумма залога для обоих составила 50 млн. руб.

Василий Бойко был задержан 15 февраля 2007 года. Следственный комитет при МВД предъявил ему обвинения по ст. 159 («Мошенничество») и ст. 174.1 («Легализация денежных средств») УК РФ. По версии СК, в 2002-2003 годах глава ВФП вместе с сообщниками подделал документы и незаконно завладел 35,6 тыс. га земель в колхозе имени Доватора стоимостью 1,35 млрд руб. Бойко провел в СИЗО «Матросская Тишина» 20 месяцев, в течение которых суд неоднократно продлевал его содержание под стражей.

Василий Алексанян был задержан в Москве 31 марта 2006 года и обвинен по ст. 161 («Присвоение или растрата») и ст. 174.1 УК РФ. По версии следствия, в 1998-1999 годах он участвовал в хищении имущества ОАО «Восточная нефтяная компания» и ОАО «Томскнефть» на сумму 12 млрд руб. и легализации похищенного. В СИЗО у него были выявлены серьезные заболевания — СПИД, рак лимфатической системы, туберкулез. 6 февраля 2008 года Симоновский суд Москвы приостановил производство по делу, обвиняемому дали возможность под стражей проходить лечение в больнице. Тем не менее в июле и октябре суд отклонил ходатайства адвокатов об изменении меры пресечения на основании неизлечимых болезней подсудимого. В декабре Мосгорсуд по жалобе защиты принял решение о залоге, однако родственникам пока не удалось собрать требуемую сумму.

Размер залога 50 млн. руб. ($1,8 млн.) для российского судопроизводства беспрецедентен. Тем не менее в США, где залоговая практика чрезвычайно распространена, встречаются суммы и на порядок больше. Так, глава брокерской фирмы Refco Филипп Беннет, в 2005 году обвиненный в мошенничестве на сумму $430 млн., на время следствия был освобожден под залог $50 млн. Позже его приговорили к 16 годам тюрьмы.

Дело об убийстве заместителя главы Центробанка

13 ноября Мосгорсуд признал бывшего председателя правления ВИП-банка Алексея Френкеля и еще шестерых фигурантов виновными в организации и осуществлении убийства первого заместителя председателя ЦБ Андрея Козлова. Банкир по ч. 2 ст. 105 («Организация убийства в составе организованной группы») УК РФ получил 19 лет колонии строгого режима, а его сообщники — от 6 лет до пожизненного заключения.

Покушение на Андрея Козлова было совершено в Москве 13 сентября 2006 года. Двое убийц поджидали его у спорткомплекса «Спартак» и открыли огонь, когда чиновник вместе с водителем вышли из здания. Водитель погиб на месте, а Андрей Козлов, получивший два пулевых ранения в голову, скончался в реанимации на следующий день в 5.30. 16 октября 2006 года Генпрокуратура сообщила о задержании предполагаемых исполнителей убийства, а 5 декабря генпрокурор Юрий Чайка объявил о раскрытии преступления. Через задержанных месяцем позже посредников следователи вышли на предполагаемого заказчика — банкира Алексея Френкеля. 11 января 2007 года он был задержан. По версии следствия, мотивом убийства стала месть: в июне 2006 года первый заместитель председателя ЦБ принял решение об отзыве лицензии у ВИП-банка. 5 февраля 2008 года начался процесс, который по требованию Френкеля и других подсудимых проходил с участием присяжных. Суд запомнился рядом скандалов, в частности открытыми письмами Френкеля в СМИ о злоупотреблениях в ЦБ и выводом из коллегии четверых присяжных. 28 октября 2008 года заседатели вынесли обвинительный вердикт.

В отличие от других громких убийств последних лет убийство Андрея Козлова было раскрыто по горячим следам. С момента преступления до объявления генпрокурора о его раскрытии прошло всего 83 дня. Удивительно и другое — нетипичная для России мягкость судьи, назначившего Френкелю 19-летний срок, при том что обвинение просило пожизненный срок.

Дело непоследовательного судьи

19 ноября судья Московского окружного военного суда Евгений Зубов вынес решение о закрытии для публики процесса по делу об убийстве Анны Политковской, который сам же сделал открытым двумя днями ранее. 25 ноября, после разразившегося скандала, он вновь изменил решение.

Напомним, обозреватель «Новой газеты» была застрелена 7 октября 2006 года. Обвинения предъявлены уроженцам Чечни братьям Джабраилу и Ибрагиму Махмудовым (предполагаемые соучастники), а также бывшему сотруднику РУБОПа Сергею Хаджикурбанову (организатор). Убийцей считается третий брат Махмудовых Рустам, находящийся в розыске. 17 ноября на предварительном заседании судья Зубов отверг просьбу обвинения о проведении процесса в закрытом режиме, так как в деле имеются материалы с грифом «Секретно». На открытых слушаниях настаивали представители семьи убитой и адвокаты обвиняемых, считающие, что в закрытом режиме следствию проще скрыть свои просчеты. Однако уже на десятой минуте первого заседания Евгений Зубов сделал неожиданное заявление: «Коллегия присяжных заседателей отказывается выходить в зал суда в присутствии прессы. В связи с этим дальнейшее рассмотрение уголовного дела будет проходить в закрытом режиме». На следующий день выяснилось, что никто из присяжных на самом деле не выступал против присутствия прессы в зале. Об этом СМИ сообщил один из заседателей — Евгений Колесов. На разразившийся скандал отреагировал Верховный суд России, заявивший, что проверит законность решения судьи Зубова. В результате 25 ноября судья отменил спорное решение и удовлетворил самоотвод присяжного Колесова. Процесс продолжается.

Согласно ст. 214 УПК РФ, основанием для закрытия суда могла быть только необходимость обеспечить безопасность участников процесса, а судья обязан указывать «конкретные, фактические обстоятельства» принятия своего решения. Однако прецедентность решений Евгения Зубова не в том, что они не всегда явно согласуются с нормами законодательства, а в том, что они показали, как быстро по тем или иным причинам судья может изменить мнение.

Оригинал материала

«Коммерсант» от origindate::31.12.08